Уроки Торы I

Уроки Торы I. Ницавим

Менахем-Мендл Шнеерсон 24 февраля 2016
Поделиться

«Ницавим неизменно читают перед Рош а‑Шана. Это третья глава с обращением Моше к еврейскому народу: «Вы стоите сегодня все пред Б‑гом, Всесильным вашим…» Свою речь Моше адресует всем евреям, вместе взятым и отдельным группам — от «глав колен ваших» до «черпающих воду для тебя», которые также объединены воедино словами «вы все».

Данная беседа состоит из двух посланий Ребе к Рош а‑Шана. В начале рассматриваются отношения индивида и сообщества и вопрос, требует ли Тора во имя единства еврейского народа пожертвовать индивидуальностью. Затем акцентируется внимание на положении евреев, которые по сей день в разных точках планеты сталкиваются с политическим угнетением, не имеют возможности свободно исповедовать свою веру. Чему нас учит их пример?

ИНДИВИДУУМ И ОБЩНОСТЬ

Тора (нач. Ницавим) обращается к каждому еврею со следующими словами: «Вы стоите сегодня все пред Б‑гом, Всесильным вашим: главы колен ваших, старейшины ваши и надсмотрщики ваши, каждый человек в Израиле… от дровосека твоего до черпающего воду для тебя».

В самом этом высказывании уже содержится противоречие. Стих начинается обращением к Израилю как к общности всех евреев: «Вы стоите сегодня все…» — без приведения каких‑либо различий между ними. Но следом подробно перечисляются все группы евреев сообразно их положению. Зачем это нужно, если слова «вы… все» уже включают всех и каждого?

Сказано это затем, чтобы донести крайне важную суть (Ликутей Тора, нач. Ницавим): с одной стороны, между евреями должно быть единство, но в то же время каждый вносит в это единство собственный вклад, у каждого своя миссия.

Но, если должно существовать между евреями различие, причем столь значительное, что на одном полюсе оказываются «главы колен ваших», а на другом — «черпающие для вас воду», как между ними может быть истинное единство?

Сам стих предлагает ответ на это: «Вы стоите сегодня все пред Б‑гом, Всесильным вашим». То есть евреи стоят перед
Б‑гом, полностью осознавая, что от Него их способности (ср. Тур и Шульхан арух, Орах Хаим, гл. 5), Он — основа их существования, и все евреи суть одно.

Это можно понять на простом примере. Когда люди образуют внутри сообщества группу, объединенную какими‑то интересами — экономическими, интеллектуальными, какими‑либо другими, они сообща пользуются деньгами и идеями друг друга, сообща трудятся ради достижения какой‑то цели, отводя для этого определенное время. Вне рамок данного сообщества они полностью сохраняют свою индивидуальность, собственный неповторимый мир.

Общность Израиля — иного рода. Ибо это общность «пред Б‑гом, Всесильным вашим», и ее цель «вступить тебе в союз с Б‑гом, Всесильным твоим, и принять строгое заклятие Его» (29:11). Этот союз охватывает всего человека целиком («вы все» в значении «всей вашей сутью», то есть всем вашим бытием), не только его труды или мысли, но всего его полностью — со всем, что он есть и что может дать. И это сообщество — сообщество в вечности, вечное, как Тора. Именно в этом истинное единение.

Более того, только усилиями каждого отдельного еврея, направленными на то, чтобы внести свою особенную лепту в этот союз завета, живет вся община. Единство Израиля создается не тем, что каждый еврей уподобляется другому, но тем, что он следует исполнению велений «Б‑га, Всесильного вашего». Израиль перед Б‑гом единое целое тогда и только тогда, когда каждый еврей выполняет миссию, порученную лишь ему одному.

ОБЕЩАНИЕ ИЛИ ФАКТ?

В словах, открывающих главу Ницавим, заключено совершенно ясное послание. А в наши дни здесь особо следует остановиться на том, что касается «глав колен ваших» — духовных лидеров евреев, начиная с глав общин и кончая главами семей.

