Уроки Торы II

Уроки Торы II. Беар

Менахем-Мендл Шнеерсон 22 июля 2016
Поделиться

Восьмое измерение

Шесть лет засевай поле твое и шесть лет обрезай виноградник твой, и собирай плоды ее земли. А в седьмой год Суббота покоя будет для земли,
Суббота Б‑гу…

Ваикро, 25:3

 

И отсчитай себе семь субботних лет, семь раз по семи лет, и выйдет у тебя времени семи этих субботних лет сорок девять лет. …И освятите пятидесятый год, и объявите свободу на земле
всем жителям ее…

Ваикро, 25:8,10

 

Число 7 играет важную роль в понимании и восприятии времени. Семидневный цикл работа‑отдых составляет нашу неделю. Мы воспроизводим исходные семь дней сотворения мира, когда «шесть дней творил Б‑г небо и землю.., и почил в день седьмой» (Шмойс, 20:11). Таким образом, каждая Суббота завершает полный цикл Творения, который мы буднично называем неделей, после чего все начинается заново — с йом‑ришон, то есть с первого дня.

В жизни евреев многие важные события длятся неделю. Два семидневных праздника обрамляют наш год: Пейсах, с 15 по 21 нисана, и ровно шесть месяцев спустя Суккос, который мы отмечаем с 15 по 21 тишрея. Полную неделю празднуют свадьбу — шева брохойс (семь благословений). И уход ближнего, не дай Б‑г, оплакивают 7 дней (шива). Таким образом, свобода Пейсаха, радость Суккос, узы брака и примирение с утратой ближнего ассимилируются во всех семи измерениях сотворенного времени.

Следуют циклу Создателя у нас не только дни, но и годы: шесть «рабочих» лет сменяются седьмым годом шмиты («перерыва») — тогда в земле Израиля все сельскохозяйственные работы приостанавливаются, и выросшие на этот раз без хозяйского радения плоды принадлежат всем, их может взять любой. В год шмиты «списываются» все частные долги и освобождаются все люди, работающие по контракту.

Кроме семидневных и семилетних циклов, вся история человечества, по мнению наших мудрецов, представляет собой «семитысячелетнюю неделю», когда 6 тысяч лет человек своими трудами совершенствует мир Б‑га, а 7‑е тысячелетие «является целиком Субботой и отдыхом для вечной жизни» — это эра Мошиаха.

Кабала учит, что 7 дней сотворения мира воплощают в себе 7 сфиройс — Б‑жественных атрибутов, определяющих и характеризующих отношения Б‑га со вселенной. Таким образом, число 7 является характеристикой не только времени, но и всей сотворенной реальности в целом. В особенности это относится к человеку, созданному «по подобию» Б‑га (Брейшис, 1:26): человек основан на 7 элементах, что отражает по сути 7 сфиройс, положенных в основу создания вселенной.

Материя и дух

Каждый из 7 элементов «недели» воплощает конкретные характеристики соответствующей сфиры. В более общем смысле цикл состоит из двух основных фаз: «мирского начала» (хол) и «святости» (кдуша). 6 дней мирского труда сменяются днем свободы духа; 6 лет земной работы сменяются годом «перерыва» и разрывом с материальным началом; 6 тысячелетий, посвященных борьбе за становление физического мира, сменяются 7‑м, в котором «человечество будет заниматься только познанием Б‑га».

«Кдуша» на языке Торы — «священный», буквально «удаленный» и «отдельный». Названия 7‑го дня (Шабос) и 7‑го года (шмита) соответственно означают «выход» и «прекращение». Святость требует полной отстраненности от всего материального. Чтобы ощутить святость и духовность Субботы, мы должны прекратить все труды по преобразованию мира; чтобы соприкоснуться со святостью земли в год шмиты, мы должны прекратить всякую физическую работу на земле и не претендовать на владение ее плодами; чтобы ощутить Б‑жественность и совершенство нашего мира в эру Мошиаха, мы прежде должны достичь состояния, в котором материальное богатство не является объектом зависти и конкуренции.

