Старухина проруха

Борис Немировский 12 октября 2015
Поделиться

С того момента, как два месяца назад канцлер Германии Ангела Меркель объявила, что в ФРГ готовы принять «любое количество сирийских беженцев», в Европу хлынули настоящие потоки: не только сирийцы, но и афганцы, пакистанцы, иракцы всеми правдами и неправдами стараются попасть в европейские пределы, достичь новой Земли обетованной — Германии, где им все рады, где их ждут с распростертыми объятиями, в том числе немецкие евреи, одними из первых включившиеся в движение так называемых «добропожаловатистов» (так можно перевести на русский появившееся в последние два месяца в Германии понятие «Herzlichwillkommenisten» — добровольцы, встречающие беженцев на вокзалах и оказывающие им помощь).

Пожалуй, сделав подобное заявление, Ангела Меркель совершила первую в долгой карьере политика и руководителя ошибку. Во‑первых, потенциальные новые жители Германии из стран Ближнего Востока восприняли ее слова как своего рода карт‑бланш: в Германию хлынули потоки беженцев не только из Сирии, где идет война, но и из турецких и ливанских лагерей беженцев, Ирака и терзаемого талибами Афганистана. Во‑вторых, это своеобразное приглашение поспешили принять на свой счет сотни тысяч так называемых «экономических беженцев» — африканцев, албанцев‑косоваров, жителей бедных балканских стран. В‑третьих, проблема «великого переселения мусульман» естественным образом оказалась проблемой не только собственно ФРГ, но и стран, оказавшихся на пути этих людей: Сербии, Хорватии, Венгрии…

Беженцы на на платформе центрального железнодорожного вокзала во Франкфурте‑на‑Майне. Сентябрь 2015

Беженцы на на платформе центрального железнодорожного вокзала во Франкфурте‑на‑Майне. Сентябрь 2015

Все бегут‑бегут‑бегут?

Госпожа канцлер переоценила степень европейской солидарности: поддержать ее и разместить у себя тысячи беженцев никто не торопится. Президент Чехии Милош Земан, к примеру, заявил о том, что чехам «гораздо ближе украинские беженцы, которых они готовы принимать, нежели ближневосточные». «У нас мирно живут полмиллиона иностранцев, не создавая никаких проблем. С другой стороны, я против исламизации» — такое высказывание Земана появилось на израильском информационном сайте Data24. С подобными заявлениями успели выступить лидеры многих европейских государств и правительств и даже некоторые церковные иерархи. Так, к примеру, православный патриарх Болгарии Неофит призвал правительство страны «не допустить притока новых беженцев в Болгарию», сообщает православный сайт Седмица.ру, так как принятие большого числа беженцев с Ближнего Востока, по его мнению, «может угрожать христианству в стране и даже поставить под угрозу само существование Болгарии как государства».

У всех этих выступлений есть одна общая черта: и европейские политики, и церковные деятели постоянно упоминают в своих речах «опасность исламизации» и рассуждают о «европейской культуре» — к слову, особенно этим отличаются политики правого толка, вроде австрийского праворадикального деятеля Хайнца‑Кристиана Штрахе, лидера партии FPÖ (Свободная партия Австрии). «Мы не желаем исламизации Европы, мы не желаем гибели европейской, христианской культуры!» — цитирует его немецкое радио «Байерише рундфунк». В общем, неосторожное приглашение Ангелы Меркель перебудоражило всю Европу и принесло множество проблем не только Германии, но и другим странам.

Тем не менее основной удар принимает на себя все‑таки именно Германия — это ведь сюда стремятся все, кто «откликнулся на приглашение». Только за минувший месяц в ФРГ приехали 300 тыс. беженцев из стран Ближнего Востока и Афганистана. При этом ожидается, что до конца года число их достигнет миллиона человек, а как будет дальше, никто вообще не может предугадать. Слухи, распространившиеся среди этих людей, принимают все более феерический характер: немецкие телеканалы пестрят видеосюжетами из лагерей беженцев, в которых один из них, находящийся на греческом острове Кос, восторженно называет Ангелу Меркель «нашим ангелом» и ждет со дня на день присланного ею лично теплохода, который всех беженцев заберет в Германию, а другой, в турецком лагере, со слезами на глазах рассказывает о том, что «мы все переедем в ФРГ, где немцы нам построят дома».