На возражение относительно того, что в наши дни, в нынешних обстоятельствах еврею весьма нелегко сохранить строгую верность иудаизму, не поддаться компромиссу, изо дня в день соблюдая Завет, Тора дает ответ: «Вы стоите сегодня». Слова эти — не повеление, не предсказание и не обещание. Это — факт. Он заключается в том, что каждый еврей стоит перед Б‑гом, Г‑сподь — крепость его и его жизнь. И долг каждого — дать этому факту раскрыться во всей полноте, перевести его из потенциального в актуальное бытие.

Слова, открывающие главу, выражают абсолютную уверенность в том, что каждый еврей, весь еврейский народ придет на коронацию Б‑га, как и прежде в день Рош а‑Шана, придет к тому, что примет Его владычество и провозгласит, что Он есть Властелин Израиля и всего мира.

ЭТОТ ЧАС И ЕГО ЗАДАЧА

Первейший долг «глав общин», особенно в период Десяти дней трепета, нести свет Торы и заповедей ее всем, кто рядом. Они должны сделать так, чтоб их воодушевление ощущалось в каждодневной жизни во всем, в поступках. И на них лежит особый долг перед теми, кто сейчас далек от соприкосновения с иудаизмом: они должны пробудить в этих евреях чувство, которое бы подтолкнуло их вернуться к корням, восстановить свою еврейскую идентичность, начать полноценную еврейскую жизнь, полноценное исповедание иудаизма на протяжении всего года.

Увы, часто мы упускаем эту лучшую из возможностей, выпадающих нам в течение года: вместо того чтобы вернуться к истоку, мы заполняем этот день обсуждением мировых проблем, которые, как бы ни были важны, неподвластны говорящему и слушающим, им их не решить. И крайне грустно, что вместо того, чтобы использовать эти дни для духовного пробуждения, чтобы вовлекать в еврейское общество в его всеобъемлющем и вечном завете с Б‑гом новые силы и укреплять каждого еврея в том, чтобы он исполнял свою личную миссию, данную Б‑гом, мы впустую тратим время и силы на обсуждение мировых проблем и прочие занятия, которые, в сущности, так далеки от того, что требуют от нас Дни трепета.

СТОПЫ, НАПРАВЛЯЮЩИЕ ГЛАВУ

В стихе «Вы стоите сегодня…» заложен еще один смысл. Здесь перечислены различные группы евреев, от «главы» до «стоп» общинного тела, но следует помнить, как указывает Алтер Ребе (Ликутей Тора, нач. Ницавим), что порой «стопы» берут на себя роль «главы». Или, разворачивая эту метафору, при том, что именно голова — вместилище разума, управляет всем телом, именно стопы наше тело несут (включая и голову). А потому, когда речь идет о духовности, «черпающие воду» могут порой служить образцом для «глав колен ваших».

Голова есть вместилище разума, интеллекта. Стопы же повинуются указаниям разума; они должны повиноваться, их сущность — немедленное исполнение велений разума. Но как же тогда «черпающий воду» — простой еврей с его простым исполнением заповедей, его нерассуждающей верой может быть образцом для интеллектуальных вождей общины? Не наделенный особыми способностями в изучении Торы, не имеющий благоприятных возможностей ее изучать, жертва противоречий, заложенных в самой его природе, жертва жизненных обстоятельств, — чем же обладает он, чтобы служить примером для тех, чье положение намного лучше?

Тут возникает еще один вопрос. Сам Б‑г указывает и повелевает каждому из евреев, как следует вести жизнь, изо дня в день. Почему же тогда получается, что некоторые не имеют возможности жить так, как этого хочет Г‑сподь? Ведь Он есть Хозяин мира. И все же есть ситуации, когда евреи — вопреки их стремлению, невзирая на всю их готовность к самопожертвованию — оказываются лишенными возможности вести еврейскую жизнь во всей ее полноте. Можно принести себя в жертву, спрыгнув с крыши на землю. Но нельзя с земли прыгнуть на крышу. И подняться из глубин, в которые ввергнут еврей против своей воли, может быть превыше его сил. Как же терпит Г‑сподь подобное угнетение?

