Уроки Торы II

Уроки Торы II. Исрой

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

Пауза

На третий месяц по выходе сынов Израиля из страны египетской, в этот день, пришли они в пустыню Синай… и расположились станом в пустыне…

Шмойс, 19:1,2

 

Тот день был 1 сивана 2448 года от сотворения мира, первым днем после шести недель Исхода. А спустя еще шесть дней весь народ Израиля стоял у горы Синай и видел Б‑га, давшего ему Тору. С того дня мы празднуем Швуэс — «время, когда нам дали Тору».

В главе 19 книги Шмойс описана последняя неделя подготовки к принятию Торы у горы Синай. В Талмуде приводится следующая хроника событий этих шести дней, с 1‑го по 6‑й день месяца сиван.

Сиван, 1. День, когда мы пришли к Синаю: «Моше ничего не сказал еврейскому народу, потому что все устали после долгой дороги» (Талмуд, Шабос, 86б).

Сиван, 2. На рассвете Моше поднимается на гору Синай. Он приносит сообщение от Б‑га: «Вы видели, что Я сделал Египту, вас же поднял Я на орлиных крыльях, и принес вас к Себе. А теперь, если вы будете слушаться Меня и соблюдать союз Мой, то будете Мне избранным из всех народов, ибо Моя — вся земля, и будете вы Мне царством священников и народом святым» (Шмойс, 19:4‑6). Этими словами Б‑г выразил желание, чтобы мы стали Его «избранным народом» (этот день в нашем календаре обозначен как Йом а‑меюхас, «День назначения»).

Сиван, 3. Б‑г велит Моше обозначить границы, кто где должен стоять, когда Б‑г явит Себя на горе и даст евреям Тору: Моше может подняться выше всех, за ним, ниже, Аарон, еще ниже священники, и у подножия горы — народ. «И проведи границу для народа кругом, говоря: остерегайтесь восходить на гору и прикасаться к краю ее — всякий, кто прикоснется к горе, неминуемо умрет», — предупреждает Б‑г (19:12).

Сиван, 4. Моше передает еврейскому народу, что для получения Торы всем надо очиститься и освятиться, для чего следует прекратить интимные отношения, очистить одежду, омыться в микве, бассейне для ритуального омовения (19:14).

Сиван, 5. Моше «построил жертвенник под горою, и двенадцать обелисков воздвиг соответственно двенадцати коленам Израиля. И послал юношей из сынов Израиля, и вознесли они жертву всесожжения, и зарезали быков в мирную жертву Б‑гу». Затем Моше скрепляет союз между Б‑гом и Израилем. Весь народ повторяет: «все, что говорил Б‑г, сделаем и будем слушать его слова» (24:4‑8).

Сиван, 6. Передача Торы. «Когда наступило утро, загремели громы и засверкали молнии, и облако густое скрыло гору, и шофар затрубил очень громко, и содрогнулся весь народ … были громы и молнии, и густое облако над горою… И звук шофара становился все сильнее… И сошел Б‑г на гору Синай.., и призвал Б‑г Моше на вершину горы… И говорил Всесильный все слова эти, сказав: “Я — Б‑г, Всесильный твой, который вывел тебя из страны египетской, из дома рабства…”» (19:16‑20; 20:1,2).

Загадочная пауза

Откровение у Синая — это кульминация Исхода, его завершение. За много месяцев до того, тоже на Синае, когда Б‑г впервые предстал перед Моше в горящем кусте ежевики и повелел ему вывести народ Израиля из Египта, Он сказал: «…И вот тебе знамение, что Я посылаю тебя: когда выведешь этот народ из Египта, вы будете служить Всесильному на этой самой горе» (Шмойс, 3:12).

С того момента, когда Моше принес слово Б‑га об обещанном спасении, еврейский народ стал ждать Его Откровения у горы Синай. Ибо Моше обещал им куда большее, нежели просто бегство из Египта, бегство от «тяжкого труда над глиной и кирпичами» (1:14). Он обещал им как народу высшую свободу: свободу даже от смерти, от конечности и приземленности материального бытия. Он обещал, они увидят Б‑жественную реальность, что даст им возможность изменить жизнь настолько, что она вместит в себя безграничность и вечность. Он обещал им Тору Б‑га.

