Ветхозаветный блокбастер

Камила Мамадназарбекова 16 мая 2014
Поделиться

Фильм-катастрофа про Ноя превращается у Даррена Аронофски в драму про страх Авраама.

Главная проблема в том, что слишком мало животных. Стаи и стада едва успевают порадовать зрителей тревожным шумом крыльев и копыт, как Ной усыпляет их чем-то вроде кадила, чтобы звери не пожрали друг друга в путешествии. Все члены семьи Ноя вегетарианцы и готовы отстаивать сохранение видового разнообразия с оружием в руках. Но Аронофски не развивает мотивы радикального экологизма. Замыкаясь в стенах Ковчега, действие превращается в архетипическую семейную мелодраму. Чудеса остаются в допотопных временах, как и компьютерная графика, и визуальная роскошь в духе нью-эйдж, и интегральная философия, которой ждали от автора фильма «Фонтан».

Мир накануне катастрофы замечательно изображают вулканические почвы и сочно-зеленые пейзажи Исландии, где проходили съемки. В строительстве и защите Ковчега Ною помогают не только сыновья, но и падшие ангелы — каменные глыбы вроде энтов из «Властелина колец». Впрочем, в книге Бытия действительно сказано: в то время были на Земле нефилимы.

Ангелы эти из книги Еноха. За переплетением апокрифических сюжетных линий, александрийских и иудейских мотивов вообще интересно следить. Например, в финале Ной, благодаря Б-га, наматывает на руки кожаные ремни, что напоминает наложение тфилин.

Даррен Аронофски с 13 лет мечтал снять фильм про Ноя. Но в зрелищном искусстве опасно подходить слишком близко к своей мечте. Ковчег слишком огромен для спецэффектов. Получив в распоряжение 160-миллионный бюджет, почти невозможно остаться верным себе и при этом не оттолкнуть аудиторию мультиплексов.

Несмотря на авангардный дизайн и смелые сценарные ходы, «Ной» плоть от плоти большого коммерческого студийного кино. В нем есть эффектный финальный бой перед потопом c громом и молниями, разверзшейся твердью, полчищами грешников, штурмующих Ковчег. Подчеркивающе тревожная, опасная и торжественная музыка, не к чести автора, придает зрелищу оперный размах. Впрочем, основных клише фильма-катастрофы режиссеру все-таки удалось избежать.

Студийное качество — это не всегда плохо. Почти всегда это гарантирует добротную игру актеров и динамизм сценария. Сюжет в общем-то давно известен: потоп, каждой твари по паре, голубь, оливковая ветвь, Арарат, вино, Хам не отвернулся. При этом фильм не дает ни на секунду перевести дыхание и почитать СМС.

Основным отступлением от библейской легенды становятся жены сыновей Ноя, точнее, их отсутствие. В разрушающемся мире праведники спасают девочку Илу. Она ранена, и, по заверению Ноэмы, жены Ноя (которая на протяжении фильма демонстрирует незаурядные познания в акушерстве), не способна иметь детей. С возрастом Ила становится женой старшего и самого послушного сына Ноя Сима. Иафет еще мал, а про Хама никто не подумал. Сценарист Эри Хендел проводит настоящую реабилитацию этого персонажа, наделяя его прямо-таки романтической волей к познанию. Хам восстает против отца за то, что тот не дал ему спасти девушку, которую Хам хотел сделать своей женой.

Ной здесь понимает волю Б-жью как скорейшее прекращение людского рода. Его задача — спасти невинных животных, а плодить грешников в нее совершенно не входит: «Ты похоронишь меня, Сим похоронит тебя, Хам похоронит Сима, Иафет — Хама». Но тут возникают сразу два сюжета из другой ветхозаветной притчи. Неспособной иметь детей Иле Б-г замечательным образом посылает ребенка. Но Ной готов умертвить внука, дабы доказать силу своей веры.

Путь библейских сюжетов в Голливуде от пеплумов к фильмам-катастрофам — вообще интересная тема для исследования. В ее продолжение скоро мы увидим «Исход» Ридли Скотта, с Кристианом Бейлом в роли Моисея. А пока можем наслаждаться Расселом Кроу в роли Ноя и потрясающим сэром Энтони Хопкинсом в роли пророка Мафусаила. Кстати, он любит ягоды.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Иллюзии Оливера Кромвеля

Мистическая идея Кромвеля о том, что возвращение евреев и гуманное отношение к ним необходимы как для царства Б-жьего на земле, так и для решения многих экономических проблем страны, как ни странно нашла отклик у нового короля. Карл II, находясь в изгнании, получил большую материальную поддержку от некоторых богатых евреев Франции и, помня об этом, наконец-то разрешил стародавнюю проблему. И заслуга Оливера Кромвеля в последующем полноправном возвращении сынов Израиля на берега Альбиона несомненна и неподвластна зигзагам истории.

Изнанка Коко Шанель

Человеком Коко Шанель была нехорошим. Она терпеть не могла евреев. В начале сороковых годов, во время оккупации Парижа, у нее был роман с нацистским офицером, после войны ее обвиняли в коллаборационизме. Она использовала чужие идеи. Шанель говорила, что всего добилась сама, однако ателье на лучших улицах модных курортов ей покупали богатые любовники, они же спонсировали ее бизнес.

Иудеи послевоенного Крыма

Евреи Крыма по праву считались одной из самых значительных групп на полуострове. Дело было и в их численности, и в высоком социальном статусе многих членов общества. Это врачи, учителя, юристы, директора предприятий, жены руководящих работников. Сразу после войны численность евреев в Крыму быстро возрастала за счет реэвакуированных семей, и во многих местах появились новые религиозные общины: в Евпатории, в Джанкое, в Саках, в пос. Азовском.