Уроки Торы II

Уроки Торы II. Брохо

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

Смысл праздника

Рамбам в Законах молитвы (1:8 и далее), пишет: «Моше повелел, чтобы каждый праздник евреи читали [фрагмент из Торы, что отражает] самую суть этого дня».

Далее Рамбам перечисляет все фрагменты, читаемые в каждый из праздничных дней, и в конце замечает, что на Симхас Тойра читается глава «Брохо». При этом Рамбам не упоминает названия праздника Симхас Тойра и не касается обрядов, присущих этому особому дню. То есть он подразумевает, что чтение «Брохо» на Симхас Тойра имеет отношение к сути праздника. И причина, по которой этот фрагмент читают на Симхас Тойра, — не только в том, что этот день замыкает годовой цикл чтения Торы.

Одна жертва, один народ

В чем же внутреннее содержание праздника Симхас Тойра?

Сравнивая священные жертвы, приносимые в праздник Суккос, с совершаемыми на Симхас Тойра, мудрецы поясняют: семьдесят быков на Суккос символизируют семьдесят народов, населяющих мир (Сукко, 55б). Один бык, приносимый на Суккос, соотносится с еврейским народом — «из народов — единственным». Симхас Тойра — день, когда «народ и Царь — единственные и избранные» (Зогар, ч. 1,64а и далее, 208б, 3, 32а). И радость праздника — выражение сущностной связи между Б‑гом и евреями.

Это представление выражено как в названии читаемого в праздник фрагмента Торы (Ве зойс а‑Брохо — буквально «Это есть благословение»), так и в содержании этого пассажа, о благословении народа Израиля, избранного среди иных народов.

Почему Моше разбил скрижали

Раши поясняет: заключительные слова Торы — «л’эйней кол Исроэл», «на глазах у всего Израиля» во фразе о «страшных деяниях Моше, которые совершил он на глазах у всего Израиля», отсылают к эпизоду с сокрушением скрижалей, содержавших Десять заповедей (Дворим, 34:12). Мудрецы придают этому особую важность, поясняя: здесь содержится все учение, изложенное выше (см. Брохойс, 12а и 31а, где особый акцент — на заключительном пассаже: «словами восхваления и утешения»).

Почему же в самом конце Торы, и — подчеркнем — в конце Брохо упоминается о событии которое, казалось бы, ложится позорным пятном на народ Израиля, ибо скрижали с Заповедями были разбиты из‑за того, что евреи впали в грех и поклонялись золотому тельцу? Сам этот вопрос заставляет предположить, что интересующая нас фраза связана с хвалою народу Израиля. А точнее — с аспектами настолько важными, что они стали заключением всей Торы.

Попробуем пояснить. Описывая причины, побудившие Моше разбить скрижали, Раши (Шмойс, 34:1) прибегает к аналогии.

«Некий царь отправился в далекую страну, оставив обрученную с ним невесту на попечение служанок. Служанки же впали в порок, из‑за чего пятно легло и на репутацию невесты. Тогда шафер решился объявить о том, что разрывает брачный контракт: “Если царь повелит предать невесту смерти, я буду против: она не была его женою”. Царь здесь — Всевышний, да будет Он благословен; служанки — пестрое множество [тех, что обратились в иудаизм, присоединившись к народу Израиля во время Исхода]. Шафер — Моше, а обрученная невеста… — народ Израиля». Раши дает понять: Моше разбил скрижали, дабы отвратить гнев Б‑га от Израиля.

В другом комментарии (Шмойс, 32:19) Раши говорит, что Моше разбил скрижали по следующей причине: «Написано (Шмойс, 12:43) о пасхальной жертве, и заповедано, как одна из мицвойс: “Никакой чужак не должен есть ее”» [общепринятое истолкование этих слов гласит, что от вкушения пасхальной жертвы отстранен всякий еврей, чье поведение чуждо воле Б‑га]. И если отступились евреи, как же можно дать им Тору? Этот пассаж указывает, что скрижали были разбиты из уважения к Торе: разве можно дать Тору людям, совершившим столь тяжкий грех? Два этих истолкования — взаимодополняющие, ибо в основе совершенного Моше лежат два мотива: почитание Торы, с одной стороны, и любовь к народу Израиля и желание отвести от него гнев Б‑жий — с другой стороны. Ибо почтение к Торе объясняет, почему Моше не дал народу Израиля скрижали, но не объясняет, почему он их уничтожил. Тем самым народу Израиля придается совершенно особое значение.

