Университет : Опыт ,

Сказка о мертвом левите

Аркадий Ковельман 3 декабря 2014
Поделиться

Кто
      сейчас
           оплакал бы
              мою смертишку
     в трауре
          вот этой
              безграничной смерти?

В. Маяковский. «Владимир Ильич Ленин»

 

Вот история о левитах, что отправились в Цоар, город пальм, и один из них заболел. Его отнесли в гостиницу, а на обратном пути спросили хозяйку: «Где наш товарищ?» И та ответила: «Он умер, и я похоронила его» (Мишна, Йевамот, 16:7).

Эта история — аргумент в юридическом споре. Если есть свидетель, признают человека умершим, а вдове разрешают замужество. Если же кто пропал без вести, то жена его — соломенная вдовушка, повторный брак — прелюбодеяние, а дети от такого брака — незаконнорожденные. Какому же свидетелю можно верить? По мнению рабби Акивы, нельзя верить женщине. Ему возразили другие мудрецы: «Ведь был случай с левитами, что отправились в Цоар, город пальм, и один из них заболел. Его отнесли в гостиницу, а на обратном пути спросили хозяйку: “Где наш товарищ?” И та ответила: “Он умер, и я похоронила его”. И было разрешено вдове левита выйти замуж. А разве не следует верить женщине из сословия священников еще больше, чем хозяйке гостиницы?» Рабби Акива ответил им так: «Когда женщина из сословия священников будет как хозяйка гостиницы, ей поверят. Ведь хозяйка гостиницы показала левитам посох умершего, его котомку и свиток Торы, что был у него в руках».

В этой истории — все видимость и иллюзия, все намек и немая речь. Намек на женщину из сословия священников, которая оделась, как блудница, и села у дороги, как блудница, а от нее произошло колено Иудино. Из этого колена вышел царь Давид и выйдет мессия, помазанник, царь Израилев. Звали женщину Тамар, и свекром ее был сам патриарх Йеуда. Когда его первый сын умер, Йеуда отдал Тамар своего второго сына, но умер и второй. Третьего же сына он не хотел отдавать. Вот тут‑то Тамар оделась блудницей и села у дороги, чтобы соблазнить собственного свекра. Рабби Йоханан учил, что Йеуда хотел пройти мимо, но Святой, благословен Он, послал к нему ангела вожделения, и тот сказал: «Йеуда, куда ты идешь? Не туда ли, откуда выйдут цари и избавители?» Так в Берешит раба, 85:8.

Цилиндрическая печать. Месопотамия. 1700–1650 годы до н. э.

Цилиндрическая печать. Месопотамия. 1700–1650 годы до н. э.

Через три месяца, когда увидели, что Тамар беременна, хотели ее сжечь. Но она показала три знака, которые Йеуда оставил ей в залог. Что за знаки? Печать, шнур и посох, что был у него в руках (Берешит, 38:18). Шнур — это мудрецы Синедриона, ведь они удлиняют бахрому на одежде своей. Посох — царь‑помазанник, мессия. Ведь сказано в псалме (110:2): «Жезл силы твоей пошлет Г‑сподь из Сиона!» А о печати сказано в Песни Песней (8:6): «Положи меня печатью на сердце твое, печатью на руку твою, ибо сильна, как смерть, любовь…» Из трех этих знаков один показала также хозяйка гостиницы — пастушеский посох, символ царя‑помазанника.

А откуда мы знаем, что Тамар — из сословия священников? Мидраш говорит, что она — дочь Шема (Сима), одного из трех сыновей Ноаха (Ноя). Этот праведник родился обрезанным, служил священником Б‑га Всевышнего в Иерусалиме и звался также Малки‑Цедек («мой царь — истина»), или Мельхиседек. Ему отдал Авраам десятину из своей добычи, когда победил четырех царей (Берешит, 14:18‑20). И из законов Торы мы заключаем, что Тамар была дочерью священника. Ведь в Торе сказано: «И если дочь священника осквернит себя блудом, то отца своего бесчестит она, на огне да будет сожжена» (Ваикра, 21:9). Тамар собирались сжечь за блуд, значит, она — дочь священника. Так в Берешит раба, 26:3 и 85:10.