С той ночи, когда евреи покинули Египет, они буквально считали дни и жили ожиданием утра, когда, наконец, познают реального Б‑га и получат истину всех истин, и она сделает их по‑настоящему свободными людьми. Это напряженное ожидание события, способного настолько преобразить их реальную жизнь и ментальность, день ото дня очищало и возвышало людей. (По сей день для нас актуален этот 49‑дневный отсчет со дня, когда евреи покинули Египет, до момента вручения им Торы: и поныне мы ведем счет омера [омер — мера сжатой пшеницы; омерами приносили ее евреи в Храм], стараясь очиститься к празднику Швуэс настолько, чтобы удостоиться Торы.) Каждый Пейсах мы испытываем вкус свободы, как когда‑то наши предки, наконец‑то собственными ногами вышедшие из Египта. Следующие 7 недель мы готовимся к встрече с Торой — так и они готовились 49 дней, совершенствуя себя и ведя постоянный отсчет. Наконец, в ходе праздника Швуэс, мы получаем высший дар свободы — это ежегодное «Откровение у Синая» и «передачу Торы».

В свете этого отсутствие событий 1 сивана, о чем нам сообщает Талмуд, очень трудно поддается пониманию. Это был день, когда «Моше ничего не сказал еврейскому народу, потому что они устали с дороги». Но человеческая природа такова, что чем ближе ты оказываешься по времени к ожидаемой цели, тем сильней возрастает желание. Почему же после 6 недель ожидания и подготовки к великому дню все остановилось лишь потому, что еврейский народ «устал с дороги»? Почему же они не стали хоть что‑нибудь делать, чтобы подготовиться к принятию Торы в тот самый день, когда пришли к подножию горы Синай?

Молчание еврейского разума

Прочтем внимательней, что рассказывает Тора о делах еврейского народа 1 сивана: «На третий месяц по выходе сынов Израиля из страны египетской, в этот день, пришли они в пустыню Синай: вышли из Рефидима и прибыли в пустыню Синай, и расположились станом в пустыне, и разбил лагерь там Израиль напротив горы» (Шмойс, 19:1,2).

Комментируя эти строки, Раши отмечает грамматическое использование единственного числа — «и расположился там станом Израиль», что подразумевает весь еврейский народ. Раши объясняет: Тора сообщает, что «они расположились как один человек, с одним сердцем, в отличие от всех других станов, когда были среди них разброд и разногласия».

Действительно, было много случаев, когда во время странствий еврейского народа по пустыне вспыхивали ссоры, даже бунты. Но так ли это было плохо? Неужели «все другие станы» (а их, включая стан у Синая, в соответствии с 33‑й главой книги Бемидбар — 42) были связаны с раздорами, и только стан у Синая оказался мирным исключением?

Во‑первых «разброд и разногласия» в еврейских станах не следует понимать как нечто исключительно негативное. Наши мудрецы говорят: Б‑г создал человека таким образом, что «как нет двоих похожих внешне, так нет двоих со схожими умом и характером» (Талмуд, Брохойс, 58а). У каждого свой образ мыслей, свой темперамент, и одну и ту же истину каждый трактует по‑своему. Поэтому расхождения во мнениях не всегда проистекают из эгоизма и враждебности — причиной может быть искренний поиск истины и желание полностью реализовать свой потенциал. Фактически, если не ставить во главу угла один собственный интерес, разброд и расхождения во мнениях могут обернуться пользой.

Тем не менее, что было приемлемо и даже желательно в 41 станах, оказалось недопустимым в стане у Синая. Ибо при подготовке к получению Торы важно было искоренить все различия во взглядах и подходах.

Почему это так необходимо? Оказывается, в изучении Торы до Синая и после Синая есть разница. Да, Тору изучали и соблюдали и до дарования ее на горе Синай. Шем, сын Ноаха, возглавил академию по изучению Торы вместе со своим внуком Эвером (Раши на Брейшис, 26:5). Патриархи — Авраам, Ицхак и Яаков — основали «ешивы» для изучения Торы (Йома, 28б). Таким образом, получая Тору у Синая, евреи обретали отнюдь не неизвестный дотоле документ. Тогда что же случилось у Синая?

