Виктор Корчной. «Свобода — моя естественная среда»

Геннадий НесисИгорь Бердичевский 8 июня 2016
Поделиться

6 июня в возрасте 85 лет ушел из жизни Виктор Львович Корчной, известный гроссмейстер, претендент на звание чемпиона мира.

Об этом несгибаемом человеке с трудной судьбой и сложным характером еще напишут книги, а на его удивительных партиях будет учиться не одно поколение шахматных звезд. Глубокий психологический анализ этой незаурядной личности заслуживает не короткого эссе, а серьезного романа. Наверняка он когда‑нибудь будет написан.

Фото Андреаса Контоканиса

Фото Андреаса Контоканиса

Виктор Корчной родился в Ленинграде в 1931 году. Подростком пережил блокаду.

О своих предках и нелегком детстве Корчной писал: «Я не знал даже своих дедов. Как рассказывали, один из них, Меркурий Корчной, был управляющим имением где‑то на юге Украины… Другой дед, с материнской стороны, — Герш Азбель, довольно известный еврейский писатель… Примерно в 1928 году семьи моего отца и матери оказались в Ленинграде. <…> Моя мать Зельда Гершевна (я называл ее просто Женя) была женщиной взбалмошного характера, и семья довольно быстро распалась. Я остался у матери, но скоро ей стало невмоготу меня кормить и воспитывать, поэтому она отдала меня отцу».

В шестом классе начал заниматься шахматами в ленинградском Дворце пионеров. Первыми учителями были Андрей Батуев и Абрам Модель. Затем с Виктором стал заниматься выдающийся детский наставник Владимир Зак. Первый успех не замедлил себя ждать: в 16 лет Корчной выигрывает чемпионат СССР среди юношей.

С юности он увлекался историей, «видел в ней правду жизни, преломленную в исторических событиях». Поступил на исторический факультет ЛГУ, но сразу почувствовал разницу между историей, которую излагали в те годы в Университете имени Жданова, и правдой жизни.

В 21 год он дебютировал в чемпионате СССР и занял 6‑е место. Всего участвовал в 16 чемпионатах, четырежды становился чемпионом СССР. Участник «Матча века». Победитель шести Олимпиад, пяти чемпионатов Европы, двух межзональных и более 100 международных турниров.

После первого матча с Карповым осенью 1974 года началась травля Корчного, приведшая его к бегству из СССР. В июле 1976 года Корчной попросил политического убежища в Голландии.

В Нидерландах ему дали только вид на жительство. Тогда Корчной поселился в Швейцарии (в Волене), где получил политическое убежище, а в 1994‑м — гражданство.

В СССР Корчной сразу же стал «предателем». Его жене Изабелле и сыну Игорю отказали в выезде в Израиль. Игоря исключили из института, пытались призвать в армию (чтобы потом запретить выезд из СССР как «носителю военных секретов»).

Еще в Голландии Корчной познакомился с Петрой Лееверик, отсидевшей 10 лет в сталинских лагерях (после войны была схвачена в Лейпциге и обвинена в шпионаже в пользу американцев). Она стала его женой, другом, надежным помощником.

Корчной выиграл два претендентских цикла подряд и сыграл с Карповым два матча за корону!

В течение многих лет Виктор Львович был одним из сильнейших шахматистов мира. Некоторое время назад из‑за проблем со здоровьем он был вынужден почти полностью прекратить выступления в соревнованиях, но поначалу казалось, что этот перерыв будет непродолжительным.

Корчной был старейшим из действующих гроссмейстеров в мире, который продолжал свою карьеру. В одном из интервью Корчной поведал: «Известная гадалка в Италии предсказала, что я проживу больше восьмидесяти и умру не своей смертью… И еще она сказала, что на моей ладони отсутствует линия судьбы. Это значит, что я человек вне обстоятельств, не зависимый ни от чего. Свобода — моя естественная среда, и в иной я не выживу».

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Пятый пункт: МУС, коллаборанты, Раиси, Al Jazeera, Розенберги

Чем угрожает Израилю Международный уголовный суд? Как Испания, Норвегия и Ирландия поддержали террор? И какими преступлениям запомнится погибший президент Ирана? Глава департамента общественных связей ФЕОР и главный редактор журнала «Лехаим» Борух Горин представляет обзор событий недели.

Наследники позора

Функция МУС, Международного суда ООН и прочих подобных учреждений не в том, чтобы выяснять правду и добиваться правосудия, а в том, чтобы создавать иллюзию контроля над политикой и судьбой Израиля, в которую сам Израиль поверил бы. Это совершенная фикция, построенная на лжи. Это подлинное наследие колониализма, не способного отказаться от своих претензий на гегемонию на Ближнем Востоке. И это наследие европейского антисемитизма, не способного отказаться от идеи властвовать над евреями.

Commentary: Евреи — наперекор истории

Коммунизм — беспримерно страшная глава еврейской истории. С первых дней и на протяжении семидесяти с лишним лет своего существования Советский Союз неустанно вел безжалостную борьбу с еврейской душой. Коммунизм отрезал три поколения советских евреев от их религиозной жизни и наследия, рассчитывая тем самым лишить их еврейства. Вот чем примечательны сталинские расстрельные полигоны. Они словно объявляют: евреи — как все.