Сами немцы, кстати, уже всерьез засомневались в своей способности прислать такое количество теплоходов и построить такое количество домов: если месяц назад Ангела Меркель подчеркивала, что «в Основном законе ФРГ не записана верхняя планка количества беженцев» (эти ее слова приводит, в частности, «Зюддойче цайтунг»), то теперь министр внутренних дел Германии Томас де Мезьер заявляет в интервью журналу «Шпигель»: «Мы не можем принять всех». Попутно он выразил немалое изумление поведением самих беженцев, которые не желают подчиняться установленным в Германии правилам, пытаются заселяться не в отведенные им распределительные лагеря, а в совершенно иные места (так, в Мюнхене они потребовали, чтобы для их размещения был очищен от студентов университетский кампус, а в Берлине попытались захватить четырехзвездочный отель «Berliner Hof» в центре города), да еще и имеют достаточно денег, чтобы нанимать такси для поездки через всю страну в ту федеральную землю или в тот город, которые они самостоятельно выбирают в качестве места для своего дальнейшего проживания. «Какие же это беженцы?» — удивляется министр внутренних дел ФРГ.

Президент Германии Йоахим Гаук, выступая по поводу 25‑й годовщины со дня объединения страны, подчеркнул, что «наши возможности ограничены», и назвал нынешний кризис с беженцами «большей задачей, чем объединение».

Зона без закона

Тем временем австрийское Министерство внутренних дел первым забило тревогу: согласно секретному докладу, распространенному по земельным полицейским управлениям, а также переданному в распоряжение баварских коллег (Бавария — соседняя с Австрией федеральная земля Германии, в которой в данный момент скопилось наибольшее число беженцев), австрийская полиция физически не в состоянии обеспечить правопорядок в местах скопления беженцев из Сирии, Ирака и Афганистана. Этот доклад попал в руки журналистов — в частности, его опубликовала крупнейшая в Австрии газета «Дер Штандард», снабдив подобающими комментариями. По словам авторов документа, «в данный момент существует прямая угроза массивных межэтнических и межрелигиозных конфликтов среди мигрантов, а также фактическая парализация деятельности законных структур». То есть в местах скопления беженцев власть переходит к неким группам самих беженцев, а вовсе не к полиции — соответственно, на этих территориях исчезает австрийский закон, создается некая «беззаконная зона», в которой разгораются межэтнические и межрелигиозные конфликты.

 

Похожая ситуация складывается в данный момент и в самой Германии. Сначала информация об этом появлялась в виде панических слухов, повествующих то о двух «беженцах», явившихся на ярмарку в небольшом нижнесаксонском городке с саблями для практического проведения в жизнь законов шариата, то о спонтанной демонстрации родителей учеников некоей провинциальной школы, получивших письма от дирекции, в которых содержалась рекомендация «в связи с наплывом новых учеников из стран Ближнего Востока проследить, чтобы девочки не надевали неподобающей одежды — коротких юбок, туфель на каблуках и топиков». Теперь же на смену слухам пришла целая серия, постоянно обновляющаяся, газетных публикаций. К примеру, газета «Франкфуртер рундшау» сообщила, что одна из платформ центрального железнодорожного вокзала во Франкфурте‑на‑Майне оказалась в буквальном смысле захвачена: некая группа молодых франкфуртских мусульман, объявивших себя «волонтерами», предпочла не столько заботиться о прибывающих сюда беженцах, сколько задирать других добровольных помощников, не принадлежащих к числу приверженцев ислама, а также нападать на фотокоррес­пондентов, вырывая у них из рук камеры и разбивая их. Они не называют ни своих имен, ни принадлежности к какой‑либо волонтерской организации, при этом объявляют себя «членами добровольной дружины» и утверждают, что имеют право запрещать тем или иным корреспондентам доступ на платформу. Попутно они прогнали с вокзала официального представителя франкфуртских властей, некоего советника мэрии Маркуса Франка. Учитывая острую нехватку полицейских и их крайнюю загруженность, господин Франк принял это, как он выразился, «небольшое недоразумение» с юмором…

Поврежденное стекло в окне новой синагоги в Мюнстере. Фото из немецкой газеты «Юдише альгемайнe цайтунг». 10 сентября 2015

Поврежденное стекло в окне новой синагоги в Мюнстере. Фото из немецкой газеты «Юдише альгемайнe цайтунг». 10 сентября 2015

Евреям хорошо или плохо?