Несмотря на свою необычную природу седьмые день, год и тысячелетие являются естественными составными частями циклов создания. Материальное может существенно отличаться от духовного, вплоть до взаимоисключения, но то и другое суть части «природы» — они управляются по законам, определяющим сотворенную реальность.

Действительно, сам факт «святости» требует удаления и отделения от всего мирского, но это значит, что и у святости есть пределы. Есть физическая природа, определяющая масштаб физических явлений и сил. Так же свою «природу» имеет и «духовное»: у него свои законы, которые определяют, что есть духовное и чем оно не является, где оно может существовать, а где не может, как и каким образом его можно ощутить за пределами его незыблемых границ. Кажется, что концепция «духовности» является антитезой определению как таковому, но духовность — это определение само по себе, ибо она определяет (а значит, ограничивает) себя как нечто, явно находящееся за пределами материального.

Такой подход позволяет понять смысл ключевого фрагмента Торы, посвященного сотворению мира. В Брейшис (2:2) сказано: «И завершил Всесильный в седьмой день дело Своё…» Казалось бы, это противоречит тому, что сказано дальше: «…и почил в день седьмой от всего произведения Своего, которое Он созидал». Если работа по сотворению мира была завершена на седьмой день, тогда седьмой день — это один из дней сотворения; если же на седьмой день Б‑г отдыхал «от всего произведения Своего, которое Он созидал», то на сотворение мира ушло только шесть дней, а седьмой день — Суббота — это отдых от работы.

Наши мудрецы объясняют: «Чего не хватало миру? Отдыха. С наступлением Субботы наступил отдых».

Отдых — явление Б‑жественное и духовное — тоже объект сотворения мира. Он отделен от природы материального, но является частью природы в целом, природы сотворенной реальности, которая объединяет как духовное, так и материальное начала.

Восемь

Число 7 олицетворяет «природную» реальность, а 8 характеризует нечто за пределами природы, это своего рода «окружность» над циклом творения.

7 охватывает как материальное, так и духовное, как мирское, так и святое, как привнесенное, так и отстраненное, но все это отдельные компоненты цикла созидания. «Седьмое измерение» оказывает влияние на шесть остальных, но только на духовном, Б‑жественном уровне; полного проникновения и интегрирования в систему здесь не будет. По контрасту число 8 вводит реальность, которая находится за пределами природы и определений. «Восьмое измерение» вообще не имеет пределов: оно находится за пределами природы и в то же время содержится внутри ее, оно и за пределами материи и духа и в равной степени внутри них.

Поэтому завет обрезания, связывающий еврея с Б‑гом запредельной связью, при том, что духом этой связи пронизаны даже самые потаенные «уголки» материальной жизни, совершается на восьмой день. Святилище, роль которого заключалась в том, чтобы бесконечная реальность Б‑га постоянно присутствовала в физическом мире, было создано на восьмой день после семидневного периода «учебы» (когда изо дня в день Моше собирал Мишкан, чтобы совершить в нем служение, а затем разбирал его до следующего дня). Праздник Шмини Ацерес (восьмой день хранения), существующий, дабы «сохранить» свет, проникающий в сукки (шалаши), наступает после семи дней Суккос.

После семи циклов шмиты (7х7=49 лет) следует «юбилейный год» (50‑й), который скорее характеризуется «свободой» (свободой от всех границ), нежели просто «прекращением». За мессианским 7‑м тысячелетием истории последует сверхисторический «грядущий мир», в котором Б‑жественная реальность объединится с сотворенной реальностью — в мире, где «конечное» и «бесконечное» являются понятиями взаимоисключающими, — такое объединение нам даже трудно представить. В Талмуде сказано: «Все пророчества пророков касаются только дней Мошиаха»; что до грядущего мира, то «никогда не слышали, не внимали, глаз не видел… кроме Тебя» (Ишаяу, 64:3).

