Уроки Торы II

Уроки Торы II. Шмойс

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

Я — Сущий

Я — сущий, который пребывает вечно!

Шмойс, 3:14

 

Я с тобой в твоей нынешней беде и буду с тобой в твоих будущих ссылках и преследованиях.

Раши, там же

 

Когда Б‑г явил себя Моше в горящем кусте ежевики и поручил ему вывести народ Израиля из Египта, Моше сказал Всесильному: «Вот приду я к сынам Израиля и скажу им: «Всесильный Б‑г ваших отцов послал меня к вам, а они спросят меня: как его имя? — что я тогда скажу им?» (Шмойс, 3:13).

И ответил Б‑г Моше: «Я — сущий, который пребывает вечно!.. Так скажи сынам Израиля — Вечносущий послал меня к вам» (Шмойс, 3:14).

Анонимный Б‑г?

Чтобы назвать какое‑то явление, его нужно описать и определить. Как же может быть назван Б‑г, бесконечный и неопределяемый? Действительно, у Б‑га нет имени, а есть только названия, характеризующие различные оттенки «поведения», которые можно отнести к Его влиянию на наши жизни. Как рассказывает Мидраш, Б‑г сказал Моше: «Ты хочешь знать Мое имя? Меня называют по делам Моим. Меня можно называть Э‑л Ша‑дай или Це‑вокойс, или Элойким, или А‑ва‑йя. Когда я сужу творения Мои, меня называют Элойким. Когда развязываю войну против злодеев, Меня зовут Цевокойс. Когда мирюсь с грехами людскими, Меня зовут Э‑л Ша‑дай. Когда сочувствую Моему миру, Меня зовут А‑ва‑йя…» (Шмойс Раба, 3:6).

В вопросе, который Моше ожидал услышать от сынов Израиля, заключено весьма глубокое значение. «Как Его зовут? — они не могли не спросить. — С каким поведением Б‑га в данном случае мы имеем дело? Ты говоришь, что Б‑г увидел “бедствие народа Моего, который в Египте, и услышал вопль его… познал… боль его” (Шмойс, 3:7), и поэтому послал тебя вызволить нас. Но где же Он был до сих пор? Где Он был восемьдесят шесть лет, когда мы страдали под кнутом погонялы, когда детей вырывали у матерей и бросали в Нил? Когда фараон купался в крови еврейских детей? Какое имя Его теперь, спустя восемьдесят шесть лет после того, как Он был “без имени” и стоял в стороне от наших невзгод?»

Б‑гово, но не святое

Как объясняется выше, каждое из Б‑жественных «имен» описывает разное отношение Б‑га к Его творению: «Элойким характеризует Б‑га в справедливости, А‑ва‑йя — в Его сочувствии и так далее. “Э‑хье” (“Я — вечносущий”) — имя, которым Б‑г определяет Себя в разговоре с Моше, передавая мысль о вечном бытии и существовании».

Отсюда вопрос: должно ли имя «Э‑хье» находиться в ряду «семи святых имен Б‑га»? Закон Торы запрещает стирать или устранять имя Б‑га, потому что сами чернила и бумага (или другие средства передачи) уже вобрали в себя святость, представив Его имя или что‑то, имеющее отношение к Б‑жественному. Есть много «имен» и «описаний», которые характеризуют многограннейшее участие Б‑га в Его творении. Есть семь основных Б‑жественных имен, сопряженных с самыми жесткими положениями закона Торы. Однако при том, что Э‑хье считается наиболее возвышенным из Б‑жественных имен, оно не включено в некоторые версии списка из семи имен, приведенного в Талмуде.

Чтобы понять этот парадокс, необходимо уяснить значение термина «святость». Что нужно, чтобы обрести святость? «Святой» означает «превосходящий» и «обособленный». Б‑г свят, ибо Он превосходит нашу земную реальность. Суббота — святой день, потому что в этот день люди отходят от мирского. Свиток Торы свят, потому что это предмет, материальное состояние которого превосходит себя, дабы служить Б‑гу.

Это применимо и к семи святым Б‑жественным именам: каждое описывает Б‑жественную деятельность, выходящую за пределы мирских норм. Это Б‑жественное вторжение в реальность — Б‑г как владыка, Б‑г как судья, Б‑г как кормилец, Б‑г как спаситель и так далее. С другой стороны, Э‑хье описывает Б‑га как существо — саму суть реальности. Э‑хье выше святости: если святость — это черта превосходства Б‑га, то сущность Его превосходит и саму святость. Этот элемент Б‑жественной реальности проникает во все сущее и при этом превосходит его. Таким образом, данное определение относится ко всему — как к «святому», так и к «мирскому».

(Тем не менее, Э‑хье — это имя, модель поведения Б‑га. Сам феномен «существования» неотделим от Его творения, а Б‑г, естественно, не может определяться тем, что Он сам создал. В конечном счете Б‑га можно охарактеризовать как «сущее» или «существующее», только если мы говорим о Нем как о «кормильце» или «владыке»: это всего лишь «имена», описывающие не Его суть, но некое восприятие Его нами с Его позволения, что определенным образом влияет на нашу действительность.)

Ответ

Вот каков был ответ Б‑га на вопрос людей: «Как Его имя?»

«Скажи детям Израиля, — сказал Б‑г Моше, — что Мое имя Эхье. Где Я был все эти годы? С вами. Я — суть, я — сущее, я — реальность. Я — в стоне избитого раба, в плаче скорбящей матери, в пролитой крови убитого ребенка. Некоторые вещи, даже если они чрезвычайно болезненны и непостижимы, должны происходить, чтобы происходило и нечто бесконечно большее и радостное. Но Я не с далеких небес управляю всем этим, “святой” и далекий от вашей сущей боли. Я с вами, с вами вместе Я страдаю и молюсь за ваше спасение.

Вы не видите Меня не потому, что Я эфемерен, а потому, что Я более чем реален».

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Стремясь истребить двусмысленность, Талмуд переводит невидимое в видимое

Согласно рабби Йоханану, виноградины и сок — это разные сущности, а значит, сок нечистого винограда сам по себе чист. Но погодите, возражает Гемара, даже если сок изначально чист, в процессе выжимания его из винограда он неизбежно придет в соприкосновение со шкуркой виноградин, которая нечиста, и приобретет нечистоту! Но рабби Йоханан знает, как обойти эту проблему.