Уроки Торы II

Уроки Торы II. Тэцаве

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

Светильник, горящий постоянно

И ты повели сынам Израиля,
и они доставят тебе чистое оливковое масло, выжатое из маслин, для освещения — чтобы зажигать светильник, горящий постоянно.

Шмойс, 27:20

 

Главы Торы Трума и Тэцаве практически целиком посвящены заповеди, выраженной в этом стихе, заповеди о строительстве Мишкана. В этих главах подробно описывается устройство Мишкана, каждая из его деталей, утварь, одежды служителей, рассказывается о порядке их службы.

Объясняя Моше, каким должен быть Мишкан, Всевышний показывал ему образы его деталей и предметов. «Смотри и сделай все предметы по тому образу их, который явлен тебе на горе», — говорит Всевышний (Шмойс, 25:40). Впоследствии, повторяя эти объяснения мастерам, изготовлявшим Мишкан, Моше основывался на образах, запечатленных в его памяти.

Одним из сооружений, находившихся в Эйхале, — зале Мишкана, соседствовавшем со Святая Святых, был храмовый светильник — Менора. Начав говорить о его устройстве в главе Трума, в Тэцаве Тора завершает разговор о Меноре описанием масла, необходимого для его возжигания, и рассказом о порядке возжигания светильника.

Устройство Меноры настолько сложно, что Рамбам, рассказывая о законах ее изготовления в своем труде «Яд а‑Хазока», вынужден против обыкновения привести рисунок, позволяющий свести воедино многочисленные детали, приведенные в соответствующей главе его книги. Кроме того что устройство Меноры было сложным само по себе, она должна была быть изготовлена из цельного куска золота: «И пусть она будет выкована из цельного слитка» (там же, 24:31; 25:36). Делать менору «сборной» не разрешалось.

Мидраш рассказывает, что, услышав от Всевышнего описание Меноры (и рассмотрев, как уже говорилось, показанный ему образ светильника), Моше тем не менее выказал непонимание, как ее изготовлять. На первый взгляд, это и неудивительно.

С другой стороны, как известно, Моше обладал чрезвычайно высокими интеллектуальными способностями. Мало того: он был пророком, и свое знание об устройстве Меноры (как и знание о других деталях Мишкана) получил непосредственно от Всевышнего. Да и кроме Меноры в Мишкане должно было быть достаточно других деталей, изготовление которых было далеко не простым делом.

Так или иначе, Всевышний признал за Моше «право не понимать», как должна быть изготовлена Менора, и сказал ему: «Возьми кикар золота и брось его в огонь. Остальное сделаю Я». Так Моше и поступил: взяв необходимое количество золота, бросил его в огонь, и из огня была извлечена готовая Менора. Она и была впоследствии установлена в Мишкане.

Почему же именно изготовление Меноры вызвало затруднение у Моше?

Осуществление двух вещей

Это станет понятным, если объяснить внутреннее содержание Мишкана и его утвари не подетально, но более обще.

Когда Тора в начале главы Трумо начинает тему изготовления Мишкана и утвари, находившейся в нем, она открывает свой рассказ общим вступлением: «Скажи сынам Израиля, пусть возьмут… для Меня» (Шмойс, 25:2).

Здесь необходимо отметить два указания:

а) «Скажи сынам Израиля»;

б) «пусть возьмут … для Меня».

Исполнив их, можно было приступать к изготовлению Мишкана.

Б‑жественность в материальности

Мишкан был изготовлен из материальных вещей: золота, серебра, меди и тому подобного. То есть из материальных вещей было создано жилище и Святилище для Всевышнего.

Напрашивается вопрос: каким образом возможно изготовление Святилища из материального? На первый взгляд, с большой степенью вероятности его можно «соорудить» из изучения Торы, молитвы и тому подобного, но как сделать его из материального?

Это становится непонятным в еще большей степени при том, что, как известно, Б‑жественность, раскрывавшаяся в Святилище, относилась к чрезвычайно высокому аспекту — еще более высокому, нежели свет, раскрывающийся в мирах, даже в мирах высших, поскольку в них присутствует только «отблеск Б‑жественности». В Святилище же происходило привлечение самой Сущности Его, Святого, благословен Он. Там Всевышний раскрывался «в своей славе и своей Сущности».