Итак, немецкие и австрийские власти всерьез опасаются межрелигиозных и межэтнических конфликтов — и это неудивительно, если учесть, что новая волна несет нынче в Германию афганцев и албанцев, сирийцев и иракцев, шиитов и суннитов, алавитов и двунадесятников, а также представителей еще десятка религиозных течений ислама. Правда, когда говорят об этих опасениях, то молчаливо подразумевают «внутренние разборки», оставляя за скобками непреложный факт, что резкое увеличение числа активных последователей одной религии (в данном случае ислама) просто не может не отразиться на жизни представителей других религий, в особенности тех, чьи религиозные убеждения не слишком распространены в Германии. Конечно, христиане, как католики, так и протестанты, также обеспокоены, но с евреями ситуация становится вовсе запутанной и непонятной.

Мы уже упоминали в прошлых материалах о том, что уровень антисемитизма в ФРГ за последние годы ощутимо вырос, причем причиной роста стало поведение не столько самих немцев, сколько живущих в Германии мусульман. Писали о предупреждениях «не носить кипы» и о возникающих, скажем, в Берлине no go areas для евреев. А теперь подоспели и первые ласточки новых, так сказать, веяний, возможного нового витка насилия: немецкая еврейская газета «Юдише альгемайне цайтунг» сообщила в начале сентября о том, что в рейн‑вестфальском городе Мюнстер по зданию местной новой синагоги был открыт огонь. Кто именно стрелял, полиции установить не удалось, однако именно этот город, наряду с Дюссельдорфом и Дортмундом, стал одним из крупнейших центров приема «новых беженцев» в федеральной земле Северный Рейн — Вестфалия…

 

При этом следует признать, что немецкие евреи одними из первых включились в так называемое «движение добропожаловатистов». Та же «Юдише альгемайне цайтунг» буквально на следующий день после сообщения об обстреле мюнстерской синагоги рассказала об инициативе членов еврейской общины Фраенкелуфера по приему и размещению сирийских беженцев. Что ж, Германия по‑прежнему является свободной, демократичной страной. И если немецкие евреи готовы раскрыть объятия беженцам из Сирии, Ирака и Афганистана, они имеют на это полное право. В конце концов, любовь к ближнему Г‑сподь еще не отменял.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Театры, университеты, газеты: май 1924‑го

Максим Горький дал интервью газете Mezzogiorno, где попытался говорить с записными антисемитами как с обычными собеседниками, апеллируя к рациональным аргументам и подтвержденным данным... Горький много кому не угодил, в том числе в тех общественных группах, к которым сам принадлежал и от которых дистанцировался... Сам он менял позицию по многим вопросам: то выражал свое неприятие происходящего «Несвоевременными мыслями», то каялся перед советской властью, сокрушаясь о «непонимании» ситуации. Но по отношению к евреям всегда вел себя исключительно порядочно.

Был ли болгарский царь Борис III другом или врагом евреев?

Хотя Борис был в ужасе от антисемитских деяний нацистов, на него оказали давление, чтобы он подписал закон, который отправлял бы болгарских евреев в концентрационные лагеря. Однако возник сильный резонанс, болгары знали, что судьба евреев, отправленных в Германию и Польшу, была очень мрачной. И под влиянием противников этого указа сложилось общественное мнение, которое побудило Бориса III изменить свое решение.

Пятый пункт: разброд и шатание, цифровой навет, Евровидение, раввины Хоральной синагоги, новые люди

Как в ООН сократили в два раза число погибших среди гражданского населения в секторе Газа? Что показали оценки выступления представительницы Израиля на «Евровидении»? И откуда появилась должность «главного раввина Москвы»? Глава департамента общественных связей ФЕОР и главный редактор журнала «Лехаим» Борух Горин представляет обзор событий недели.