Подземные битвы гибридной войны

Александр Шульман 13 октября 2014
Поделиться

Итоги операции «Несокрушимая скала» по‑прежнему остаются в центре острой общественной дискуссии. Эксперты далеко не однозначно оценивают результаты боевых действий и решения израильского правительства. Свидетельством этой дискуссии стали и материалы, опубликованные за последнее время в [footnote text=’См.: Владимир Бейдер. Мы не равны, равны не мы // Лехаим. 2014. № 9; Евгений Сатановский. «Зарезать не зарезали, но покоцали славно». Ксения Светлова. Уроки «Несокрушимой скалы» // Там же. № 10.’]«Лехаиме»[/footnote]. Хотя оценки и мнения их далеко не совпадают, общим для них является осознание незавершенности операции и вероятной угрозы скорого возобновления боевых действий на линии противостояния Израиля и «Хамас».

Сегодня подземный терроризм признан стратегической угрозой безопасности Израиля: опасность исходит не только из Газы, но и со стороны ливанской границы, где боевики «Хизбаллы» также заняты рытьем туннелей через израильскую границу. Израиль располагает информацией, что уже сотни боевиков «Хизбаллы» готовы проникать по этим туннелям в северные районы Израиля.

Подземный терроризм стал составной частью гибридной войны, которую ведут против Израиля исламские террористические группировки и государства. Гибридная война против еврейского государства подра­зумевает широкий спектр враждебных действий, в котором террористические акции сочетаются с политическими, экономическими и информационными атаками.

Не стала исключением и операция «Несокрушимая скала», в ходе которой, наряду с ракетными обстрелами и подземной войной, исламисты и им сочувствующие развернули яростную пропагандистскую кампанию с требованиями бойкота Израиля. По многим странам мира прокатилась волна антисемитских митингов и демонстраций, поставивших под угрозу само существование местных еврейских общин.

Надо сказать, что подземная угроза далеко не сразу получила адекватную оценку в Израиле. «Первые звоночки» прозвенели лет десять‑пятнадцать назад: в 2005 году палестинским террористам удалось прорыть туннель под укрепленный пункт израильской армии в секторе Газа и заложить под него несколько сотен килограммов взрывчатки. Тогда в результате взрыва погибли пятеро израильских солдат. В 2006‑м палестинские боевики через подземный туннель проникли на израильскую территорию, убили двух солдат и похитили капрала Гилада Шалита.

Поиск и уничтожение туннелей является весьма сложной и трудоемкой операцией. Как считает израильский эксперт Идо Хехт, чтобы обнаружить туннель, необходимо засечь его выход или применить различные акустические, сейсмические или радарные устройства для обнаружения полостей под многометровым слоем земли. Но, даже обнаружив вход, нельзя угадать, где именно пролегает сам туннель. Как правило, выходы туннелей устраивают в подвалах жилых домов, мечетей, школ или иных общественных зданий, чтобы затруднить работу разведки. Прокладка туннеля — сложный ручной процесс, занимающий месяцы, поскольку применение роющих механизмов создает шум и может привлечь внимание израильской разведки. Выемка грунта также занимает время и проводится скрытно. При этом до сих пор нет надежной технологии, позволяющей на расстоянии засекать узкие туннели на большой глубине. Между тем туннели «Хамас» обычно уходят на глубину до 30 метров, так что, даже приблизительно догадываясь о существовании в этом месте подземного хода, его практически невозможно обнаружить.

Таким образом, чтобы найти туннель, необходимо либо обладать точными разведданными, либо искать его на месте, проводя повальные обыски от дома к дому.

Но даже уничтожение уже обнаруженного туннеля представляется непростой задачей. Взрыв входа или вентиляционной шахты не затрагивает основного туннеля, и копатели «Хамас» смогут быстро прорыть обход и продолжат использовать туннель.

Поэтому задачу можно считать выполненной только тогда, когда весь туннель и все его ответвления обнаружены, нанесены на карту и взорваны.

Сегодня можно признать, что израильские войска не были подготовлены к ведению боевых действий против туннельной инфраструктуры террора, с которой им пришлось столк­нуться в Газе.

vostokУже в ходе боевых действий военным саперам самим пришлось разрабатывать простые методы обнаружения туннелей. В израильской армии подобные задачи решает, как правило, саперный спецназ. Бойцы саперного спецназа проходят подготовку к подземной войне на тренировочной базе, имитирующей систему подземных туннелей и бункеров. Говорит один из командиров израильского саперного спецназа майор С.: «Главная задача — подобраться к туннелю, изучить его, собрать ценную информацию и, если есть заложники, освободить их. Мы предпочитаем не входить в туннели, хотим, чтобы солдаты оставались снаружи, но если понадобится, то мы знаем, как это сделать». В распоряжении ЦАХАЛа есть три учебных туннеля, но они не похожи на те, что строят в Газе. Есть также единственный туннель, который был обнаружен армией два года назад у границы с Газой. Он также использовался в учебных целях. Один из офицеров, чье подразделение обнаружило в Газе одиннадцать туннелей, рассказал в интервью газете «А‑Арец»: «Мы тренировались на простых туннелях на базе в Лакише. Не было таких туннелей, которые мы обнаружили в Газе. Когда вы находите туннель на глубине 40 метров, возникает вопрос: а что с ним делать?» Саперы «туннельного подразделения» обучены ведению войны в подземных условиях. Во время операции в Газе, однако, они использовались главным образом для поиска туннелей и их многочисленных ответвлений. Большинство туннелей в Газе пролегают на глубине 15–40 метров. Один из командиров саперного спецназа говорит: «Следует помнить, что мы должны найти нечто очень маленькое — дыру, лаз, которые уходят на большую глубину». Были применены различные методы уничтожения туннелей. Туннель в районе Керем‑Шалом был уничтожен с применением 30 противобункерных бомб JDAM. Туннель в районе Натив‑а‑Асара был затоплен, что привело к его обрушению. В нескольких случаях была использована жидкая взрывчатка для того, чтобы уничтожить туннель на всей его протяженности.