Пятьдесят

«Восьмерки» присутствуют в наших жизнях в двух формах — как 8 и 50.

Например, кульминацией двух семидневных праздников — Суккос и Пейсаха — является ацерес, день «хранения», призванный «закрепить» достижения праздника. Ацерес Суккос наступает непосредственно за этим праздником, на восьмой день и называется Шмини Ацересом, а ацерес Пейсаха — праздник Швуэс, его отмечают через пятьдесят дней после начала Пейсаха, и он венчает сорокадевятидневный, семинедельный цикл (7×7) — это дни «отсчета омера».

У каждого из 7 компонентов природной системы есть собственная «природная система» — свой семифазный цикл имманентности и трансцендентности, составляющий 49 элементов и фаз в цикле природы. «50» — это «8», уровень, который наступает после детального развития 7 измерений природы во всех 49 подизмерениях. Такой «восьмеркой» является Швуэс — ацерес Пейсаха: наш Исход из Египта положил начало сорокадевятидневному процессу, в течение которого были доведены до совершенства 49 побудительных импульсов наших душ. Таким образом, освободившись из «сорока девяти ворот нечистоты» (в которую мы погрузились во время нахождения в рабстве в самом низменном обществе в истории человечества), мы прошли «сорок девять ворот понимания» нашей преданности Б‑гу. Этот сорокадевятидневный процесс (который мы воспроизводим каждый год в ходе семинедельного «отсчета омера») вылился в Откровение у Синайской горы в Швуэс, когда нам была дарована Тора — Б‑жественное 50‑е измерение, превосходящее и пронзающее все 49 измерений Творения.

Еще число 50 — это йовел, «юбилейный» год. После семи семилетних циклов шмиты, каждый из которых завершается годом «прекращения» материальных преобразований, следует 50‑й год «свободы», когда все слуги, включая тех, кто продал себя на пожизненные работы, освобождаются, а все ранее проданные земли предков возвращаются их первоначальным владельцам. Юбилейный год представляет собой состояние истинной свободы — мы не просто «временно отказываемся» от «земных свойств» земли, а освобождаем ее от всех материальных ограничений.

Таким образом, постижение времени (которое определяет практически все наши дела и достижения) дается нам в разных формах и конфигурациях. Есть времена и обстоятельства, когда мы проживаем наши жизни полностью в рамках природного цикла «семерки». Есть времена и обстоятельства, когда мы соотносим себя со сверхприродным «восьмым измерением», но только в самом общем, абстрактном смысле. Наконец, есть времена и обстоятельства, при которых мы достигаем «восьмерки», которая на самом деле является числом «пятьдесят» — с этой «восьмеркой» можно столкнуться на всех этапах и подэтапах нашего существования.

Три состояния юбилея

Цикл шмита‑йовел существует в трех различных формах, соответствующих по‑своему отличающимся духовным климатам разных эпох в нашей истории.

В Торе сказано: йовел (юбилейный год), иначе говоря свободу, надлежит объявить «на земле всем жителям ее» (Ваикро, 25:10). Талмуд толкует это высказывание таким образом: особые законы «пятидесятого года» реализуются только тогда, когда земля Израиля полностью заселена евреями. В нашей истории был только один такой период — с 2503 года от сотворения мира (1258 год до новой эры), когда еврейский народ под водительством Иеошуа бин Нуна завершил покорение Святой земли и обосновался на ней, до 3339 года (422 год до новой эры), когда по истечении 836 лет вавилонские армии изгнали евреев и разрушили первый Храм.

