Кабинет историка

Тайна «Хрустальной ночи»

9 ноября 2017
Поделиться

ПОКУШЕНИЕ НА ФОН РАТА – ПРОВОКАЦИЯ ГЕСТАПО

После прихода к власти Гитлер все свои усилия направил на «решение еврейского вопроса». Он писал: «Если бы даже и не было ни синагоги, ни еврейской школы, ни Библии, еврейский дух всё равно бы существовал и распространял свое влияние. Он существовал изначально, и нет ни одного еврея, который не воплощал бы его. Без радикального решения еврейского вопроса все усилия разбудить и оживить Германию обречены». Гитлер считал, что Германия должна стать государством юденрайн, то есть очищенным от евреев. Для достижения этой цели нацисты использовали дискриминационное законодательство, которое было направлено на то, чтобы заставить евреев эмигрировать из Германии. В 1938 году Гитлер решил использовать репрессивные методы, чтобы усилить поток еврейской эмиграции. В феврале 1938 года по его инициативе в газете «Черный корпус», которая издавались СС, появилась статья, озаглавленная: «Что нужно сделать с евреями?» В статье выражалось недовольство тем, что иммиграционная лихорадка не заразила евреев. Автор сожалел, что евреи не стремятся покинуть страну, и предлагал принять против них драконовские меры, которые усилят эмиграцию. Гитлер полагал, что такой драконовской мерой может стать еврейский погром.

Гитлер решил осуществить руками еврея покушение на немецкого дипломата, а в теракте обвинить «международное еврейство». В таком случае можно было довести до точки кипения накал ненависти к евреям, а затем спровоцировать немцев на имперский погром. Объяснить погром можно было стихийным народным негодованием, вызванным террористическим актом. В феврале 1938 года Гитлер приказал начальнику СД Гейдриху к 10 ноября подготовить покушение на немецкого дипломата. Гитлер планировал осуществить погром в день рождения Мартина Лютера, который был ярым антисемитом. У Райнхарда Гейдриха был опыт организации подобных акций – в январе 1938 года он готовил покушение на германского посла в Австрии фон Папена. Однако в феврале австрийская полиция произвела обыск в штаб-квартире нацистов, расположенной в Вене. Полицейские обнаружили документы, из которых следовало, что поводом для вторжения вермахта в Австрию должно было стать убийство германского посла. Этот провал сильно ударил по престижу Гейдриха – теперь перед ним открылась возможность реабилитировать себя перед фюрером.

Гейдрих отдал приказ начальнику гестапо Генриху Мюллеру провести в столицах европейских государств оперативные мероприятия, чтобы наметить исполнителя теракта. Требовалось найти еврея, которого можно будет использовать вслепую. Человек будет считать, что действует с целью мести нацистам, а сам явится орудием в руках гестапо. В Париже внимание агентов гестапо привлек 17-летний Гершл Гриншпан, который был частым гостем в баре для гомосексуалистов. Там Гриншпан встречался с третьим секретарем немецкого посольства Эрнстом фон Ратом, который оказывал ему знаки внимания. Гриншпан приехал во Францию из Германии, где в Ганновере жили его родители, польские евреи. Гриншпан жил у дяди, не работал, и фон Рат поддерживал его материально. В это время французские власти объявили Гриншпану, что поскольку он живет в стране незаконно, то должен ее покинуть, иначе будет депортирован. Агенты гестапо взяли Гриншпана в оперативную разработку, и им удалось продлить срок его проживания во Франции. Сведения об этом содержатся в материалах допроса американским прокурором Робертом Кемпнером в ходе Нюрнбергского процесса агентов гестапо, которые вели слежку за Гриншпаном.

