трансляция

The Jerusalem Post: Непреднамеренная дружба: раввин среди мормонов

Ариэль Доминик Хендельман 13 ноября 2017
Поделиться

Раввин Бенни Циппель был удивлен, когда в штаб‑квартире Хабада к нему подошли с предложением основать Бейт Хабад в Солт‑Лейк‑Сити, штат Юта. Это был декабрь 1991 года, и Ребе Менахем‑Мендл Шнеерсон, седьмой в ряду лидеров Хабада, готовился к празднованию своего 90‑летия.

Именно в качестве подарка Ребе на день рождения Хабад хотел установить свое присутствие в штате Юта — области, на тот момент совершенно не охваченной в плане иудаизма. 26 февраля 1992 года Циппель написал Ребе, прося благословения, прежде чем приступить к своей миссии.

Когда прошло несколько дней и ответа все не было, он решил лично встретиться со Шнеерсоном.

«Ребе сказали, кто я, а также сообщили, что я пришел увидеть его, прежде чем открыть центр Хабада в Солт‑Лейк‑Сити. Он дал мне благословение, сказав, что это должен быть громадный успех. На следующий день он перенес инсульт и больше уже не разговаривал в течение следующих двух лет, пока не ушел. Мы считаем огромной привилегией, что успели получить это благословение», — вспоминает Циппель.

Это получились настоящие проводы, которые придали сил Циппелю и его жене, когда они переехали из своего дома в ультраортодоксальном бруклинском районе Краун‑Хайтс в место, где евреи были меньшинством среди мормонского большинства.

Циппель родился и вырос в Милане, в Италии, а его жена Шаронна родом из Торонто, Канада.

Они успели прожить в Бруклине всего пару лет, и — что и говорить — для них это был очень важный шаг.

Маленькая еврейская община Солт‑Лейк‑Сити существует около 100 лет. Когда Циппели прибыли туда, они обнаружили очень теплое, доброжелательное сообщество, но с чрезвычайно высоким уровнем смешанных браков. «Я думаю, многие люди задавались вопросом, как долго мы здесь продержимся», — делится Циппель.

Несмотря на это, Хабад штата Юта существует теперь уже 25 лет в общине, которая выросла до 1500 домохозяйств и составляет около 5 тыс. человек.

Циппели внедряли иудаизм разными способами: уроки Торы и еврейской жизни; еврейская школа, в которую бежит по утрам сын Циппеля Авреми; организация зимних и летних лагерей; а также множество интересных мероприятий, связанных с еврейскими праздниками, чтобы помочь сообществу быть больше связанным со своим наследием.

«Для меня огромная честь быть посланником Ребе и представлять все большему и большему числу людей богатство Торы, — объясняет Циппель. — Мы действительно несем иудаизм в самые отдаленные места».

«Существует большая разница между открытием центра Хабад в Лонг‑Айленде или Калифорнии, которые являются важными очагами иудаизма и где люди так или иначе знакомы с ним, и основанием Хабада в штате Юта. Здесь намного сложнее. Когда вы приходите в общину, где есть еврейская инфраструктура, это одно. Когда вы приходите в общину, подобную этой, вы сами должны создать инфраструктуру».

Циппель испытал это сразу же после переезда, когда еврейский педиатр в Солт‑Лейк‑Сити пригласил его, чтобы поприветствовать. Врач не был моэлем, который традиционно проводит обряд обрезания, но в течение определенного времени именно он обрезал еврейских мальчиков в штате Юта.

Он пригласил Циппеля присоединиться к нему: совершить церемонию и произнести молитвы над вином. Таким образом якобы они могут приблизить мероприятие к традиционной брит миле. Раввин поблагодарил его за любезное предложение, но заметил, что все вино мира не превратит доктора в моэля.

Циппель начал привозить моэля из Лос‑Анджелеса, тот прилетал каждый раз, когда рождался еврейский мальчик. Община в штате Юта делает так до сих пор.

Раввин создал также кошерный продовольственный кооператив, который доставляет заказы из Лос‑Анджелеса каждые четыре‑шесть недель. Грузовик привозит все — от хлеба, сыра и выпечки до мяса. Члены общины могут заказывать все, что им нужно.

Раввин Циппель инициировал строительство двух микв (ритуальных бассейнов для омовений) и создание онлайн‑школы Хабада. Ведь когда семья 25 лет назад переехала в Юту, еврейской школы не существовало, и своих шестерых детей Шаронна обучала сама, до восьмого класса включительно. Младшая дочь теперь посещает хабадскую школу в Чикаго.

Помимо адаптации к Юте и содействия развитию живой и органичной еврейской жизни, Циппель неожиданно взял на себя еще одно начинание. Вскоре после открытия центра Хабада ему позвонил еврей из Южной Калифорнии, чей 15‑летний сын учился в школе в Прово, штат Юта. Циппель был озадачен тем, почему этот мальчик учится в таком месте, где большинство населения составляют мормоны, а еврейского присутствия почти нет.

«Я отправился навестить мальчика и обнаружил другую сторону жизни нашего штата, — рассказывает Циппель. — Юта является мировой столицей лечебных центров‑санаториев и программ терапии с помощью дикой природы. Раньше я понятия не имел об этом. Дети с эмоциональными и психическими проблемами тоже лечились в штате Юта. Но эти евреи, на мой взгляд, тонули или уплывали. Поэтому я начал отдельный проект Хабада Юты под названием “Проект Сердце”, который предоставлял еврейское образование подросткам из группы риска».

