Уроки Торы II

Уроки Торы II. Лаг ба‑омер

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

24 000 + 1

У одного мудреца было 24000 учеников. Он учил их любви, но любовь их была слишком совершенной, чересчур истинной… Так что они умерли, и смерть их повлекла за собой период траура, по сей день отмечаемый и омрачающий наш календарь.

Был у этого мудреца еще ученик, который всю свою жизнь, всю без остатка, до единой минуты, посвятил поиску истины. И эта истина позволила ему истинно любить. Он тоже ушел из этого мира, а годовщина его ухода доныне отмечается как день радости и праздника.

Такова вкратце история Лаг ба‑омера — история рабби Акивы и его великого ученика рабби Шимона бар Йохая.

Праздник в честь смерти

Семинедельный период между Пейсахом и Швуэсом — время ожидания, подготовки и самоочищения. Каждый день, ведя счет омера, мы словно проходим путь, проделанный нашими предками с момента Исхода из Египта и до прихода к горе Синай, с момента, когда они там впервые мельком увидели лицо Б‑га, вплоть до той самой минуты, когда Б‑г назвал их своим избранным народом и передал Тору.

Это же время — и время печали. В этот период не заключают браков, как оплакивающие тяжелую утрату мы не стрижем волос, не наслаждаемся звуками музыки: ведь в этот период 24000 учеников рабби Акивы умерли от чумы — то было карой Небес за то, что они не уважали друг друга.

В эти недели скорби только один день стоит особняком — эдаким островком радости: Лаг ба‑омер, 33‑й день отсчета омера. Законы и традиции, запрещающие радоваться в период омера, в этот день недействительны — детей вывозят на веселые пикники, а сам день отмечается как праздник.

Для радости здесь две причины. Во‑первых, чума, поразившая учеников рабби Акивы, именно в этот день временно прекратилась. Вторая причина — в этот день отмечается годовщина ухода из жизни величайшего из учеников рабби Акивы — рабби Шимона бар Йохая. Перед смертью (умер он не от чумы, много лет спустя после той эпидемии) рабби Шимон назвал день своего ухода «днем моего счастья» и завещал ежегодно отмечать его в радости.

Любовь и истина

Почему же уход остальных учеников рабби Акивы — траур и национальная трагедия, а уход рабби Шимона бар Йохая отмечается радостно? В один и тот же день мы празднуем конец эпидемии, унесшей жизни учеников рабби Акивы, и смерть величайшего из его учеников! Чтобы понять значение этих двух событий, прежде всего необходимо исследовать корни «неуважения», которое обернулось для учеников рабби Акивы эпидемией чумы.

Рабби Акива учил: «”Люби ближнего своего, как самого себя” (Ваикро, 19:18) — это фундаментальный принцип Торы». Действительно, это самое знаменитое из его учений. Казалось бы, его ученики должны были cтать выдающимися проповедниками этого принципа. Но как же могло случиться, что соответствовать этому принципу именно они и не смогли?

Их ошибка, как уже говорилось в комментарии к главе Кдойшим, заключалась как раз в той тщательности и педантичности, с какой они пытались воплотить в жизнь этот священный принцип — каждый в силу особенностей своего оригинального индивидуального восприятия учения рабби Акивы видел свой нюанс истины, недоступный другим, и считал свое понимание и видение принципа «люби ближнего…» единственно верным. Если бы ученики рабби Акивы любили друг друга меньше, ничего столь страшного, как эпидемия чумы, унесшая их жизни, не случилось бы. Но каждый ученик любил остальных, как себя самого, и считал необходимым исправить «ошибочное» мышление остальных, просветить их относительно истинного смысла слов учителя. И они не могли выказывать лицемерное «уважение» к взглядам друг друга все по той же причине — ибо искренне считали, что другие чего‑то недопонимают, хоть в малой степени.

Итак, чем более велик человек, тем более высоки предъявляемые к нему требования. По словам наших мудрецов, «с праведниками Б‑г строг, как ни с кем». Так ошибки учеников рабби Акивы обернулись для них катастрофическими последствиями, и каждый год на протяжении многих и многих лет мы извлекаем из их опыта урок, соблюдая траур.

Тринадцатый год

Однако среди учеников рабби Акивы был один, научившийся обходить ловушки бескомпромиссных любви и истины, примером тому — вся его жизнь. Но жизнь его, представляясь потомкам целостной картиной, тем не менее состояла из множества фрагментов, или историй. Вот одна, должно быть, важнейшая история из жизни рабби Шимона бар Йохая.