Рейнхард Гейдрих

В июле 1938 года гестапо приступило к подготовке еврейского погрома. Еврейские магазины помечались специальными надписями белой краской. Синагоги, которые стояли отдельно, планировалось сжечь, а те синагоги, которые были окружены городскими строениями, разгромить. Были составлены списки нескольких десятков тысяч богатых евреев, подлежавших аресту. Три крупнейших концлагеря – Дахау, Бухенвальд и Заксенхаузен – к октябрю 1938-го значительно расширили, чтобы принять десятки тысяч новых заключенных. 27 октября 1938 года по приказу Гитлера были проведены аресты польских евреев, проживавших в Германии. 28 октября началась депортация 17 тыс. евреев – они были отправлены на грузовиках к польской границе. Утром 29 октября колонна прибыла на место, и эсэсовцы палками погнали евреев на польскую территорию. Но польские пограничники под угрозой расстрела не пропустили евреев. В течение трех дней люди находились под открытым небом на нейтральной полосе, и только 1 ноября поляки разместили евреев в бараках у пограничного местечка Збонщин. Среди депортированных была семья Гриншпан. Глава семьи Мендель Гриншпан оказался в трудном положении: у него на руках были семь дочерей и сын. Он написал сыну Гершлу в Париж открытку: «Дорогой Гершл, мы оказались в Польше на мели, без копейки денег. Не смог ли бы ты прислать сколько-нибудь? Заранее благодарен. Отец».

В начале ноября Гейдрих нелегально приехал в Париж, он взял на себя руководство операцией по ликвидации фон Рата. У Гейдриха была открытка Менделя Гриншпана к сыну, которую агентам гестапо удалось добыть в Польше. Гейдрих проинструктировал своего агента, как оказать на Гриншпана психологическое давление и склонить его к совершению теракта. Агент должен был представиться другом Менделя Гриншпана и передать Гершлу открытку от отца. Он должен был сообщить ему, что 12 тыс. польских евреев были депортированы из Германии в Польшу, и при этом акцентировать внимание на том, что евреи были подвергнуты издевательствам, и призвать его к мести. Утром 7 ноября агент гестапо встретился с Гриншпаном, который согласился совершить покушение на немецкого посла. Агент дал Гриншпану деньги на приобретение пистолета. Гриншпан написал прощальное письмо родителям: «Дорогие мои! Я не мог поступить иначе – мое сердце обливается кровью с того момента, как я узнал о страданиях 12 тысяч моих единоверцев. Да простит меня Б-г, и я надеюсь, что вы меня простите. Гершл».

Германское посольство усиленно охранялось, его территория была обнесена высокой оградой, вдоль которой по внутреннему периметру патрулировали эсэсовцы с овчарками. У ворот посольства с внешней стороны дежурила французская полиция, а с внутренней стороны находилась немецкая охрана. Когда посетитель проходил на КПП, он должен был назвать дежурному офицеру фамилию дипломата, с которым у него была назначена встреча. У посетителя проверяли документы, его тщательно обыскивали, затем дежурный по телефону связывался с офицером службы безопасности внутри посольства. Офицер звонил немецкому дипломату, с которым была назначена встреча, и если дипломат подтверждал договоренность, то посетитель в сопровождении охранника шел к зданию посольства. Если у посетителя не была предварительно назначена встреча с немецким дипломатом, он не мог попасть в посольство. Автоматические двери посольства открывались изнутри  офицером службы безопасности. В вестибюле посольства у посетителя еще раз проверяли документы и обыскивали. Встреча посетителя с немецким дипломатом проходила в отдельном кабинете, который находился рядом с комнатой дежурного охраны. Преодолеть систему безопасности посольства было не под силу не только одиночке, но даже самой сильной разведывательной службе. Но Гейдрих дал указание, чтобы служба безопасности посольства не обыскивала Гриншпана и вывела его на фон Рата. Сразу после покушения московские газеты писали о том, что покушение на фон Рата есть провокация гестапо  .

Гриншпан купил пистолет и направился к германскому посольству. На КПП он заявил дежурному офицеру, что хочет сообщить важные сведения Иоганнесу фон Вельчеку. Через внутренний дворик охранник провел посетителя к зданию посольства. Гриншпан заявил и офицеру службы безопасности, что хочет сообщить германскому послу важные сведения. Офицер ответил, что посол отсутствует, но его могут отвести к секретарю посольства, которому он сможет сообщить всё, что считает нужным. Офицер назвал охраннику номер кабинета фон Рата и приказал ему отвести туда посетителя. Когда Гриншпан вошел в кабинет, он выпустил всю обойму в фон Рата, который получил касательное ранение в плечо и проникающее ранение в брюшную полость. Немецкая охрана вызвала полицию. Французские полицейские арестовали Гриншпана. При обыске они нашли его письмо к родителям и открытку от отца. В отделении полиции Гриншпан заявил: «Я решил убить сотрудника германского посольства в знак протеста, чтобы обратить внимание мира на то, как в Германии обращаются с польскими евреями».

