Ян Эпштейн: «Уеду из Крыма после того, как уедет последний еврей»

Беседу ведет Семен Чарный 9 февраля 2015
Поделиться

В марте исполняется год с того момента, как Владимир Путин подписал конституционный закон о процедуре вхождения Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации. О том, как это присоединение сказалось на жизни евреев в Крыму, «Лехаиму» рассказал президент Всекрымского еврейского конгресса Ян Эпштейн.

Семен Чарный Ян Борисович, насколько активной была еврейская жизнь на полуострове в «дороссийский» период?

Ян Эпштейн Еврейская жизнь в Крыму до его присоединения к России была достаточно заметной. Мы проводили различные мероприятия, организации активно работали. Я могу назвать симферопольский «Хесед Шимон», на попечении которого находится не менее 3 тыс. человек и которым уже 16 лет руководит Виктория Плоткина, член Общественной палаты Республики Крым. Действовал и действует еврейский студенческий центр «Гилель». У нас были (и есть) свои спонсоры и меценаты: президент нефтяной компании «ТЭС» Геннадий Бейм, глава сокопроизводящей компании «Майбел» Александр Шустерман и др. Но еврейские организации Крыма были несколько разобщены, каждый бежал по своей дорожке.

janСЧ Изменилось ли что‑то после вхождения Крыма в состав России?

ЯЭ После вхождения Крыма в состав России мы решили объединиться. Так появился Всекрымский еврейский конгресс. На учредительной конференции, где меня избрали президентом, я спросил собравшихся: «Скажите, когда было такое, чтобы мы все, такие разные, сидели за одним столом?» И все подтвердили, что это происходит впервые. Сейчас у нас очень дружная команда, можно даже сказать, семья. Отделения конгресса существуют и в Республике Крым, и в Севастополе. Формируются новые еврейские организации. Прежде всего, это еврейские национально‑культурные автономии. Они уже действуют в Симферополе (под руководством Григория Рикмана), в Ялте (Владлен Люстин) и в Феодосии (Елена Криулько). В процессе регистрации автономия в Евпатории. Мы сотрудничаем с организациями крымчаков и караимов. Работаем с рядом израильских компаний по реализации аграрных проектов, проводим бизнес‑форумы, как в Израиле, так и в Крыму, продвигаем проекты в области культуры и исторической памяти. Так, в Евпатории, в рамках туристического маршрута «Малый Иерусалим» (это район, где находятся караимская кенаса, мечеть и православная церковь), работаем над созданием музея еврейской истории в здании бывшей Купеческой синагоги. Поскольку места там немного, музей будет интерактивным. В рамках увековечивания памяти жертв нацизма собираемся установить мемориал «Менора» в Евпатории, реконструировать мемориал в Ялте. 29 января совместно с Государственным комитетом Крыма по делам межнациональных отношений и депортированных граждан и Крымским федеральным университетом провели конференцию‑реквием, посвященную 70‑летней годовщине памяти жертв Холокоста. Я также надеюсь, что в ближайшее время мы подпишем с Крымским федеральным университетом соглашение о создании кафедры (или отделения кафедры) иудаики. В Крыму издаются еврейские газеты: «Рассвет» в Севастополе, «Хаверим» и «Шолэм» в Симферополе. Мы надеемся, что вскоре появится и журнал, или вестник, конгресса. Программ много, но главное, есть желание творить добро.

СЧ Как к деятельности еврейских организаций относятся власти?