Недавно раввин Циппель приехал в Израиль с делегацией из штата Юта: около 50 человек во главе с губернатором Гарри Гербертом. Во время поездки Циппель рассказал о своей работе с «Проектом Сердце», надеясь просветить израильскую аудиторию на этот счет. Каждый год из сотен молодых евреев, которые оказываются в лечебных центрах Юты, небольшой процент составляют израильтяне. Юта стала штатом с самым высоким числом программ лечения по нескольким причинам. Одна из них заключается в том, что мормонская церковь уделяет большое внимание образованию и реабилитации, из‑за чего в Юте низкий уровень преступности. Кроме того, законодательный орган штата позволяет ребенку до 18 лет проходить терапию без согласия взрослого. Таким образом, дети со всего мира приезжают сюда для лечения и реабилитации, будь то расстройство пищевого поведения, депрессия или наркомания.

Раввин Бенни Циппель (справа), его жена Шаронна (слева) и губернатор Юты Гарри Герберт со своей женой Дженнет у Стены Плача

Тот факт, что мормонская философия образования и реабилитации пронизывает всю жизнь штата Юта, неудивителен: здесь находится всемирная штаб‑квартира мормонской церкви.

Вскоре после того, как Циппель переехал в Солт‑Лейк‑Сити, ему позвонил тогдашний президент мормонской церкви Гордон Б. Хинкли. Циппель тогда только что поставил первую публичную ханукию на входе в крупный торговый центр Солт‑Лейк‑Сити с плакатом: «Хабад Любавич желает вам счастливой Хануки». «После этого мне позвонил Хинкли, — вспоминает Циппель. — Он увидел менору, ему понравилась эта идея, и он хотел официально поприветствовать меня, пригласив на частную встречу в своем офисе».

«Вышло забавно, потому что это была первая публичная менора в Солт‑Лейк‑Сити и евреи принялись спорить об этом. Они пытались бороться с ней всеми возможными способами, но ничего не могли сделать. А мормоны как раз настроены были иначе. Хинкли сказал мне, что слышал о Ребе и с большим энтузиазмом отнесся к нашему присутствию в Юте». Глава мормонской церкви сообщил Циппелю, что верит в его миссию и тот может рассчитывать на него как на друга и сторонника.

Как оказалось, этот добрый жест вскоре должен был пройти жизненное испытание. Циппель, который в то время имел только студенческую визу и был гражданином Италии, подал заявку на получение гринкард. Раввин отправил письмо с просьбой о ее получении, в комплекте с блестящей рекомендацией сенатора от штата Юта Оррина Хэтча, друга еврейской общины. Ходатайство Циппеля было немедленно отклонено. «На деле это означало, что они предлагают мне паковать сумки, — говорит Циппель. — Это произошло сразу после моей встречи с президентом Хинкли, поэтому мне пришло в голову связаться с ним, и он попросил дать ему час». Вскоре после этого Циппелю позвонили от одной из самых известных юридических фирм в Солт‑Лейк‑Сити, заявив, что позаботятся о его делах. Было отправлено новое письмо в иммиграционную службу, и через несколько месяцев Циппель получил свою грин‑карту.

Он еще неоднократно обращался к Хинкли на протяжении многих лет, всегда находя дружественный отклик и желание помочь.

«Хинкли был для меня незаменимым человеком — вплоть до того дня, когда скончался, это случилось 28 января 2008 года, — говорит Циппель. — После того как он скончался, мне позвонил его сын, также очень уважаемый член мормонской церкви, и сказал, что отец получил прекрасную серебряную менору в честь своего 90‑летия от генерального консульства Израиля в Лос‑Анджелесе. Отец велел отдать ее мне, и она теперь находится у меня. Мормоны очень сильны в Юте, именно они управляют здесь государством. Я признателен, что могу считать их друзьями». 

Оригинальная публикация: AN UNLIKELY FRIENDSHIP: THE RABBI AMONG THE MORMONS

Поделиться

Star Tribune: «Только здесь по‑настоящему видишь красоту, что создал Б‑г»

В Южной Дакоте постоянно действуют две синагоги, а еврейские общины существуют более 150 лет, но Алперовиц приехал сюда ради тех, кто чувствует себя в изоляции и не ощущает принадлежности к общине, вне зависимости от того, религиозны они или ни разу не молились с самого детства. С тех пор как он появился в городе, те, кто посещает его занятия и приглашает его в гости, совершенно потеряли голову от радости. Некоторые плакали. Другие останавливали его на улице, чтобы порасспросить. «Я ходячий символ иудаизма, — говорит он. — Нравится мне это или нет».

770 принимает гостей

Алперовиц признает, что он не будет традиционным раввином, вещающим с кафедры, и собирается проводить много времени в пути. «Я буду навещать людей у них дома, разъезжая по всему штату, когда только смогу, — говорит он. — Я еду в Южную Дакоту с идеей, что каждый еврей уникален и ценен для нас, буквально как родной брат или сестра, и мы предвкушаем, как будем вместе соблюдать наши традиции».