ПОСТУПОК И ЖЕЛАНИЕ

Ответ тут коротко таков. Верно, что деяние важнее помысла. Намерение неполно без поступка. И все же помыслы и намерения немаловажны. И когда еврей не может действовать, как он того желает, даже ценою величайшего самопожертвования, он испытывает глубочайшую скорбь и чувство утраты. И чувство это столь глубоко, что затрагивает самую сущность души. А это приводит еврея к переживанию величайшей преданности Б‑гу, Его Торе и заповедям, ибо не будь этой скорби, иудаизм никогда бы не значил для него так много. В подобном положении он не только не повинен, что не смог исполнить волю Б‑га, но он вознагражден за свои стремления, хоть и не смог их осуществить. И что еще важнее, его духовная жизнь достигает таких глубин совершенства, которых, будь обстоятельства благоприятнее, он не смог бы достичь. Когда же милостью Б‑га такой еврей получает возможность свободно исполнять все религиозные установления, он исполняет заповеди с небывалой ревностью и тщанием.

Именно так «черпающий воду» становится образцом для «главы», для всех евреев, и те, кто избежал «железного горнила» горя, может извлечь из такого примера урок и вдохновение.

 

НЕВОЗМОЖНОСТЬ РЕАЛЬНАЯ И МНИМАЯ

Здесь важно внести ясность в одном вопросе. Порой искушения, которые перед нами предстоят, не столь очевидны и трудноразличимы. Самые сильные из них — самообман и самовлюбленность. Их воздействие на нас до банальности сходно: мы пытаемся убедить себя, что исполнить заповеди не в наших силах. Мы бы и хотели, говорим мы себе, но против нас обстоятельства. Так мы снимаем с себя ответственность и списываем все на факторы, нам не подвластные.

«Человек себе близок», а потому каждому из нас трудно увидеть себя объективно. А значит, не следует забывать: когда нечто представляется нам невозможным, в этом куда больше нашего желания таким образом это представлять, нежели реального положения вещей. Чтобы понять истинную природу сложившейся ситуации, следует обратиться к кому‑то еще — кто выше самообмана и не поддастся искушению дать именно тот ответ, который вопрошающему желанней, к тому, кто выше всяких обстоятельств, и взгляд его будет взглядом Торы, ибо она есть «Торат эмет», истинная Тора, а истина не терпит компромиссов. Лишь он может помочь вопрошающему отделить реально существующие препятствия от тех, что он воздвигает перед собой сам, лишь бы избежать ответственности.

Десять дней трепета, или Десять дней тшувы (раскаяния, возвращения к Б‑гу), — то время в году, когда еврей возвращается к своему сущностному «я» (ср. Рамбам, Законы Герушин, кон. гл. 2), когда маски самообмана сорваны. И это сущностное «я» — суть истинная часть Б‑га Всевышнего (Танья, ч. I, гл. 2) — обретает выражение во всевозможных мелочах его жизни, в мыслях и деяниях.

Поделиться

Письма о деловой жизни, достатке и заработке

Если внутреннему Амалеку не удается остудить нас, он пытается напасть на нас «в стране», т. е. в повседневной жизни, к которой мы возвращаемся после ежедневных молитв и учебы. При этом он убеждает нас: «Будь свят, пока молишься или учишь Тору. Однако, когда нужно заработать на жизнь или заниматься мирскими делами, изволь следовать общим законам».

Wales Online: Какова нынче жизнь евреев в Уэльсе?

Сейчас община в Кардиффе очень небольшая, но преимущество этого в том, что все знают друг друга и отношения почти семейные. Все связаны друг с другом и заботятся друг о друге. И люди стараются, потому что знают, что община маленькая и что если они не сделают чего‑то, то ничего и не будет. Люди очень преданы общине и городу и участвуют во всем

Основные направления в учении хасидизма

Если забывает человек, где его исток, и погружается в себя и думает, что он — «нечто», не только не становится он Избавителем мира, но гибель и разрушение приносит в него. Ибо не только искры святости, упавшие в глубины бездн, не вызволяет, но еще и новые искры низводит со светлых небес в глухие ущелья, на скользкие камни — в глубины клипот.