ЯЭ Власти относятся к нам с вниманием, прислушиваются к нашим проблемам. На учредительном съезде Всекрымского еврейского конгресса были представители МИД РФ, Совета министров республики, первый вице‑спикер Госсовета, а ныне председатель Общественной палаты Григорий Иоффе. Как президента конгресса меня включили в Общественный совет при Государственном комитете Крыма по делам межнациональных отношений и депортированных граждан. Сейчас решается вопрос о передаче симферопольской еврейской общине здания бывшей «талмуд торы» в столице Крыма. По этому вопросу нас поддержали глава респуб­лики Сергей Аксенов, главный раввин России Берл Лазар, президент ФЕОР Александр Борода и президент России Владимир Путин. У меня есть копия письма с его резолюцией: «Прошу поддержать». А между тем этот вопрос еврейская общественность Симферополя безрезультатно пыталась решить десятки лет. 6 ноября 2014 года прошла встреча еврейских лидеров Крыма с главой республики Сергеем Аксеновым. Во встрече принимал участие главный раввин России Берл Лазар. Уже на следующий день вышло поручение главы республики Сергея Аксенова правительству Крыма, где были затронуты все поднятые нами вопросы, и под номером один вопрос о передаче здания «талмуд торы». Также освещались вопросы о необходимости сохранения иврита и идиша, о создании музея и о строительстве мемориала «Менора» в Евпатории к 70‑летию Великой Победы. Содействие главы республики помогло решить еще одну многолетнюю проблему. Недалеко от Симферополя есть мемориал жертвам массовых расстрелов евреев и крымчаков. Ежегодно 11 декабря возле этого памятника проходит митинг памяти. К сожалению, это массовое захоронение постоянно осквернялось кладоискателями, искавшими мифическое «еврейское золото». Их ловили, судили, но на их место приходили новые, поскольку мемориал не охранялся. В поручении главы республики Сергея Аксенова была специально отмечена необходимость установки системы охраны мемориала. Для решения поставленных нами вопросов была создана рабочая группа.

СЧ Ян Борисович, ощущаете ли вы какие‑то проявления антисемитизма в Крыму, может, у вас есть соответствующая статистика?

ЯЭ Абсолютно не ощущаю. Мы свободно ходим по улицам в кипах, еврейские организации спокойно работают. Конечно, где‑то можно увидеть на заборе слово «жид», но это скорее в провокационных целях, в целом ситуация мирная. Должен сказать, что так же было и до марта 2014 года. Но вот в советский период антисемитизм ощущался сильно, и нам с бабушкой приходилось чуть ли не тайно идти в синагогу, чтобы испечь там свои три килограмма мацы. С появлением независимых государств после распада Советского Союза все стало меняться в лучшую сторону. Сегодня в Крыму проживает около 130 национальностей, создана Молодежная ассамблея народов Крыма, создается Дом дружбы.

СЧ Во время присоединения Крыма к России газетные заголовки сообщали о повальном «бегстве раввинов» с полуострова. Уточните, пожалуйста, о чем речь?

ЯЭ У нас в республике было три раввина. Михаил Капустин, раввин общин прогрессивного иудаизма (или, как его еще называют, реформизма) из Симферополя, сбежал практически сразу после изменения статуса полуострова, хотя ему никто не угрожал — ни как еврею, ни как проукраинскому активисту. Теперь он пишет статьи, в которых поливает Крым грязью. Еще до его бегства случилась темная история: на синагоге «Нер‑Томид» в Симферополе появились изображение свастики и надпись: «Смерть жидам». Капустин написал, что «…подобная антисемитская акция — первая за время независимости Украины и произошла она уже во время оккупации Крыма Россией». Но есть подозрение, что эта надпись возникла не «случайно» и большой вопрос, кто на самом деле ее автор… Разговоры такие были. Симферопольский раввин Хабада Ицхак‑Меир Липшиц тоже уехал, но здесь немного другая история. Он, видимо, не очень хотел укореняться здесь — в частности, не говорил по‑русски. Когда произошло присоединение Крыма, сразу уехал и забрал с собой свитки Торы — как он говорил, чтобы их сохранить. Недавно в телефонном разговоре сказал мне, что хочет вернуться. Сейчас он живет в Нью‑Йорке. Вернется он вряд ли, тем более что в Симферополе уже создается единая симферопольская ортодоксальная еврейская община, куда войдут и члены общины р. Липшица. Раввин Севастополя Биньямин Вольф уехал в марте 2014 года примерно на месяц. Потом вернулся и сейчас работает, достраивает синагогу.

СЧ Насколько возросли эмиграционные настроения среди крымских евреев за последний год? В СМИ появлялись высказывания такого рода, что значительная часть крымских евреев бежала отсюда из‑за гонений по религиозному признаку…

ЯЭ Когда проходил референдум о статусе Крыма, один высокопоставленный чиновник спросил меня: «Ян Борисович, а вы собираетесь уезжать из Крыма?» — «Конечно!» — отвечаю я ему. «А когда?» — «После того, как отсюда уедет последний еврей!» Евреи жили здесь тысячелетиями и будут жить дальше. А если серьезно, то за прошедший год из Крыма совершили алию около 200 человек. Для сравнения: с Украины уехало около 5 тыс. человек. Ко мне приходят люди с вопросами об отъезде. Они приходили раньше, приходят сейчас, будут приходить и дальше.

