Уроки Торы II

Уроки Торы II. Брохо

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

Смысл праздника

Рамбам в Законах молитвы (1:8 и далее), пишет: «Моше повелел, чтобы каждый праздник евреи читали [фрагмент из Торы, что отражает] самую суть этого дня».

Далее Рамбам перечисляет все фрагменты, читаемые в каждый из праздничных дней, и в конце замечает, что на Симхас Тойра читается глава «Брохо». При этом Рамбам не упоминает названия праздника Симхас Тойра и не касается обрядов, присущих этому особому дню. То есть он подразумевает, что чтение «Брохо» на Симхас Тойра имеет отношение к сути праздника. И причина, по которой этот фрагмент читают на Симхас Тойра, — не только в том, что этот день замыкает годовой цикл чтения Торы.

Одна жертва, один народ

В чем же внутреннее содержание праздника Симхас Тойра?

Сравнивая священные жертвы, приносимые в праздник Суккос, с совершаемыми на Симхас Тойра, мудрецы поясняют: семьдесят быков на Суккос символизируют семьдесят народов, населяющих мир (Сукко, 55б). Один бык, приносимый на Суккос, соотносится с еврейским народом — «из народов — единственным». Симхас Тойра — день, когда «народ и Царь — единственные и избранные» (Зогар, ч. 1,64а и далее, 208б, 3, 32а). И радость праздника — выражение сущностной связи между Б‑гом и евреями.

Это представление выражено как в названии читаемого в праздник фрагмента Торы (Ве зойс а‑Брохо — буквально «Это есть благословение»), так и в содержании этого пассажа, о благословении народа Израиля, избранного среди иных народов.

Почему Моше разбил скрижали

Раши поясняет: заключительные слова Торы — «л’эйней кол Исроэл», «на глазах у всего Израиля» во фразе о «страшных деяниях Моше, которые совершил он на глазах у всего Израиля», отсылают к эпизоду с сокрушением скрижалей, содержавших Десять заповедей (Дворим, 34:12). Мудрецы придают этому особую важность, поясняя: здесь содержится все учение, изложенное выше (см. Брохойс, 12а и 31а, где особый акцент — на заключительном пассаже: «словами восхваления и утешения»).

Почему же в самом конце Торы, и — подчеркнем — в конце Брохо упоминается о событии которое, казалось бы, ложится позорным пятном на народ Израиля, ибо скрижали с Заповедями были разбиты из‑за того, что евреи впали в грех и поклонялись золотому тельцу? Сам этот вопрос заставляет предположить, что интересующая нас фраза связана с хвалою народу Израиля. А точнее — с аспектами настолько важными, что они стали заключением всей Торы.

Попробуем пояснить. Описывая причины, побудившие Моше разбить скрижали, Раши (Шмойс, 34:1) прибегает к аналогии.

«Некий царь отправился в далекую страну, оставив обрученную с ним невесту на попечение служанок. Служанки же впали в порок, из‑за чего пятно легло и на репутацию невесты. Тогда шафер решился объявить о том, что разрывает брачный контракт: “Если царь повелит предать невесту смерти, я буду против: она не была его женою”. Царь здесь — Всевышний, да будет Он благословен; служанки — пестрое множество [тех, что обратились в иудаизм, присоединившись к народу Израиля во время Исхода]. Шафер — Моше, а обрученная невеста… — народ Израиля». Раши дает понять: Моше разбил скрижали, дабы отвратить гнев Б‑га от Израиля.

В другом комментарии (Шмойс, 32:19) Раши говорит, что Моше разбил скрижали по следующей причине: «Написано (Шмойс, 12:43) о пасхальной жертве, и заповедано, как одна из мицвойс: “Никакой чужак не должен есть ее”» [общепринятое истолкование этих слов гласит, что от вкушения пасхальной жертвы отстранен всякий еврей, чье поведение чуждо воле Б‑га]. И если отступились евреи, как же можно дать им Тору? Этот пассаж указывает, что скрижали были разбиты из уважения к Торе: разве можно дать Тору людям, совершившим столь тяжкий грех? Два этих истолкования — взаимодополняющие, ибо в основе совершенного Моше лежат два мотива: почитание Торы, с одной стороны, и любовь к народу Израиля и желание отвести от него гнев Б‑жий — с другой стороны. Ибо почтение к Торе объясняет, почему Моше не дал народу Израиля скрижали, но не объясняет, почему он их уничтожил. Тем самым народу Израиля придается совершенно особое значение.

