Уроки Торы II

Уроки Торы II. Кдойшим

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

Любовь — парадокс

…Люби ближнего своего, как самого себя.

Ваикро, 19:18

 

Это фундаментальный принцип Торы.

Рабби Акива

 

В Талмуде сказано, что у рабби Акивы было 24000 учеников, но поскольку они «не уважали друг друга», разразилась эпидемия чумы, которая унесла их жизни. Именно по этой причине 7 недель между Пейсахом и Швуэсом мы отмечаем время траура (Иевомойс, 62б).

Наиболее известное из учений рабби Акивы звучит так: «“Люби ближнего своего, как самого себя” — это фундаментальный принцип Торы» (Торас Коаним о Ваикро, 19:18). Естественно было предполагать, что ученики рабби Акивы будут неукоснительно соблюдать этот принцип. Как же вышло, что именно они и не смогли следовать этому учению?

Как это ни парадоксально, их ошибка заключалась как раз в тщательности, с которой они пытались следовать принципу «Люби ближнего своего, как самого себя». Наши мудрецы говорили: «Как лицо любого человека отличается от лиц других людей, так и разум каждого отличается от других разумов» (Мидраш Танхума, Пинхас, 10).

Когда 24000 учеников рабби Акивы постигали учение своего учителя, это было 24000 нюансов понимания: ведь те же самые идеи были восприняты 24000 разумов, каждый из которых, будучи уникален, отличался от остальных 23999. Если бы ученики рабби Акивы меньше интересовались благополучием друг друга, проблема могла бы не возникнуть, но каждый ученик, поскольку любил ближних своих, как самого себя, считал необходимым поправить их «ошибочное» мышление и просветить по поводу истинного значения слов учителя. Выказать лицемерное «уважение» относительно взглядов друг друга, когда казалось, что остальные что‑то недопонимают, даже в малой степени, ученики не смогли по той же причине.

Двойной урок

Чем значительнее человек, тем выше стандарты, по которым его оценивают. Как говорят наши мудрецы, «к праведникам Б‑г особенно строг» (Иевомойс, 121а). Так и то, что для людей обычных считалось бы «малым» промахом, в случае с учениками рабби Акивы привело к разрушительным последствиям. Тогда наши мудрецы решили, что об этой истории должны знать в веках. И действительно, она увековечена в нашей жизни целым рядом связанных с ней законов, каждый год управляющих нашим поведением в период между Пейсахом и Швуэсом. Разумеется, и сегодня нам тоже есть что почерпнуть из случившегося с учениками рабби Акивы.

Урок этот двояк: не только добродетели учеников рабби Акивы служат нам наукой, но и их ошибки.

Мы обязаны понять: забота о ближнем не означает, что надо потворствовать его ошибкам и снисходительно относиться к промахам, — такое поведение в социальном отношении могло бы быть самым простым и удобным, однако оно говорит не столько о терпимости, сколько о равнодушии к ближнему. С другой стороны, мы должны относиться к ближнему с уважением и почтением, даже если он оказался в стороне от истинного пути и утратил отзывчивость.

Это кажется парадоксом? Так оно и есть. Но парадокс этот вполне нас устраивает: каждый душевно здоровый человек любит себя и исходя из этого чувства постоянно стремится совершенствоваться. Такой же парадокс необходимо культивировать и в отношениях с ближними. Если, уважая их взгляды и чувства, мы смягчим свои усилия, нацеленные на их совершенствование, позволим этим усилиям из любви и уважения к ближним ослабнуть — мы уже не будем любить их так, как себя, и нарушим принцип, который рабби Акива считал основополагающим. Этот принцип — основа жизни в обществе людей и для Б‑га, и именно о нем сказал Гилел: «В этом — суть Торы, остальное — всего лишь комментарий» (Талмуд, Шабос, 31а).

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Недельная глава «Хукат». Коэлет, Толстой и рыжая корова

Чтобы победить скверну соприкосновения со смертью, должен существовать обряд, который был бы выше рационального знания. Для этого и нужен обряд с рыжей коровой, при котором смерть растворяется в воде жизни, а те, кого окропляют этой водой, вновь очищаются, чтобы они могли войти на территорию Шхины и заново соприкоснуться с вечностью.

Дружеский визит… в Спарту

Могущественный Рим получил подтверждение о верности иудейского народа со стороны самого надежного из своих союзников в Греции — маленькой, но гордой Спарты, что, безусловно, явилось положительным моментом для молодого еврейского государства. Что касается удивительного письма спартанского царя Арея первосвященнику Онии, то, вероятно, оно было создано в недрах «канцелярии» иудейского правителя Ионатана Хасмонея.