Уроки Торы II

Уроки Торы II. Микейц

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

Склонившиеся пастухи

Йосеф же был правителем страны, сам продавал хлеб всему народу страны. И пришли братья Йосефа и поклонились перед ним до земли… И вспомнил Йосеф сны,
которые снились ему о них…

Брейшис, 42:6, 9

 

За двадцать лет до описываемого дня Йосеф видел два сна, в которых было предсказано то, что теперь сбылось уже наполовину. В первом сне ему снилось: «Вот мы вяжем снопы посреди поля, и вот поднялся мой сноп и стал, и вот кругом стали ваши снопы и поклонились моему снопу» (Брейшис, 37:7). Во втором же сне Йосеф видел: «вот солнце и луна и одиннадцать звезд кланяются мне» (37:9).

Братья, которые и так ревновали Йосефа за то, что отец любит его более других своих сыновей, «еще более возненавидели его за сны и за речи его» (37:8). Яаков же «сохранил в сердце эти слова» (37:11) и «ждал исполнения их и предвкушал это» (Раши).

Но чтобы исполнились те сны, Яакову пришлось двадцать лет оплакивать потерю своего возлюбленного сына, Йосефу — пройти через рабство и узилище, а его братьям — пережить муки раскаянья. Двадцать исполненных боли лет протекли, прежде чем сыновья Яакова простерлись перед наместником Египта, который, не узнанный ими, и был тем самым «сновидцем», которого они продали в рабство. Почему все же настолько важно было, чтобы братья простерлись перед Йосефом? И почему Яаков ждал исполнения тех снов и предвкушал это несмотря на то что осознавал (см. Раши, 37:10): его ожидание лишь провоцирует вражду среди детей?

Новый тип еврея

Авраам, Ицхак и Яаков были пастухами, так же, как пастухами были и сыновья Яакова (ср. Брейшис, 46:34). Они выбрали это призвание, ибо полагали, что пастушья жизнь — жизнь в уединении, в слиянии с природой, вдали от суеты и шума городской толчеи, — наиболее плодотворна для их духовных поисков. Когда они пасли овец в долинах и на холмах Кнаана, они могли, презрев мирские заботы, предаваться размышлениям о величии Творца и служении Ему — предаваться с ясностью в душе и покоем в сердце.

Йосеф же отличался от них. Он был человеком мирским, «человеком преуспевающим» (иш мацлиах — Брейшис, 39:2) в том, что касается торговли и политики. Проданный в рабство, он вскоре сделался главным управляющим, тем, кто ведает всеми делами своего хозяина. Брошенный в тюрьму, он вскоре становится одним из тех, кто принадлежит к верхушке тюремной администрации. А покидает тюрьму он, чтобы стать наместником Египта, вторым после фараона человеком в самой могущественной стране на земле и единственным поставщиком продуктов для целого региона.

Однако ничто из всего, что пришлось ему претерпеть, не изменило его. Он остался все тем же праведным Йосефом, что изучал Тору у ног своего отца (Раши, Брейшис, 47:31). Раб, узник, правитель миллионов, человек, распоряжающийся богатством целой империи, — все это не имело значения: по улицам развращенного Египта ходил тот же Йосеф, что размышлял о Б‑ге на холмах и в долинах кнаанских. Его духовность, мораль — они росли изнутри и совершенно не зависели ни от общества, ни от среды, ни от того, чем ему приходилось заниматься, хотя эти занятия требовали круглосуточной сосредоточенности именно на них.

Конфликт Йосефа с братьями — куда глубже, чем просто зависть к цветным одеждам брата или большей доле отцовского внимания, достающейся ему. То был конфликт между духовной традицией и новой светскостью; между сообществом пастухов и политиком. Братья не могли принять саму возможность того, что человек совершенно мирского образа жизни способен не поддаться материальным благам, может, оставаясь в единении с Б‑гом, жить во дворцах языческого Египта. (Тот факт, что «узнал Йосеф братьев своих, а они не узнали его» [Брейшис, 42:8], имеет глубокое значение. Сыновья Яакова были не способны признать «брата» [того, кто равен им духовно] в человеке, столь погруженном в материальные заботы мира).

В течение двухсот лет пастушеская жизнь давала преимущество исповедовавшим духовность. Но Яаков знал: если его потомкам предначертано пережить египетский голус (изгнание), так же как тысячелетие вавилонского, греческого, римского, восточного, западного, экономического, религиозного и культурного голуса, уготованного для них историей — они должны склониться перед тем кредо, в котором предстает Йосеф. Если детям Израиля суждено пройти через все социальные потрясения четырех тысяч лет и остаться народом Б‑га, они должны подчиниться Йосефу.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Всё в руках Небес

Все произойдет в должное время — при условии, что Вы примете к своему сведению высказывание рабби Шнеура‑Залмана из Ляд, которое повторил мой достопочтимый тесть и учитель рабби Йосеф‑Ицхак Шнеерсон, — что Святой, благословен Он, дарует евреям материальные блага, с тем чтобы те преобразовали их в блага духовные.

На их плечах: Дина Фридман

Я была в какой‑то семье на Хануку, была восьмая свеча, и там мы с Зямой встретились. Он был из ортодоксальной хабадской семьи, но на фронте во время войны уже соблюдать нельзя было. Я ему сказала: «Если ты хочешь, чтобы у нас была религиозная семья, я думаю, ты должен стать религиозным. А если ты не хочешь, значит, мы с тобой разойдемся. Я не могу выйти замуж за человека несоблюдающего». И он согласился.

Недельная глава «Мецора». Существует ли лашон тов, то есть доброречие?

На взгляд Рамбама, доброречие предписано заповедью «люби ближнего, как самого себя». Согласно «Авот», это один из способов «воспитать многих учеников». Созидательная мощь лашон тов колоссальна — она ничуть не уступает разрушительной мощи лашон а‑ра! Видеть хорошие стороны людей и говорить им об этом — способ помочь их достоинствам реализоваться, выпестовать личностный рост ближних.