Тора для Всевышнего — «радость каждый день, что веселится перед Ним все время» (Мишлей, 8:30). А вместе с Торой скрижали с Десятью заповедями были «созданием самого Всесильного, и письмена на них были письменами самого Всесильного» (Шмойс, 32:16), и Моше получил их от Самого Б‑га (Раши на Дворим, 34:12).

И однако, когда будущее еврейского народа оказалось под угрозой, Моше не колеблясь разбил скрижали, чтобы спасти свой народ. Более того: в грех впал не весь народ Израиля, но малая его часть, и чтобы спасти этих заблудших, Моше разбил скрижали, врученные ему Б‑гом.

Почему же Моше пошел на это? Ответ один: ничто — даже Тора — так не любезно Б‑гу, как иудей.

Что явлено ранее?

Мудрецы утверждают, что две сущности были ранее, чем все сотворенное: Тора и еврейский народ (Брейшис Раба, 1:4). И далее: «Не знаю, что явилось ранее… скажу все же, что ранее явился еврейский народ». Речь здесь не о предшествовании в хронологическом смысле, но о значимости. Душа всякого еврея «воистину, частица свыше, от Б‑га» (Тания, гл. 2).

Потому выражение Шмойс — «Израиль — Мой первенец» (4:22) приложимо ко всякому, кто принадлежит к народу Израиля.

Каково же тогда предназначение Торы?

Она призвана открыть это сущностное качество: дать каждому, кто принадлежит к нашему народу, это осознать. И снабдить всех тем, что позволит этому измерению нашего «я» проявиться в жизни. И именно на этих представлениях сделан акцент в последних словах Торы. Легко проследить их связь с названием праздника Симхас Тойра, буквально означающим «радость Торе». Хасидские мыслители поясняют: поскольку евреи так или иначе предшествуют Торе, они способны принести Торе радость. И это также нашло свое выражение в названии праздника.

Явное и очевидное благословение

О стихе «Это — Всесильный мой и я прославляю Его» (Шмойс, 15:2) Раши говорит, что слово «это» указывает на прямое и явленное откровение — на столь явственную манифестацию Б‑жественности, что на нее можно даже указать: «Это Б‑г».

Название Ве зойс а‑Брохо означает: «Это — благословение», и эта фраза подразумевает, что благословение, данное и даваемое Моше еврейскому народу, — очевидно и явно, и оно сделает следующий год исполненным очевидного и явного блага. «Еврейский народ, Тора и Святый, будь Он благословен, есть одно» — (Зогар, ч. 3, 73а). Поступая по Торе, мы являем в мир данную нам от Б‑га искру. Мы этой искрой обладаем, и Тора здесь — проводник благословения. Тора низводит к нам из духовных миров благодать Б‑жью, давая ей воплотиться в мире материальном.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Ребе Шолом‑Шахна, сын ребе Зуси

Когда моего отца и его товарищей везли в тюрьму, он решил про себя не выдавать ничего даже под угрозой смерти. Он был готов к таким угрозам и не собирался давать показания. Так, рассказывал он мне, их воспитывали в России — с того дня, как ребенок поступал в хедер. Даже малыши из хедера повторяли клятву: «Недер, недер, ни слова про хедер». Теперь ему было 15, он уже успел познакомиться с «миром», но помнил свои детские клятвы и дал себе слово сохранять молчание любой ценой.

Недельная глава «Вайелех». Тора как песнь

Мы, каждое поколение, должны взять Тору и обновить ее. Мы должны написать свой свиток. Суть Торы не в ее древности, а в ее новизне; она рассказывает не только о прошлом, но и о будущем. Это не просто какой‑то старинный документ, реликт какой‑то более ранней стадии развития общества. Тора говорит с нами здесь и сейчас — но только при условии, что мы прилагаем усилия, чтобы написать ее снова.

Дрейфус, сионизм и Сартр

Большинство европейских евреев, вместо того чтобы эмигрировать в Палестину, либо, как Дрейфус, хранило верность государствам, которые их презирали, либо надеялись пересидеть грядущие гонения, не покидая дома, и уцелеть. Надежды их не сбылись. Возле парижских школ ныне можно видеть таблички в память о тысячах еврейских детей, убитых нацистами при активном содействии французского государства.