Тора для Всевышнего — «радость каждый день, что веселится перед Ним все время» (Мишлей, 8:30). А вместе с Торой скрижали с Десятью заповедями были «созданием самого Всесильного, и письмена на них были письменами самого Всесильного» (Шмойс, 32:16), и Моше получил их от Самого Б‑га (Раши на Дворим, 34:12).

И однако, когда будущее еврейского народа оказалось под угрозой, Моше не колеблясь разбил скрижали, чтобы спасти свой народ. Более того: в грех впал не весь народ Израиля, но малая его часть, и чтобы спасти этих заблудших, Моше разбил скрижали, врученные ему Б‑гом.

Почему же Моше пошел на это? Ответ один: ничто — даже Тора — так не любезно Б‑гу, как иудей.

Что явлено ранее?

Мудрецы утверждают, что две сущности были ранее, чем все сотворенное: Тора и еврейский народ (Брейшис Раба, 1:4). И далее: «Не знаю, что явилось ранее… скажу все же, что ранее явился еврейский народ». Речь здесь не о предшествовании в хронологическом смысле, но о значимости. Душа всякого еврея «воистину, частица свыше, от Б‑га» (Тания, гл. 2).

Потому выражение Шмойс — «Израиль — Мой первенец» (4:22) приложимо ко всякому, кто принадлежит к народу Израиля.

Каково же тогда предназначение Торы?

Она призвана открыть это сущностное качество: дать каждому, кто принадлежит к нашему народу, это осознать. И снабдить всех тем, что позволит этому измерению нашего «я» проявиться в жизни. И именно на этих представлениях сделан акцент в последних словах Торы. Легко проследить их связь с названием праздника Симхас Тойра, буквально означающим «радость Торе». Хасидские мыслители поясняют: поскольку евреи так или иначе предшествуют Торе, они способны принести Торе радость. И это также нашло свое выражение в названии праздника.

Явное и очевидное благословение

О стихе «Это — Всесильный мой и я прославляю Его» (Шмойс, 15:2) Раши говорит, что слово «это» указывает на прямое и явленное откровение — на столь явственную манифестацию Б‑жественности, что на нее можно даже указать: «Это Б‑г».

Название Ве зойс а‑Брохо означает: «Это — благословение», и эта фраза подразумевает, что благословение, данное и даваемое Моше еврейскому народу, — очевидно и явно, и оно сделает следующий год исполненным очевидного и явного блага. «Еврейский народ, Тора и Святый, будь Он благословен, есть одно» — (Зогар, ч. 3, 73а). Поступая по Торе, мы являем в мир данную нам от Б‑га искру. Мы этой искрой обладаем, и Тора здесь — проводник благословения. Тора низводит к нам из духовных миров благодать Б‑жью, давая ей воплотиться в мире материальном.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Недельная глава «Вайешев». Героизм Тамар

Есть старинный еврейский обычай: в шабат и праздники накрывать халу или мацу, когда держишь бокал с вином, над которым совершается кидуш. Так делают, чтобы не опозорить халу, когда ею якобы пренебрегают, отдавая предпочтение вину. Увы, некоторые религиозные евреи готовы сильно утруждаться, чтобы не опозорить неодушевленный предмет — хлеб, но без малейших угрызений совести стыдят и позорят своих собратьев‑евреев, если считают их менее религиозными по сравнению с собой.

Commentary: «Я произведу от тебя великий народ»

Первые лидеры Соединенных Штатов отождествляли американский опыт с историей древних евреев в Библии, причем отождествляли со времен пилигримов и пуритан. Когда в 1776 году Бенджамину Франклину и Томасу Джефферсону поручили разработать эскиз первой официальной печати новой страны, и тот и другой предложили изобразить детей Израиля, бегущих из египетского рабства под чудесной Г‑сподней защитой, когда Г‑сподь заставил море расступиться или вел их через пустыню то как столп облачный, то как столп огненный.

«Хабад» все чаще приходит в кампусы колледжей, и «Гилель» испытывает давление

Большее различие между «Гилелем» и Хабадом заключается не в богослужениях или кашруте, а в их подходе к острой проблеме современной еврейской жизни: Израилю. «Гилель» был вовлечен в ожесточенные дебаты в кампусе по поводу Израиля, в то время как «Бейт‑Хабад» сосредоточен на шабатах и праздниках.