трансляция

770 принимает гостей

18 декабря 2016
Поделиться

23–28 ноября в Нью‑Йорке прошел всемирный конгресс посланников Любавичского Ребе — многотысячное собрание раввинов, которое дает возможность еврейским лидерам обмениваться опытом в развитии общин, совместно решать административные и религиозные вопросы. Материалы Ассошиэйтед Пресс и «Геральд» рассказывают о двух из более чем пяти тысяч собравшихся в Нью‑Йорке хабадских раввинов.

Associated Press: В Южной Дакоте скоро будет свой раввин

Маленькая сплоченная еврейская община Южной Дакоты несколько лет обходилась без раввина, но этой зимой Южная Дакота перестанет быть единственным штатом без раввина — из Нью‑Йорка приедет раввин с семьей и откроет там общинный центр.

Р. Мендл Алперовиц и его жена Муся в ближайшие несколько недель намереваются открыть в Су‑Фолс «Бейт Хабад», где будут вестись богослужения, общине предложат различные программы, прежде всего программы религиозного образования. Алперовиц также собирается объехать весь редконаселенный степной штат и познакомиться с как можно большим числом евреев, соблюдающих и несоблюдающих.

«Мы получаем огромное удовольствие от нашего дела, — сказал Алперовиц, который раньше уже бывал в Южной Дакоте в роли приглашенного раввина. — У нас будет открытый дом… Наша первоочередная задача — добиться того, чтобы в целом штате Южная Дакота не осталось ни одного еврея, чувствующего себя одиноким и оторванным от общины, чтобы все ощущали себя в общинном центре как дома и вдохновлялись нашими традициями».

В «Бейт Хабад» будут проводиться общественные и культурные мероприятия для взрослых и детей, в том числе мероприятия исключительно для женщин. Вскоре Алперовиц проведет в штате ханукальные праздничные торжества.

Первые евреи появились на территории нынешней Южной Дакоты, в поселке старателей Дэдвуде, во время золотой лихорадки, более 150 лет назад. Они нашли свою нишу — продавали скобяные и галантерейные товары, продукты и т. д. К 1920 году в штате было около 1300 евреев. Но за прошедшее время община уменьшилась до 400 человек, это меньше 0,1% населения Южной Дакоты. Алперовиц, однако, полагает, что это число должно быть ближе к тысяче.

Последний раввин Южной Дакоты Стивен Форштайн прибыл туда в конце 1970‑х, когда умер раввин синагоги в Су‑Фолсе. Форштайн был раввином на полставки; кроме того, он занимался продажей осветительных приборов и по делам фирмы колесил по всему штату.

«Я тут продаю товар — будь то лампочки или иудаизм. И я говорю это, не стесняясь: я продаю иудаизм», — сказал Форштайн корреспонденту Associated Press в ноябре 1980 года. В 1998 году Форштайн переехал в Мичиган, и с тех пор общину возглавляют светские лидеры или молодые раввины, студенты ешивы, которые приезжают в штат на месяц‑два. Помимо того, студенты любавичских ешив, участвующие во всемирной программе, обучающей работе с общинами, «Кочующие раввины», также приезжают в штат несколько раз за год.

Хабад‑Любавич, содержащий общинные центры, подобные тому, который Алперовицы откроют в Су‑Фолсе, — это движение в русле ортодоксального иудаизма. У Хабада есть также школы и другие учреждения и программы. Его цель — охватить несоблюдающих евреев, убедить их вернуться к национальному наследию и религиозным традициям. Члены движения активно работают в городах и университетских кампусах по всему миру.

27‑летний Алперовиц не найдет в Южной Дакоте много ортодоксальных евреев, поскольку большинство евреев штата относят себя к реформистскому движению. Между двумя движениями существуют определенные теологические расхождения, и Алперовиц, хотя и будет жить в Су‑Фолсе, не станет раввином городской синагоги.

«Я думаю, это очень хорошо, что он приезжает в нашу общину; в штате нет раввина, и к тому же он привлечет огромные ресурсы, — говорит Стивен Розенталь, член правления синагоги в Су‑Фолсе. — Однако он ортодоксальный раввин, а конгрегация “Гора Сион” здесь, в Су‑Фолсе, — это реформистская конгрегация. <…> Так же и в христианстве: есть католики, есть протестанты, есть евангельские христиане. И они не могут выработать единое учение».

Алперовиц признает, что он не будет традиционным раввином, вещающим с кафедры, и собирается проводить много времени в пути. «Я буду навещать людей у них дома, разъезжая по всему штату, когда только смогу, — говорит он. — Я еду в Южную Дакоту с идеей, что каждый еврей уникален и ценен для нас, буквально как родной брат или сестра, и мы предвкушаем, как будем вместе соблюдать наши традиции».

Регина Гарсия Кано

Оригинал публикации: After years without rabbi, South Dakota is about to get one

The Herald: Пятьдесят лет на посту: заслуженный раввин горд, что по-прежнему выполняет свою миссию

Его миссия состоит в том, чтобы блюсти еврейскую общину самого крупного шотландского города, протягивать руку заблудшим ее членам и направлять их обратно к вере.

