Уроки Торы II

Уроки Торы II. Цав

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

 

Жертва всесожжения должна находиться на огне жертвенника всю ночь, до утра.

Ваикро, 6:2

 

Из этого следует, что тук (жир) и конечности могут гореть всю ночь.

Раши

 

Хотя священникам полагалось совершать всесожжение днем (это время считалось более подходящим), они могли совершить его и ночью во исполнение заповеди «Да не останется жир праздничной жертвы Моей до утра» (Шмойс, 23:18).

Рамбан говорит, что приношение жертвы на алтарь позволяло грешнику искупить вину: человек понимает, что все, происходящее с животным, должно происходить с ним, если бы Б‑г в своей доброте не позволил совершитьэту замену.

Отсюда следует, что все составляющие жертвоприношения, включая сжигание жира и конечностей, имеют аналогии в нашей духовной жизни.

 

Cжигание тука

Сжигание тука — «приятное благоухание». Сказано: «Весь жир приноси Б‑гу» (Ваикро, 3:16) — все, доставляющее удовольствие еврею, пусть он «передаст» Б‑гу (то есть примет, благословляя Его).

Поэтому основная цель сжигания жира достигается днем. «День» и «ночь» символизируют духовные состояния человека: днем наша душа сияет в теле, ночью же мы лишены духовного света.

«Человек дня» общается с Б‑гом не только когда изучает Тору или исполняет заповеди, он общается с Ним целый день, даже занимаясь вполне мирскими делами. Ибо этот человек чувствителен к Б‑жественному, пронизывающему весь мир. Таким образом, он может служить Б‑гу, даже занимаясь мирскими делами, — «Во всех путях твоих познавай Его» (Мишлей, 3:6).

У «человека ночи» нет этой духовной чувствительности и внутреннего света. И, занимаясь мирскими делами, он должен прилагать усилия, чтобы совершать их «во имя Небес», а не ради личного удовольствия. Само собой разумеется, в отличие от «человека дня», «человек ночи» не поднимает свои мирские деяния до уровня святости.

Более того, «человек ночи» должен быть начеку, даже занимаясь изучением Торы и исполняя заповеди. Тора сокрыта в интеллекте, а заповеди олицетворяют мир физический, поэтому человек без духовного света должен усердно трудиться, чтобы изучать Тору действительно ради изучения Торы, а не ради связанного с этим процессом интеллектуального удовольствия. То же относится и к исполнению заповеди.

Таким образом, любой человек как бы приносит в жертву Б‑гу свои удовольствия, но «человек дня» делает это позитивно — с радостью посвящая Б‑гу и все свои мирские дела. А «люди ночи» не могут сказать, что их удовольствия связаны исключительно с Б‑гом. В своей духовной борьбе они подавляют низменные инстинкты, по крайней мере следя за тем, чтобы все их дела делались «во имя Небес». Таким образом, в первую очередь они нацелены на отрицание и подавление зла.

Поэтому «приношение тука Б‑гу» — когда удовольствия «передают» Ему во имя святости — достигается людьми «дня», а сжигание тука ночью отражает предвосхищение греха путем отрицания и подавления зла.

Если душа не обременена телом, ее духовная работа несомненно выше, но и обычная душа в своих попытках возвысить тело и весь мир содержит элементы, отражающие самые высокие ее проявления.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Недельная глава «Итро». Благодарить, не задумываясь

Противоядие от зависти — чувство благодарности. «Кто богат?» — спросил Бен‑Зома и сам же ответил: «Тот, кто радуется тому, что имеет». Есть прекрасная еврейская практика, которая при ежедневном применении кардинально меняет жизнь человека. Первые слова, которые мы произносим, проснувшись утром, — «модэ ани лефанеха»: «Благодарю Тебя, Царь живой и вечный». Мы благодарим, не задумываясь.

Ту Би-Шват – новый год деревьев

Что общего между человеком и деревом, если Тора приравнивает их друг к другу? Прежде всего, заметим, что не только тогда, когда нам хочется съесть плод дерева, мы вспоминаем, откуда он взялся, где вырос. Есть в году особый день: пятнадцатый день месяца шват, Новый год, Рош а-Шана деревьев. То, что у деревьев, как и у людей, есть Рош а-Шана, еще более укрепляет их дружбу. Так почему же все-таки Тора говорит, что «человек – это дерево»?

Благословение и мир

Тора однозначно запрещает увечить принадлежащее Б‑гу, ибо наше тело, в не меньшей степени, чем душа, вверяется нам Творцом, с тем чтобы мы обращались с ним в высшей степени бережно и сделали для этого все от нас зависящее... В исключительных случаях, лишь подтверждающих правило, внешнее вмешательство может быть разрешено в связи с особыми причинами, но даже тогда с телом умершего должно обращаться уважительно, дабы ни в коем случае не умалить его святости как собственности Всевышнего.