До Синая разум был инструментом, с помощью которого можно было проникнуть в глубины Торы. Б‑г изначально вложил собственную мудрость в слова и мысли, понятные разуму человека, а тот стремился их постичь и усвоить в той степени, в которой это возможно. Поскольку разум каждого человека уникален и имеет свои сильные и слабые стороны, масштаб и глубина постижения Торы каждым, кто ее изучает, различны. Разумеется, постичь Тору во всей ее глубине не способен никакой человеческий разум, ибо он конечен и не в состоянии познать бесконечную мудрость Б‑га.

Но у Синая Б‑г дал нам Свою Тору. Целиком. Он решил поделиться с нами всей Своей мудростью независимо от ограниченности нашего интеллекта. В тот момент и Моше, и большинство простых евреев были в определенном смысле на одном уровне. Все они одинаково были не в силах постичь суть мудрости Б‑га, и Б‑г одинаково одарил их этим пониманием — Он ввел бесконечность Своей мудрости в простейшие строки Торы, вложил ее в уста простых евреев.

Чтобы подготовиться к передаче Торы у Синая, еврейскому народу пришлось отказаться от индивидуальных особенностей и талантов, отличающих их друг от друга. Требовалось осуществить переход от активного восприятия Торы к пассивному, подчинясь дарованному свыше.

Так что считать 1‑й день сивана, когда евреи прибыли к месту получения Торы, лишенным каких бы то ни было событий, нельзя. Наоборот, шла интенсивная подготовка, сопровождавшаяся на редкость активной деятельностью: нужно было выстроить стан, чтобы он был «как один человек с одним сердцем», и не только прийти к согласию в том, как действовать («один человек»), а и отказаться от индивидуальных подходов, взглядов и интуиции, подчинившись единому объединяющему («одно сердце») — вот суть важнейшая предпосылка для получения Торы от Б‑га.

Такой переход был самым утомительным. Не столько физический переход из Рефидима, а именно психологический — от активной шестинедельной подготовки к полной пассивности. В тот день «Моше не сказал им вообще ничего», и его молчание было чрезвычайно красноречивым — каждый должен был проникнуться духом Торы и сделаться «пустым сосудом», дабы воспринять, вместить то, что дарует Б‑г, наполниться им.

Возвращение к себе

За великой паузой в 1‑й день сивана последовали 5 дней активной подготовки.

Поначалу определенность и индивидуальность разума препятствуют получению бесконечной, неуловимой сути Б‑жественной мудрости. Но, открывая себя для получения Торы от Б‑га, мы должны «реактивировать» наши индивидуальные возможности. Это позволяет нам поглотить и усвоить полученное.

Безусловно, различия проявятся. Моше, Аарон, священники и простой люд — у всех свои четко очерченные границы. Сущность Торы воспринял каждый — всеми она получена одинаково, а вот применить ее к своей жизни можно только на основе особого индивидуального восприятия и опыта.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Недельная глава «Экев». Сила благодарности

Самое страшное, что с ними может случиться, предостерегал Моше, — позабыть, как они пришли в эту страну, как Б‑г обещал ее их предкам, как Он вывел их из рабства на свободу, сорок лет снабжая пищей в пустыне. Это была революционная мысль: написать историю народа в людских сердцах, разыгрывать ее вновь и вновь в ходе годичного цикла праздников, делать так, чтобы народ никогда не приписывал достижений народа себе самому — «своим силам и крепкой руке», но, напротив, всегда относил свои победы и само свое существование на счет чего‑то более грандиозного — на счет Б‑га.

Отмщение врагам еврейского народа

Пост Девятого ава установлен в память о разрушении Храма. В качестве одного из последствий этого трагического события в еврейской теологии получила дополнительное развитие идея о необходимости и важности отмщения ненавистникам, разрушившим Храм и продолжавшим преследовать евреев, даже изгнанных со своей земли.

Недельная глава «Ваэтханан». То, что справедливо и угодно Г‑споду

Справедливость — нечто всеобщее. Согласно принципу справедливости, со всеми людьми нужно обходиться одинаково: с богачами и бедняками, с могущественными и бессильными, не делая между ними различий на основании цвета кожи или классовой принадлежности. Но любовь — нечто конкретное. Родители любят детей за то, чем каждый из них уникален. В нравственной жизни справедливость и любовь сосуществуют. Поэтому ее нельзя свести исключительно ко всеобщим законам.