«Самый низ и самый верх»

Итак, основное раскрытие Сущности Б‑га происходило в Святилище, в Святая Святых — самом святом из помещений Мишкана, где хранились скрижали Завета. И оно, это раскрытие Сущности, происходило таким образом, что фиксировалось материальным зрением. В частности, это проявлялось в том, что «место Скинии со скрижалями Завета не входило в площадь Святая Святых», и причиной тому могла быть лишь Сущность Благословенного.

В Святая Святых — небольшом помещении Мишкана, где Всевышний раскрывался Моше и говорил с ним, с пространством и временем происходили странные вещи. Так, например, несмотря на то что Скиния со скрижалями Завета имела строго оговоренные в Торе размеры, в пространстве Святая Святых она не занимала места. Сумма расстояний от левой стены Святая Святых до левой стенки Скинии и от правой стенки Скинии до правой стены Святая Святых равнялась ширине помещения Святая Святых.

Как известно, существуют аспекты Б‑жественности, «одевающиеся» в материальную природу, материальные вещи; аспекты Б‑жественности осуществляющие, то есть дающие жизнь мирам; есть Б‑жественность, которая выше осуществления миров. Впрочем, существует аспект и еще более высокий, описываемый как «Делающий невозможным невозможное».

Некоторые из еврейских философов объясняли это определение таким образом: «Существование в природе самого понятия “невозможности” происходит согласно уставу, заложенному Творцом». И истина заключается в том, что, как объясняется (в особенности в хасидизме), Всевышний является тем, кто делает невозможным невозможное. В Святая Святых раскрывался и этот аспект Б‑жественности: само пространство — в состоянии выше пространства, неограниченном пространством, и есть невозможность невозможного.

Благодаря этому феномену все молитвы проходят через Святая Святых — «это — врата небес». Потому и сказано: «И будут молиться Тебе в направлении земли их». Евреи, живущие во всех странах, молятся, вставая лицом в направлении Земли Израиля, а находясь в пределах Земли Израиля — в направлении Храма, а в Храме — в направлении Святая Святых. Причина этого в том, что в молитвах евреи просят Всевышнего о своих человеческих нуждах, большинство из которых — нужды материальные, в сравнении с реальностью Всевышнего не имеющие никакой значимости. Однако в Святая Святых, где раскрывается Его Сущность, «Делающий невозможное невозможным» соединяет воедино «самый низ и самый верх».

Парадокс

И тем более становится непонятным, каким образом из материальных предметов можно изготовить «сосуд» для святости столь высокой, которая выше святости, раскрывающейся в высших мирах.

Это, собственно, и вызвало удивление царя Шломо, построившего Храм и сказавшего: «Небеса и Небеса небес не вместят Тебя! Как же дом этот?!» «Небеса» и «Небеса небес» — высочайшие уровни Б‑жественности. Что они представляют собой, детально объясняется в хасидизме, и при всем этом они не могут являться «сосудами» для Сущности Б‑га. Каким же образом может дом, построенный из материальных вещей, являться «сосудом» для Сущности Бесконечного, благословен Он?

Раскрыть то, что сокрыто

Чтобы сделать это понятным, Тора говорит:

а) «Скажи сынам Израиля»;

б) «пусть возьмут… для Меня труму (приношение)».

Вторую часть стиха «возьмут… для Меня труму» Тания, опираясь на Зогар, объясняет следующим образом. «Почему сказано, “труму”? На первый взгляд, необходимо было сказать “и труму”?» И отвечает: «Потому, что они (Сущность и трума) — те вещества, из которых был создан Храм, находятся в полном единстве!»

Это нуждается в некотором объяснении.