Затем, спустя 76 лет, когда при Эзре еврейский народ частично вернулся в свою землю (через 6 лет после строительства второго Храма), отсчет йовела возобновился, но на сей раз только ради исполнения заповеди подсчета лет и воплощения в жизнь года отдыха, который проводился семь раз в течение каждого пятидесятилетнего цикла. Поскольку большая часть Святой земли не была повторно заселена и основная часть еврейского народа оставалась в изгнании, соблюдать юбилейный год было нельзя. Тем не менее, 50‑й год отсчитывали после каждых семи циклов шмиты, «чтобы седьмые годы наступали вовремя». Другими словами, после 49 лет отсчета Эзры следующий семилетний цикл мог начаться только после того, как был объявлен «теоретический» юбилейный год; таким образом, следующий седьмой год наступал через восемь (на 57‑й год), а не через семь (на 56‑й) лет.

После разрушения второго Храма в 3829 году от сотворения мира (69‑й год новой эры) отсчет йовела снова прекратился. Но год шмиты, отдыха, продолжают соблюдать и доныне каждый седьмой год. Однако поскольку мы находимся в состоянии голуса (изгнания), лишенные Б‑жественного присутствия, которое проявлялось в существовании Священного Храма, мы не отмечали в эпоху второго Храма даже «теоретический» юбилей. Сегодня (как и в период между двумя Храмами) наши семилетние циклы идут без перерыва, один за другим, не выделяя 50‑го года для йовела.

Применительно ко «вселенной в миниатюре», каковой является человек с сорока девятью ячейками его души, эти три эпохи еврейской истории олицетворяют и по сути являют собой три уровня в нашем стремлении к самоочищению и самоусовершенствованию.

Идеальная модель, которая определяла жизни наших предков в эпоху первого Храма, — это один из семи циклов шмиты, когда отмечался пятидесятый юбилейный год. На индивидуальном уровне это означает, что человек стремится устранить все негативное в себе, это этапы процесса борьбы за полное преобразование и освобождение его души.

Было в эпоху второго Храма и другое состояние, промежуточное между фазами голуса и возвращения. Когда большая часть еврейского народа жила в Святой земле, основную часть этих 420 лет евреи находились под властью других народов. Священный Храм помогал им поддерживать связь с Б‑гом, но в меньшей степени, чем это было при первом Храме.

Таким образом, циклы шмиты были не в состоянии принести полное «освобождение». И все же они были пронизаны ощущением совершенства, которое олицетворяет юбилейный год; и хотя йовел фактически не соблюдался, он устанавливал и определял циклы шмиты.

С момента уничтожения второго Храма прошло более девятнадцати веков. Все это время мы находимся в состоянии голуса, и наше существование позволяет получить лишь замутненное представление о целях и направлении движения. Наши жизни по большому счету уходят на борьбу со злом; наши усилия, направленные на самоусовершенствование, ограничены узким, семифазовым циклом природы, мы даже не в состоянии увидеть и оценить их место в контексте освобождающего юбилейного года.

Сегодня кажется, что наши жизни — бесконечная череда циклов шмиты, и ни о каком юбилее нет и речи. Тем не менее эта «слепая» наша борьба непременно приведет к окончательному и высшему возвращению — Мошиах явится и восстановит «царствование» Давида до уровня прежнего величия и славы, воздвигнет Священный Храм и соберет рассеянный народ Израиля. Тогда будут восстановлены все законы: мы принесем жертвы, введем годы отдыха и юбилея, как предписано Торой.

Тогда наши циклы «семерок» приведут к появлению высшей «восьмерки» — всеохватывающего совершенства грядущего мира.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Как Шавуот стал праздником дарования Торы

Нет ни одной специфической заповеди, связанной с этим праздником. Предписания Шавуот подчеркивают исключительно сельскохозяйственный аспект этого дня. Пока существовал Храм, в Шавуот совершалось специальное хлебное жертвоприношение, испеченное из зерен нового урожая: «От жилищ ваших принесите два хлеба возношения; из двух десятых частей эфы тонкой пшеничной муки должны они быть, квашеными да будут они испечены, это первинки Г-споду» (Ваикра, 23:17).