Семидесятилетний Хаим Джейкобс среди всех раввинов Шотландии обладает наибольшим стажем — он работает с евреями Глазго уже почти пятьдесят лет и горд тем, что по‑прежнему не сдается.

Однако еврейское население Глазго, проживающее преимущественно на юге города, уменьшается и сейчас составляет около 4 тыс. человек. Многие из них, вероятно, принимают участие в программах и занятиях, организуемых р. Джейкобсом и его женой Сорой, или ужинают в кошерном ресторане «Лехаим», который они открыли.

 

Р. Джейкобс говорит: «Часть синагог закрылась, потому что численность общины сократилась. Вот есть супружеская пара, у них двое‑трое детей, которые уезжают отсюда в колледж или университет и потом не возвращаются в Глазго. Может быть, они нашли более разнообразную еврейскую жизнь на юге или за границей или нашли хорошую работу. Так или иначе, они не оседают в Глазго. Так что теперь семья из двух взрослых и двух‑трех детей превращается в семью только из двух взрослых. А когда они выходят на пенсию, то часто переезжают к своим детям».

Р. Джейкобс — любавичский хасид, представитель крупнейшего в мире еврейского движения, нацеленного на религиозное просвещение, с центром в Нью‑Йорке и филиалами в 90 странах мира.

Р. Джейкобс не привязан к какой‑либо одной синагоге, его миссия — быть сердцем общины, вдохновлять и побуждать евреев узнавать свою религию.

Он приехал в Шотландию в 1969 году и, несмотря на все перемены, произошедшие за эти годы, по‑прежнему работает так же самоотверженно, как раньше. «Главная задача нашего движения, — говорит р. Джейкобс, — в том, чтобы способствовать возвращению евреев к вере их отцов. Однажды один любавичский раввин давал интервью на Би‑би‑си, и Робин Дэй спросил его: “Иными словами, вы — еврейский Билли Грэм?” А раввин ответил: “Нет, это Билли Грэм — христианский хабадник”».

«Главная задача синагоги состоит в том, чтобы проводить ежедневные богослужения, но раввины по большей части занимаются новорожденными, брачующимися и умершими. А любавичское движение приходит в общину, чтобы собственно охватить эту общину. Мы не ограничиваем себя этой ежедневной рутиной. Когда мы приехали в Шотландию, мы стали глотком свежего воздуха для местных евреев».

Г‑жа Джейкобс добавляет: «Когда мы только приехали, мы много работали с молодежью. Мы устраивали дневные лагеря, через которые проходило по 150 детей каждый год, мы вывозили их на автобусах в разные поездки, мы устраивали детские мастерские — кулинарные, кондитерские и ремесленные. На протяжении 30 лет мы держали детский сад при синагоге в Гифноке и при синагоге в Кларкстоне. У нас бывало по 60 детей ежедневно. Потом мы устраивали образовательные программы для взрослых, выставки кошерной еды, кулинарные шоу. Мы работали с детьми, а теперь они сами стали родителями, и мы работаем с их детьми».

Супруги Джейкобс воспитали шестерых детей — один из их сыновей, Мендл, сам стал раввином, — и было бы вполне естественно им задуматься о выходе на пенсию. Но р. Джейкобс говорит, что в ближайшем будущем они не собираются расслабляться: «Пока мы здесь, пока здесь есть евреи, которых мы можем охватить, которых мы можем учить, с которыми мы можем общаться, у нас полно работы».

Джош Тэппер

Оригинал публикации: Five decades on, longest-serving rabbi proud still to be fulfilling his mission

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Богослужение: единство в многообразии

Запоминать слова иногда помогала популярная мелодия. Как только мелодия закреплялась за определенной молитвой, существенные изменения в тексте, сознательные или случайные, неизбежно вызывали изменения и в мелодии. Ошибка приводила к мелодическому сбою и была значительно заметнее. Выдающийся раввин XVI века Мордехай Яффе жаловался, что все его усилия исправить ошибки в тексте молитвы «Коль нидрей» пропали втуне, потому что хазаны «не могут изменить текст во время богослужения из‑за мелодии, к которой они привыкли».

Борис Меньшагин и Смоленское гетто

Он точно не питал никаких иллюзий и понимал, что реальная немецкая еврейская политика требовала от него жесткого и безжалостного отношения к жизни гетто — жизни, допускаемой лишь как прелюдия к смерти. Став дисциплинированным винтиком этой бесчеловечной машины — пусть и без энтузиазма, пусть и не стремясь в «первые ученики», — Меньшагин исправно исполнял все то, что «машина СД» от него требовала.

Не будь правым — будь умным

Вот что говорит мишна: «Не успокаивай друга твоего, когда он разгневан; не утешай его, когда перед ним лежит покойник; не проси , когда он приносит обет; и не старайся увидеть его в час его позора». На первый взгляд здесь предлагается прямо противоположный подход: вместо сочувствия и помощи — демонстративная отстраненность. На самом деле противоречия нет.