Слова «возьмут для Меня труму» можно было бы перевести и как «возьмут Меня — труму». Книга Зогар, в которой раскрывается наиболее глубинный смысл слов Торы, исходит именно из такого понимания приведенных слов: Всевышний приказывает евреям взять Его Самого. Исходя из такого понимания, следовало бы написать: «возьмут Меня и труму». Тора же говорит «Меня — труму», поскольку трума — материальные предметы, служившие материалом для строительства Мишкана, и сам Всевышний — «Меня» — Сущность Всевышнего (не определимая ничем, кроме местоимений: Он — просто Он, такой, как Он есть) — представляют полное единство.

Все 15 материалов, которые должны были быть пожертвованы для строительства Мишкана, несмотря на свою материальность находятся в полном единстве с «Меня» (Сущностью Всевышнего), поскольку осуществление материальности имеет своим источником именно Сущность Б‑га (только это находится в сокрытии).

Потому и возможно изготовление Святилища из материальных веществ, что необходимо лишь раскрыть в материальности то, что в ней сокрыто.

Также сказано: «Скажи сынам Израиля». На самом деле, «все едино», и необходимо лишь это раскрыть, однако сама по себе эта вещь — раскрытие Сущности, заключенной в материальных предметах, — может быть реально осуществлена лишь душами Израиля, поскольку в них одних Сущность Б‑га находится в раскрытии. И именно им Он как бы «отдал Себя», чтобы они были способны «взять Его».

Кто делает Менору

С этой точки зрения непонимание Моше, связанное с изготовлением Меноры, становится понятным.

Менора должна была быть изготовлена из золота, а функцией ее было освещать тьму таким образом, чтобы Менора служила «свидетельством для приходящих в мир, что Шхина почиет в народе Израиля». Непонятным для Моше было то, каким образом предмет, способный осуществлять такую функцию, можно изготовить из золота — материальности.

Ответил ему Святой, благословен Он: «Да, действительно, человек не способен сделать это, способен один лишь Всевышний. Человеку же необходимо просто взять золото и бросить его в огонь, а когда человек кидает золото в огонь, Всевышний делает из него Менору, которая будет светить в Мишкане!»

Огонь сердца

Уже много раз говорилось о том, что разрушен был только материальный Храм, построенный из дерева, камней и других материальных вещей. А Храм, находящийся внутри каждого из евреев, глубоко в сердце его, как сказано: «И поселюсь я внутри вас», — вечно остается сохранным, во все времена, в каком бы состоянии евреи ни находились.

Когда еврей из всех предметов, имеющих к нему отношение, делает Храм Всевышнему, Б‑г говорит ему: Менору сделай из золота, то есть из принадлежащей еврею отборной материальности.

Всевышний говорит ему: «Мне недостаточно твоей Торы, твоей молитвы, всех твоих заповедей. Я требую от тебя, чтобы также из материальности, которая принадлежит тебе, сделал бы ты Храм! Сам ты не сможешь достигнуть этого, — говорит Всевышний. — Это сделаю Я Сам. Тебе надлежит лишь бросить золото в огонь, что горит в твоем сердце, поскольку в сердце каждого еврея горит огонь, всем пламенем своим устремляющийся к Всевышнему. А когда бросишь ты золото в огонь, Я сделаю из него Храм, и более того, этот Храм даст свет всему миру и станет свидетельством тому, что Шхина почиет в тебе!»

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Недельная глава «Хукат». Коэлет, Толстой и рыжая корова

Чтобы победить скверну соприкосновения со смертью, должен существовать обряд, который был бы выше рационального знания. Для этого и нужен обряд с рыжей коровой, при котором смерть растворяется в воде жизни, а те, кого окропляют этой водой, вновь очищаются, чтобы они могли войти на территорию Шхины и заново соприкоснуться с вечностью.

Дружеский визит… в Спарту

Могущественный Рим получил подтверждение о верности иудейского народа со стороны самого надежного из своих союзников в Греции — маленькой, но гордой Спарты, что, безусловно, явилось положительным моментом для молодого еврейского государства. Что касается удивительного письма спартанского царя Арея первосвященнику Онии, то, вероятно, оно было создано в недрах «канцелярии» иудейского правителя Ионатана Хасмонея.