СЧ Затронул ли еврейскую общину Крыма конфликт, разгоревшийся на юго‑востоке Украины?

ЯЭ Затронул — главным образом тем, что на полуострове появились евреи‑беженцы из Донецка, часть которых стремилась уехать в Израиль. Ко мне обращались за консультациями по поводу выезда. Но я был вынужден разочаровать их: поскольку они граждане Украины, то выехать могут только после консульской проверки, которая проводится в Киеве или в Одессе. Иные интересовались, нельзя ли обойтись без консульской проверки. Приходилось объяснять, что это обязательная процедура и без нее алии не будет. Кроме того, на общинах сказались введенные против Крыма санкции. У кого‑то застряли в банках гранты — не очень большие, конечно, но для наших небогатых общин они были значительным подспорьем. «Джойнту» и «Сохнуту» стало трудно работать с нами напрямую из‑за санкций. Но они все же нашли способ, позволяющий помогать общинам.

СЧ Яков Борисович, не могли бы вы рассказать немного о себе?

ЯЭ Я коренной симферополец, родился и вырос в еврейской семье, соблюдавшей традиции. Как я уже говорил, мы каждый год пекли мацу на Песах. Окончил Севастопольский приборостроительный институт. Последние десять лет являюсь руководителем масштабного культурологического проекта «Евреи. Мудрость, пронесенная сквозь века». Мы подготовили серию изданий, освещающих историю евреев от зарождения народа до наших дней, выходящую на четырех языках: «Евреи. Тавриды неугасимая свеча», « Дорогами великих цадиким» и др. Сейчас готовится серия книг, посвященных синагогам России, Украины и Белоруссии, а также серия книг‑фотоальбомов с рабочим названием «Росписи и фрес­ки синагог России, Украины, Белоруссии». Мы учредили фонд социокультурного проектирования «Титул», главная идея которого — улавливать культурные смыслы в духе времени и раскрывать их в творческих проектах. Девиз фонда: «Успешный народ успешной страны». Хочу отметить, что у нас существуют добрые и деловые отношения с Российским еврейским конгрессом, во главе с Юрием Каннером, Федеральной еврейской национально‑культурной автономией, возглавляемой Владимиром Штернфельдом, Федерацией еврейских общин России, и ее президентом Александром Бородой. Ждем всех вас в Крыму!

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Евреи как евреи

Ита, младшая дочь отца от первого брака, приехала из Варшавы.Там, в Варшаве, Ита всю зиму стояла у роскошных кафельных печей с плитами в латунных каркасах; в надраенных до блеска кастрюлях и на медных сковородках варила и жарила для пузатых евреев в шелковых ермолках и для их благородных, грудастых жен. Плату за готовку Ита клала на сберегательную книжку, носила глаженые рубашки с белой оборкой, а в субботу вечером ходила в еврейский театр посмотреть «Бабу Яхну», «Трефняка» или другую нравоучительную пьесу.

Сколько слез?

В 1648–1649 годах казаки Хмельницкого, до сегодняшнего дня считающиеся на Украине национальными героями, нападали главным образом на польских землевладельцев, которые безжалостно угнетали их. Для восставших «нападение на евреев», которые часто были правой рукой шляхтичей, «было вторичной задачей», но и их из виду не упускали. Зато крестьяне, присоединившиеся к восстанию после его начала, «были настроены к евреям крайне враждебно и винили их в своих повседневных проблемах», поэтому они были рады возможности убивать евреев.

«Вещество искусства» Аркадия Райкина

Сатира Райкина не была злой, брезгливой и брюзгливой, она талантливо вышучивала, а не бичевала, фиксировала и с педантичной аккуратностью выводила человеческие грехи, а не клеймила их, не вырубала, не выжигала... Что пользы злобно бороться со злом! Его театральный гений был мудрым. 110 лет назад в Риге родился великий артист Аркадий Райкин. Воспоминаниями об отце делится Екатерина Райкина, дочь Аркадия Исааковича.