Эрнст фон Рат

Фон Рат был доставлен в госпиталь, французские врачи сделали ему операцию. Состояние фон Рата не вызывало особой тревоги, но, поскольку фюрер приказал очистить арийскую расу от скверны гомосексуализма, фон Рат был обречен. Гейдрих послал Мюллеру в Берлин сообщение по телетайпу о том, что фон Рат находится в больнице. Мюллер позвонил Гитлеру, который в этот день приехал в Нюрнберг. Гитлер приказал направить в Париж бригаду врачей под руководством его личного врача профессора Карла Брандта. Врач-изверг Брандт использовался Гитлером для выполнения «деликатных» поручений.

Во второй половине дня врачи на личном самолете фюрера вылетели в Париж и взяли лечение раненого в свои руки. На следующий день в Париж прилетела мать фон Рата, но Карл Брандт приказал не допускать ее к сыну. Утром 9 ноября профессор Брандт отдал распоряжение подготовить фон Рата для переливания крови. Но «по ошибке» фон Рату стали переливать кровь, которая не соответствовала его группе крови. В 17 часов после третьего переливания крови пациент скончался. Профессор Брандт выполнил все необходимые формальности, связанные с констатацией его смерти от полученных ранений, позвонил из германского посольства в Берлин и сообщил Гейдриху о смерти фон Рата.

КРОВАВЫЙ ОСКАЛ «ЗВЕРЯ ИЗ БЕЗДНЫ»

Несмотря на то что фон Рат был гомосексуалистом, ранение от руки еврея превратило его в национального героя, в Германии поднялась волна истерической антисемитской пропаганды. 7 ноября в экстренном вечернем выпуске нацистской газеты «Фолькешер беобахтер» в редакционной статье был брошен призыв к погрому: «Германский народ сделал необходимые выводы из вашего (еврейского. – М. Ф.) преступления. Он не будет терпеть невыносимую ситуацию. Сотни тысяч евреев контролируют целые секторы в немецкой экономике, радуются в своих синагогах, в то время как их соплеменники в других государствах призывают к войне против Германии и убивают наших дипломатов». На следующий день все утренние газеты рейха зашлись в пароксизме ненависти, нацистская печать завопила: «Гнусный еврейский убийца Гриншпан вызвал священный гнев немецкой нации».

Вечером 7 ноября Гейдрих вылетел из Парижа в Берлин, а в 1.20 ночи он отправил по телетайпу приказ в штабы и участки полиции и СД организовать «демонстрации» против евреев совместно с руководителями партии и СС.

Приказ гласил:
1.
а) Должны приниматься только такие меры, которые не будут представлять опасности для жизни и имущества немцев (например, синагогу можно поджечь только в том случае, если не существует угрозы, что пожар перекинется на соседние дома).
б) Деловые и частные дома евреев могут быть разрушены, но не разграблены <…>

2. Полиция не должна разгонять демонстрации <…>

3. Арестовано может быть столько евреев, особенно богатых, сколько их поместится в имеющихся тюрьмах. После их ареста надлежит немедленно связаться с соответствующим концентрационным лагерем, чтобы препроводить их в этот лагерь в кратчайшие сроки.

(Ширер У. Взлет и падение Третьего рейха. М., 2003. С. 455.)