Когда наместники Рима в Святой земле назначили цену за головы рабби Шимона и его сына рабби Элозара, то в течение 12 лет им пришлось прятаться в пещере. Все эти годы каждую минуту они посвящали изучению Торы. И вот, выйдя, наконец, из пещеры, они были потрясены, увидев, что люди сеют и пашут: как можно забыть о вечной жизни, то есть о Торе, и посвятить свои дни материальной жизни преходящей?! Гнев их был столь силен, что испепелял все, на что обращались по пути их горящие взоры. Тут воззвал голос с Небес: «Вы пришли, чтобы уничтожить Мой мир? Возвращайтесь в пещеру!»

Тринадцатый год учебы рабби Шимона, увеличив познания и понимание вечной истины Торы, позволил ему постичь и ценность устремлений других людей. C тех пор, где бы он ни оказывался, его взгляд не уничтожал, но исцелял.

Четырехтысячелетняя история еврейского учения знает много выдающихся и скрупулезных исследователей Торы, но никто из них не сравнится с рабби Шимоном бар Йохаем в его абсолютной преданности поискам Б‑жественной истины. В писаниях наших мудрецов его пример приводится как самый выдающийся случай, когда «человек всего себя посвятил изучению Торы».

Конечно, преданность рабби Шимона поискам истины была не менее, чем у других учеников рабби Акивы. Но его истина позволяла ему еще и истинно любить. За тринадцатый год, проведенный в пещере, он постиг суть Б‑жественной мудрости, которая позволяет терпимо и даже дружелюбно относиться ко многим различным связям, каковыми Б‑г снабдил мир людей, чьи души, характеры и темпераменты различны, как и сами люди. За тринадцатый год жизни в пещере рабби Шимон постиг уровень истины, позволившей ему в высшей мере посвятить себя «вечной жизни» — Торе, и еще передавать свою преданность окружающим, при этом понимая и уважая путь тех, кто служит Б‑гу через мирскую и материальную жизнь.

Вот почему в один и тот же день мы празднуем временное окончание эпидемии чумы среди учеников рабби Акивы и уход из жизни рабби Шимона бар Йохая. Хасидские Учители объясняют: уход праведника означает, что «все его дела, учения и труды» достигли точки высшего совершенства и реализовались сполна, той точки, когда влияние таких людей на нас находится в апогее. А «дела, учения и труды» рабби Шимона бар Йохая — это величайшее исправление трагической ошибки, совершенной учениками рабби Акивы. Только так можно достичь необходимого синтеза любви и истины — когда любовь становится истинной, а истина — наполненной любовью.

Двойной урок

Конечно, подобная ошибка, как уже говорилось, могла привести к столь трагическим последствиям только людей, по масштабу подобных ученикам рабби Акивы. Но наши мудрецы решили записать эту историю на века и закрепить ее в нашей действительности рядом законов, которые ежегодно в течение нескольких недель между Пейсахом и Швуэсом направляют наше поведение. Разумеется, нам есть чему поучиться на примере учеников рабби Акивы (см. также комментарий к гл. Кдойшим)…

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Недельная глава «Бехукотай». Отвержение отвержения

Утверждение, будто Б‑г отвергает Свой народ за то, что этот народ отверг Его, — нечто немыслимое в контексте авраамического монотеизма. Б‑г держит Свое слово, даже если другие не держат своего слова. Б‑г не бросает и никогда не бросит Свой народ. Завет с Авраамом, обретший конкретное содержание на горе Синай и с тех пор возобновляемый во все критические моменты истории Израиля, по‑прежнему в силе, он остается прочным, безоговорочным, нерушимым.

Происхождение букв и чисел согласно «Сефер Йецира»

До сих пор все попытки установить возраст и авторство «Сефер Йецира» не увенчались успехом. Еврейская традиция утверждает ее Б‑жественное происхождение: она была передана Г‑сподом Адаму, а затем Аврааму... Мир, который Авраам и его учитель Сим смогли сформировать после трех лет изучения «Сефер Йецира», можно понимать как мир букв. Действительно, об изобретении письма в древности говорили как о сотворении Вселенной.

С молитвой по жизни

Один царь заблудился в лесу и чуть не умер, но встретил троих охотников, которые вывели его в город. Просите, что хотите, сказал царь, все обещаю вам дать! Первый охотник попросил просторный дом, и тут же его получил. Второй захотел много денег, и его тут же отвели в хранилище казны: бери сколько унесешь. А третий хитро улыбнулся и сказал: «Мне ничего не надо, все есть, одного только прошу: чтобы каждый день встречаться с царем и что‑нибудь просить. А лучше три раза в день…»