Офицер признается, что, несмотря на то что ЦАХАЛ использовал все известные методы обнаружения туннелей, реально он не был готов к тому, что ждало его в Газе: «Есть вещи, которые ты не можешь понять до тех пор, пока не столкнешься с ними лицом к лицу».

После операции «Несокрушимая скала» в Израиле ясно осознают всю остроту угрозы подземной войны. Управление по разработке новых систем вооружения Генштаба ЦАХАЛа получило около 700 заявок на решение проблемы уничтожения туннелей. Как утверждает израильское издание «Калькалист», в Израиле нет геолога или геофизика, который не был бы призван для решения этой проблемы.

Ряд предложений были отвергнуты «с порога». Так, к примеру, проект строительства морского канала вдоль границы с сектором Газа вызвал возмущение фермеров из приграничных мошавов и кибуцев, справедливо считающих, что вода из Средиземного моря неминуемо приведет к засолению почв и гибельно скажется на сельском хозяйстве.

Предложение использовать газ метан или окись этилена для закачки в обнаруженные туннели также было отвергнуто по причине несоответствия международным законам ведения войны.

Только две новые технологии, позволяющие обнаружить туннели террористов, по информации радиостанции «Решет Бет», успешно прошли лабораторные испытания и вскоре будут опробованы в условиях, близких к боевым.

В СМИ появилась информация о том, что Израиль ведет работу над новейшей системой во­оружения «Iron Spade» («Железная лопата»). Новая система вооружения определяется как подземный эквивалент израильской системы ПРО «Железный купол».

Разработкой систем обнаружения и уничтожения подземных туннелей заняты крупнейшие израильские компании по производству военной техники «Elbit Systems» и «RAFAEL», создавшая «Железный купол».

Йедидья Ярири, генеральный директор концерна «RAFAEL», на вопрос, работает ли концерн над проблемой туннелей, заявил: «Мы занимаемся этим вопросом и занимались им в прошлом. Это не простое дело — идентифицировать туннель в тот момент, когда его роют, и тем более когда он готов и находится в пассивном состоянии. Но я думаю, мы нашли этому решение».

«Вилла в джунглях» — так бывший премьер‑министр Израиля Эхуд Барак определил положение еврейского государства, находящегося в окружении фанатичных исламских террористических группировок и режимов. Исламисты не способны противостоять военной мощи Израиля и потому пытаются добиться успеха в гибридной войне.

В ходе операции «Несокрушимая скала» открылись чудовищные преступления исламских фанатиков. Так, для рытья подземных туннелей палестинские террористы широко использовали палестинских детей, сотни которых погибли под завалами и от удушья. Боевики «Хамас», чтобы не допустить утечки информации о прорытых туннелях, практиковали расстрелы палестинских рабочих, занятых на прокладке туннелей.

Сегодня можно утверждать, что Израиль, решая проблему «подземных войн», защищает не только своих граждан — еврейское государство реализует гуманистическую миссию защиты палестинцев от исламских фанатиков‑террористов.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Антимусульманские и произраильские радикалы получили власть в Нидерландах. Европарламент на очереди?

Герт Вилдерс, ярый защитник Израиля, который в юности работал волонтером в израильском кибуце, сформировал новую коалицию, настолько произраильскую и проеврейскую, что ее учредительное соглашение обещает рассмотреть возможность переноса голландского посольства в Израиле в Иерусалим и требует просвещения по теме Холокоста для всех новых натурализованных граждан Нидерландов. Однако есть существенная оговорка: Вилдерс является ультраправым провокатором...

Заключительный аккорд

Консолидация советского общества перед образом врага, превращение народа не просто в свидетеля, но фактически в участника преступления — Сталин действовал методами, испробованными им во всех крупных делах. Как писал Давид Самойлов, «мы жили тогда манией преследования и величия». Исключением не стало и «Дело врачей» — карательно-пропагандистский процесс, сфабрикованный на излете сталинского режима.

Уход

Толстому заметили, что Шестов еврей. «Ну — едва ли, — недоверчиво сказал Лев Николаевич. — Нет, он не похож на еврея; неверующих евреев не бывает, назовите хоть одного... нет!» Спустя десять лет Шестов сам явился к Толстому и заслужил запись в дневнике писателя: «Приехал Шестов. Малоинтересен — “литератор” и никак не философ».