8 ноября Гитлер прибыл в Мюнхен, там проводились торжества, посвященные 15-й годовщине «Пивного путча», который был подавлен 9 ноября 1923 года. Вечером в пивном зале «Бюргербройкеллер» Гитлер произнес речь перед кавалерами «Ордена крови» (награда участникам путча). О покушении на фон Рата Гитлер не сказал ни слова. Хотя Гитлер часто говорил о мнимых преследованиях немцев за границей, в этом случае он ни словом не обмолвился о случившемся. Так же вел себя Риббентроп: он не послал правительству Франции ноту протеста, как принято в подобных случаях. 9 ноября Гитлер принял участие в празднике «День старых бойцов», высшем празднике партии. Состоялся марш к «Галерее полководцев», и Гитлер лично возложил венки на 16 саркофагов с телами штурмовиков, убитых во время «Пивного путча». Во второй половине дня Гитлер остался дома, он ждал известий из Парижа. В 19 часов позвонил Гейдрих и сообщил долгожданную весть о смерти фон Рата. Провокация гестапо удалась – теперь смерть немецкого дипломата можно было использовать как предлог для еврейского погрома.

Вечером Гитлер выехал на встречу высшего партийного руководства в большом зале Старой ратуши. После короткого выступления он покинул собрание: в полночь он должен был принимать участие в присяге рекрутов СС перед «Галереей полководцев». К нацистским руководителям обратился Геббельс, который сообщил о смерти фон Рата и в заключение сказал: «Национал-социалистическая партия не унизится до организации выступлений против евреев. Но если на врагов рейха обрушится волна народного негодования, то ни полиция, ни армия не будут вмешиваться». Это был призыв к погрому, и «старая гвардия» бросились к пунктам сбора штурмовиков. Руководил погромом шеф политического отдела Мюнхенского полицай-президиума оберфюрер СС Эберштайн. Мюнхен превратился в сущий ад. Погромщики врывались в дома, грабили, насиловали и убивали, наполняя страхом сердца евреев. Город осветился огнем пожарищ, языки пламени зловеще отражались в разбитых витринах. Когда Гитлеру доложили о погроме, он изобразил возмущение. Вот что пишет адъютант фон Белов: «Фюрер приказал принять все меры против поджигателей и мародеров, чтобы прекратить это “безумие”. Чем больше раздавалось звонков о разрушениях еврейских торговых заведений и синагог также из других городов, тем сильнее возбуждался он и приходил в ярость. Я не сомневался, что Гитлер не изображает неожиданность» Белов Н. Я был адъютантом Гитлера. Смоленск, 2003 . Но чем больше неистовствовал Гитлер, требуя прекратить «безумие», тем сильнее бушевал над Германией кровавый смерч. Фюрер так искусно разыгрывал свою непричастность к организации еврейского погрома, что возникла легенда, будто его организовали Геббельс и Гиммлер, а Гитлер якобы был недоволен и строго отчитал их. Однако близко стоявший к Гитлеру имперский руководитель прессы Отто Дитрих опровергнул эту версию, засвидетельствовав, что именно Гитлер был инициатором «Хрустальной ночи». (См.: Дитрих О. 12 лет с Гитлером. Мюнхен, 1955.)

Гейдрих принял на себя руководство погромами в Берлине. Основные усилия погромщиков он направил на синагоги – девять синагог были сожжены, две разгромлены, уцелела только главная синагога на Ораниенбургштрассе. Пожарные никаких мер к тушению огня не принимали, ограничившись лишь защитой соседних зданий. Покончив с синагогами, погромщики принялись за еврейские магазины. В Берлине не осталось ни одного, все они были разгромлены, витрины выбиты, а товары разграблены и выброшены на улицу. При свете ночных фонарей хрустальным блеском сияли осколки стекла, усеявших тротуары возле разграбленных еврейских магазинов. «Правда» за 11 ноября 1938 года писала: «По своим размерам и жестокости погром превосходит всё происходившее до сих пор. Еврейское население избивается прямо на улицах городов. 10 ноября в 5 часов утра фашисты начали погром еврейских магазинов на Фридрихштрассе, Лейпцигерштрассе и других центральных улицах Берлина».

