Ричард Феррер: «Израиль никогда не станет моим домом»

Беседу ведет Семен Довжик 11 марта 2015
Поделиться

Европа и, в частности, Британия продолжают бурлить после терактов, направленных против еврейских общин во Франции, Бельгии и Дании. С одной стороны, призыв премьер‑министра Израиля Биньямина Нетаньяху к евреям Европы репатриироваться, с другой — заверения европейских лидеров в том, что еврейским общинам будет обеспечена безопасность. Впервые со времен Второй мировой войны евреи Европы не уверены в своем будущем. На фоне по‑европейски выдержанной дискуссии особенно резким прозвучало мнение редактора газеты «Джуиш ньюс» Ричарда Феррера, опубликованное в его колонке в лондонской «Индепендент». «У меня и в мыслях не было последовать призыву Нетаньяху. Я британец во‑первых, во‑вторых и в‑третьих, а Израиль начинается и заканчивается для меня недельным отдыхом в Тель‑Авиве» — это лишь немногие из нетрадиционно резких высказываний еврейского журналиста. Ричард Феррер рассказал корреспонденту «Лехаима» об антисемитизме в Англии и о том, почему не стоит ждать массовой репатриации британских евреев.

 

ferrerСемен Довжик Ваши высказывания, опубликованные «Индепендент», были достаточно острыми. Это ваша личная точка зрения или она отражает мнение большинства британских евреев?

Ричард Феррер Уверен, что большинство британских евреев разделяют мою точку зрения. Я получил множество положительных откликов. Люди гордятся тем, что они британцы. Наша община прекрасно интегрирована. Кроме того, британская еврейская культура кардинально отличается от культуры израильской. Да и община наша уникальна, что, разумеется, является предметом нашей гордости. Премьер‑министр Нетаньяху обратился к нам с призывом: «Собирайте свои вещи и приезжайте в Израиль, там ваш дом». Получается, он фактически проигнорировал все, чего добились британские евреи за последние 300 лет. Нетаньяху сильно ошибается в оценке настроений в еврейских общинах Европы, недооценивая наш культурный и исторический багаж. И уж в любом случае отъезд в Израиль не может быть достойным ответом террору.

СД Тем не менее многие члены британской еврейской общины открыто говорят о своих опасениях за жизнь, о неуверенности в завтрашнем дне, о том, что не знают, останутся ли жить в этой стране.

РФ Давайте расставим все по своим местам. Во Франции и в других странах Европы мы видим, что еврейские общины живут практически в осаде, видим группы мусульманской молодежи, пышущей ненавистью и агрессией по отношению к евреям. Там для евреев существует непосредственная опасность. В нашей стране дела обстоят по‑другому. Во‑первых, существует интеракция между еврейской и мусульманской общинами, идет диа­лог, работают совместные проекты по религиозному образованию, обес­печению общин кошерным и халяльным питанием, соблюдению религиозных прав. К тому же у нас огнестрельное оружие не в таком свободном пользовании: пролив Ла‑Манш отделяет нас от континентальной Европы, что способствует предотвращению его нелегального оборота. Это не означает, что нам не о чем беспокоиться, и у нас тоже существуют серьезные опасения, но это не причина для паники или бегства.

СД А как же резкий рост антисемитизма в Британии?

РФ Да, это очень сильно ощущалось не только в Лондоне, но и по всему Соединенному Королевству. Статистика за 2014 год выглядит однозначно пугающей. Тем не менее большинство инцидентов не были связаны с конкретными людьми, а имели место в интернете и социальных сетях. На самом деле рост антисемитизма произошел в значительной степени благодаря распространению социальных сетей, так что все это следует воспринимать в правильном контексте. Самое главное: правительство Великобритании еще раз доказало, что безо­пасность еврейской общины, как и всех других этнических общин, является для него основным приоритетом. Как Консервативная, так и Лейбористская партия совершенно однозначно высказались на этот счет. Несомненно, опасность существует, но, слава Б‑гу, в Британии никогда не было жертв в результате антисемитских нападений. Я не берусь утверждать, что этого никогда не произойдет. Эту угрозу я тоже чувствую, я все же редактор еврейской газеты. Но угроза эта исходит от абсолютного меньшинства, и наше правительство обязалось дать отпор и свести ее на нет.

СД Посмотрите, как выглядит еврейская жизнь в Европе: десантники охра­няют школы во Франции, вооруженные полицейские возле синагоги в Копенгагене. Британские евреи также обратились к правительству с просьбой усилить охрану школ и синагог. Готова ли ваша община жить под постоянной охраной?