Брак Тамар с Йеудой мы вспомнили не напрасно. Историей о мертвом левите кончается трактат Мишны «Йевамот», посвященный ибуму. По этому обычаю брат женился на вдове брата, если тот не оставил детей. А в мидраше сказано: «С Йеуды начался ибум» (Берешит раба, 85:5). Когда умер первый муж Тамар, Йеуда отдал ей своего второго сына, но умер и второй, а третьего сына он не хотел отдавать. И еще одно совпадение. Куда отправились левиты? В Цоар, город пальм. Пальма на иврите — тамар. В город Тамар отправились левиты, и один из них по дороге умер.

Йеуда и Тамар. Вацлав Холлар. Гравюра. 1600‑е годы. Коллекция Торонтского университета

Йеуда и Тамар. Вацлав Холлар. Гравюра. 1600‑е годы. Коллекция Торонтского университета

Словно в волшебной сказке, праматерь наша Тамар вдруг стала хозяйкой придорожной гостиницы, а праотец наш Йеуда — мертвым левитом. И еще на одно превращение намекает Талмуд, толкуя историю о левите (Йевамот, 122б). Вот история об одном человеке, который пришел к рабби Тарфону свидетельствовать, что муж некоей женщины умер. Спросил рабби Тарфон: «Сын мой, на чем основано твое свидетельство?» Тот ответил: «В дороге напал на нас легионер. И муж этой женщины схватил оливковую ветвь, отломал ее от дерева и этой ветвью побил и прогнал легионера. Сказал я ему: “Лев! Ну и храбрец же ты!” Сказал он мне: “Откуда ты знаешь, что меня кличут львом в моем городе? Ведь зовут меня Йоханан, сын рабби Йоханана, лев из деревни Шихайя”. А потом заболел этот человек и умер». Рабби Тарфон поверил свидетельству и разрешил вдове того человека выйти замуж. А мы вспомним благословение, которым праотец Яаков благословил своего сына Йеуду (Берешит, 49:9): «Молодой лев Йеуда, с добычи, сын мой, поднимается. Преклонился он, лег, как лев и как львица: кто поднимет его?» О чьей же смерти мы учим в конце трактата «Йевамот»: о смерти льва из деревни Шихайя, о смерти левита, что отправился в Цоар, город пальм, или о смерти Йеуды, свекра Тамар?

Талмудический трактат «Йевамот» завершается изречением: «Ученики мудрецов умножают в мире мир. Ибо сказано (Йешаяу, 54:13): “И все сыновья твои — ученики Г‑спода, и велик мир у сыновей твоих”» (122б). А чем же заняты ученики мудрецов, чем они умножают мир? Тем, что разрешают вдовам вступать в повторный брак и рожать сыновей. В трауре безграничной смерти они принимают свидетельства, чтобы ни одна смертишка не пропала из виду. И те, кого сожгли в печах, и те, кого засыпали в ямах, и те, кто просто умер в безвестности, — о них ученики мудрецов принимают свидетельства. Ученики мудрецов слабы и аполитичны. Их пацифизм — признак бессилия. Они не остановят смерть и войну, надвигающуюся подобно раскатам весеннего грома. Разве что в конце времен Г‑сподь отменит смерть. Как сказано: «Поглощена будет смерть навеки» (Йешаяу, 25:8). Но пока не наступил конец времен, есть смерть и нужны ее доказательства: посох, торба и свиток Торы.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

The Times of Israel: Израильские ученые варят новаторское «древнее пиво» из 5000‑летних дрожжей

Впервые из древних глиняных сосудов были извлечены, идентифицированы и воссозданы живые дрожжи, которые использовались для производства алкогольных напитков, употреблявшихся в древние времена. Это новаторское исследование открывает пути для других начинаний, которые позволят выявить остатки древних продуктов питания в древних сосудах и воссоздать их.

Преступая черту

Если следовать логике рабби Йеуды, коэну, летящему в самолете, необязательно было заворачиваться в пластик — ведь самолет как герметично замкнутый предмет должен считаться «движимым шатром» и, соответственно, защищать своих пассажиров от тумы. Однако я уже видел достаточно талмудических дискуссий, чтобы заподозрить, что все не так просто.