В ночь с 9 на 10 ноября 1938 года нацисты осуществили по всей Германии самый страшный за все годы еврейский погром, который вошел в историю нацистских злодеяний под названием «Хрустальная ночь». Ненависть нацистов к евреям выплеснулась на улицы и превратилась в волну узаконенного насилия невероятного размера. Кровавый погром смерчем прокатился по всей Германии и докатился до самых отдаленных уголков рейха. Нацисты обрушились на евреев с невиданной жестокостью, «зверь из бездны» явил миру свой кровавый лик. Тысячи еврейских домов были разгромлены, 4500 еврейских торговых и коммерческих предприятий были разграблены. Надругательству подверглись еврейские кладбища, 150 синагог были сожжены и 75 разгромлены. Итог имперского погрома был ужасен – 90 человек убиты, сотни ранены и покалечены, 680 евреев покончили жизнь самоубийством. 25 тыс. человек были отправлены в концентрационные лагеря, несколько сот из них погибло в дороге в результате зверских издевательств эсэсовцев.

Гриншпана поместили в тюрьму для несовершеннолетних, и французская полиция начала расследование покушения на фон Рата. Для помощи пострадавшим во время «Хрустальной ночи» в США был организован «Комитет еврейского призыва», который прислал Гриншпану 20 тыс. долларов, чтобы он смог нанять хорошего адвоката. Гриншпана защищал адвокат Винсент Моро-Жафьери, а интересы Германии представлял профессор Фридрих Гримм. Моро-Жафьери выдвинул линию защиты, в соответствии с которой Гриншпан находился с убитым в интимной связи, а покушение явилось результатом измены фон Рата. Адвокат заявил, что Гриншпан на предварительном следствии объяснил свое покушение политическими мотивами, потому что не хотел афишировать свою связь с фон Ратом. Профессор Гримм опасался, что мировая общественность узнает о связи Гриншпана с фон Ратом, и всячески затягивал судебное разбирательство.

Г. Гриншпан. Арест.

1 сентября 1939 года началась вторая мировая война, и следствие по делу Гриншпана прекратилось. А в июне 1940 года в Париж вошли войска вермахта, тюрьму, в которой сидел Гриншпан, эвакуировали, в Тулузе транспорт с заключенными настиг специально посланный отряд СС, и Гриншпан был доставлен в берлинскую тюрьму «Моабит». Следователи начали готовить материалы о связи Гершла Гриншпана с Давидом Франкфуртером, который убил видного нациста Вильгельма Густлова в 1936 году, – Геббельс готовил показательный судебный процесс. Его цель была подтвердить существование «всемирного еврейского заговора».

Винсент Моро-Жафьери письменно изложил Геббельсу свою линию защиты, Геббельс доложил содержание документа Гитлеру. Из досье гестапо Гитлер знал, что фон Рат был гомосексуалистом, и высказал сомнение в целесообразности проведения показательного процесса. Геббельс предложил отстранить Винсента Моро-Жафьери от участия в процессе, но тут возникло новое затруднение: нацистский прокурор обнаружил, что Гриншпан был вывезен из Франции в Германию без соблюдения соответствующих юридических процедур. Прокурор потребовал, чтобы Гитлер лично подписал приказ о проведении процесса над Гриншпаном. Гитлер не решился – проведение показательного процесса было отменено. Гершл Гриншпан был переведен в лагерь Заксенхаузен, где разделил судьбу шести миллионов евреев, погибших в огне Холокоста.

Поделиться

Анна Франк и другие

Познакомившись с книгой Франсин Проуз, мы понимаем: то, что мы считали пройденным материалом, в действительности сложнее, чем казалось; то, что мы, по выражению Синтии Озик в эссе «Кому принадлежит Анна Франк?», принимали за знание, «варясь в соку собственной наивности», оказывается набором мнений и убеждений, часто навязанных нам.

Эли Визель. Еврей надежды

За ночью, как в визелевской трилогии, следуют рассвет и день. На самом дне сожженной души есть неуничтожимый остаток человечности. Нобелевская премия мира в 1986 году была присуждена Визелю именно за то, что «личный опыт тотального унижения и полного презрения к человечеству, которое было показано в лагерях смерти Гитлера», он положил в основу своего послания о недопустимости любого насилия, дискриминации, равнодушия, пренебрежения правами человека.