РФ Это откровенно беспокоит, но такова наша реальность. Все наши школы обнесены оградой, дети по утрам должны проходить через посты охраны, повсюду камеры наружного наблюдения. Но именно эти меры как раз и вселяют надежду, что правительство готово нас защитить. Конечно, никто из нас не испытывает удовольствия от присутствия охранников и повышенных мер предосторожности, но покуда мы в безопасности, мы чувствуем себя защищенными, что само по себе хорошо. Мы имеем дело с результатом многолетней политики мультикультурализма. Мульти‑культи принес в нашу страну немало плюсов — замечательную культурную палитру и разнообразие, но это также привело к созданию культурных гетто, в которых живут общины, не желающие адаптироваться к британскому образу жизни. Эти вопросы следует решать с помощью системы образования, чем сейчас и занимается наше правительство. Да, довольно долго это явление игнорировалось, что и позволило немногочисленным группам, живя в изоляции от нашего общества, создать в своих общинах ядовитый микрокосмос.

СД Но коли вам суждено жить под постоянной охраной, может, имеет смысл переехать в Израиль?

РФ Почему я, урожденный англичанин, должен переезжать на Ближний Восток, в страну, языком которой я не владею и культуру которой я не разделяю? У меня нет ни малейшего желания жить в Израиле, и то же самое чувствует абсолютное большинство нашей общины. Я определяю себя как британский еврей. А не как британско‑еврейский израильтянин! Понимаете, британец до мозга костей, я говорю с британским акцентом, моя история, моя жизнь, мои ценности — все это британское. Я отдаю дань уважения и поклоняюсь всему, чего достиг Израиль. Израиль — это луч света в очень темной части нашего мира. До конца жизни я буду испытывать гордость, энтузиазм в отношении Израиля. Но на этом всё! Израиль никогда не станет моим домом, я даже представить себе этого не могу.

СД Не сочтите меня циником, но вы буквально слово в слово повторяете то, что говорили немецкие евреи накануне Холокоста.

РФ Эта аналогия неприемлема. В 30‑х годах прошлого века антисемитизм исходил от государства, он шел сверху вниз. Но та угроза, при которой мы живем сегодня, идет снизу вверх. И наше правительство, как и правительства многих других европейских стран, борется с этой угрозой. Вот в чем разница. Это решаемая проблема. Все нормальные люди поддержат борьбу с антисемитизмом и экстремизмом. Я искренне верю в то, что западная демократия сможет преодолеть угрозу. Ничего общего с тем, что происходило в 30‑х годах ХХ века.

СД Можете себе представить обстоятельства, при которых британским евреям все же придется уехать? Где проходит эта красная черта?

РФ Таких красных линий не так уж мало. На данный момент под угрозой находится шхита — возможность потреб­ления кошерного мяса в этой стране. Некоторые партии агитируют за запрет шхиты. И хотя консерваторы и лейбористы заверили евреев, что не допустят этого запрета, партия ЮКИП активно агитирует в этом направлении. Разумеется, оставшись без возможности потребления кошерного мяса, все религиозные евреи не смогут продолжать свое существование в стране. Это реальная угроза еврейскому образу жизни, но не физическая угроза евреям. Что касается меня, я совершенно ассимилированный человек, так что шхита не имеет для меня никакого значения. Но шхита — это краеугольный камень еврейской жизни, так же как и обрезание. Моя красная черта — это тот момент, когда я, секулярный ассимилированный еврей, пойму, что более не могу находиться в этой стране. Но не забывайте, что эта страна была уютным и гостеприимным домом для сотен тысяч британских евреев вот уже более 300 лет. Так что мне сложно себе представить, что этот момент когда‑либо наступит.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Почему израильские музеи скрывают происхождение экспонатов, переданных на временные выставки за границу

Музей Израиля «не мог проигнорировать протесты, демонстрации и враждебность в отношении Израиля. Мы колебались, когда получили просьбу одолжить картину Рубенса. Это большая и важная работа. И это было впервые, когда мы колебались по поводу предоставления своей картины. Мы понимаем, что в нынешней ситуации обязаны защищать свои коллекции: это сказано и в Законе о музеях Израиля. Поэтому решили пойти на компромисс, при котором о происхождении картины не будет сказано в этикетке на выставке, но будет указано в каталоге, как это делается обычно»

Книжное лето

Летние отпуска — время читать. И я решил рассказать вам о наших книжных новинках: о «Торе в переводе на современный русский язык», о 7-м томе книги «Эйн Яаков», о «Книге о воспитании» Шестого Любавичского Ребе, о романе Йохи Брандес «Сад Акивы» и книге Максима Биллера «Шесть чемоданов»

Haaretz: Американские художники-евреи чувствуют, что им затыкают рот 

«Дело не только в бойкоте израильских институтов, но и израильтян, евреев и неевреев, которые сочувствуют израильтянам, и тех израильтян, которые выражают боль и скорбь в связи с событиями 7 октября, последствиями нападения или плачевным состоянием израильской политики. Это мешает диалогу и создает плоское поле, в котором допустима одна-единственная точка зрения на действительность»