Одесса‑мама и ее дети

Владимир Лазарис 22 февраля 2016
Поделиться

ВЛАДИМИР ХАНЕЛИС

Родились и учились в Одессе

Иерусалим, Филобиблон, 2013. — 571 с.

Тяжела участь составителей энциклопедий, энциклопедических словарей и любых именных справочников, сделанных по профессиональному признаку. Хотя необъятного и не объять, но ведь хочется. По этому трудному пути и пошел израильский журналист, коренной одессит Владимир Ханелис.

lech286_Страница_082_Изображение_0001Сколько одесситов живет во всем мире? На этот сугубо одесский вопрос не требуется ответа, потому что, если покопаться и поскоблить семейные хроники, окажется, что если не все, то очень многие имели счастье родиться или учиться в Одессе. Из этого и исходил В. Ханелис, опубликовав пять лет назад свою книгу, которая не могла не заинтриговать любого одессита, задавшегося естественным вопросом: «А я там есть?»

Для того чтобы там быть, недостаточно родиться и учиться в Одессе. Основной критерий автора состоит в том, что 4000 персоналий первого издания и 5000 второго чем‑то знамениты, каждый в своей области. Иногда эта знаменитость сомнительна (как в случае образцовых чекистов), иногда очевидна (Бабель, Ахматова и далее везде). Между прочим, при всегдашнем обилии евреев в Одессе национальность не имеет для автора никакого значения, поскольку в этом городе родились и учились люди всех национальностей.

Однако есть немало символического в том, что, по жестким правилам алфавита, первым в этом подарочном фолианте стоит Арье Аарони — израильский писатель, поэт, переводчик, редактор, публицист. Таким образом, с первой страницы В. Ханелис просто и изящно связал родную Одессу с родным Израилем, где его многочисленные внуки вряд ли оценят труд своего дедушки. Зато его оценит намного большее число одесситов, рассеянных по всему земному шару.

Каждую заметку В. Ханелис снабдил необходимыми краткими сведениями о персоналиях: родился, умер (где, когда); учился (где, когда); профессия; чем знаменит (открытия, книги, музыкальные произведения и проч.); область научных интересов; был ли репрессирован; воинские звания (у военачальников и Героев Советского Союза).

К «неожиданным» одесситам безусловно можно отнести отца адмирала Колчака, генерал‑майора, героя Крымской войны, ученого‑металлурга. А к «неожиданным» одесситкам — Стефанию Петровскую, сожительницу Сталина во время его ссылок в Сольвычегодск, Вологодскую губернию и в Баку.

Так сколько же их, выходцев из этого города, пережившего такой же взлет и падение, как Римская империя? Этого никто не знает. Зато теперь точно известно, сколько знаменитостей составляют гордость Одессы. Пять тысяч!

Хотя на обложке книги бронзовая Одесса‑мама прижимает к груди только пятерых самых любимых детей — Де Рибаса, Де Волана, Ланжерона, Ришелье и Воронцова, — на этой безразмерной груди всегда найдется место еще для пяти тысяч.

Так можно ли объять необъятное? Можно. Во всяком случае, В. Ханелису это удалось. Беглая проверка навскидку — от широко известных актеров, писателей, врачей, ученых и певцов до собственных знакомых из тех же областей — показала, что они туда попали.

Если вернуться к критериям и качеству отбора персоналий, автор со спокойной душой и чисто одесским чувством юмора процитировал письмо читательницы Доры Н. из Тель‑Авива: «Зачем вы притащили в книгу столько паршивцев: евреев‑революционеров, антисемитов и кагэбэшников? Зачем вам такие люди?»

А как же без них, дорогая Дора Н.? Ведь эта книга — не парфюмерный каталог и не Доска почета, поэтому к ней вполне применима формула «мы поименно вспомним всех, кто…».

Кто — что? Натурально, всех, кто родился и учился в Одессе. Ведь именно так В. Ханелис декларировал в названии книги свою цель и достиг ее наилучшим образом.

Не верите? Купите эту книгу, сразу же загляните на нужную вам букву в три раздела («Родились в Одессе», «Учились в Одессе», «Родились на территории Одесской области») и тогда скажете, правы мы или нет.

И, конечно, не пропустите раздел «Первые и впервые», где собраны имена постоянных и временных жителей Одессы, которые были первыми во всем, на что хватает человеческой фантазии: пиротехник, устроивший в городе фейерверк, похитители «буржуйского ребенка» с целью выкупа и даже первый одессит, сумевший получить в свою собственность… городской памятник.

Упомянув о подарочном фолианте, надо отдать должное тем, кто сделал книгу такой яркой и нарядной — лучшему израильскому книжному графику Даниэлю Менделевичу и книговеду‑издателю Леониду Юнивергу, которые не претендуют на высокое звание одессита.

А сам автор‑составитель книги «Родились и учились в Одессе» явно не претендует на лавры, скромно добавив к названию книги: «Материалы к энциклопедическому словарю».

Нередко книжную рецензию принято завершать общими размышлениями о жизни, приводить выразительную авторскую цитату или, скажем, сетовать на неблагодарный мир, не оценивший творение гения. Кстати, у одесского фотографа Шапиро было исключительно простое и доподлинное имя — Гений. Так и значилось на его вывеске.

В. Ханелис облегчил нам работу, подсказав, как закончить рецензию. Собранные на последних страницах одесские «мелочи» хороши сами по себе, но подлинным блеском сверкает надпись на могильной плите: «Циля! Теперь ты веришь, что я болел?»

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Как группа нью-йоркских интеллектуалов сформировала современную еврейскую маскулинность

Маскулинные формы мужественности были в основном недоступны евреям в конце 19-го и начале 20 веков: в то время европейские стереотипы представляли мужчин-евреев слабыми и женоподобными. Это было усвоено и иногда даже усилено самими евреями. Однако дети иммигрантов «пытались занять свое место в новой культуре маскулинности в индустриальных Соединенных Штатах», создавая «светскую еврейскую маскулинность», которая была «одновременно исключительно американской и исключительно еврейской».

Внук иммигрантов

Руководствуясь этим опытом, Гутя, истовая еврейская бабушка, «хотела спасти меня, — повествует Макс Эппл, — от царской полиции, коммунистов, хулиганов, полиомиелита, туберкулеза, пневмонии и вшей». Она делает при этом, конечно же, нелепые ошибки. Так, когда красивая девочка, к тому же дочь богатых родителей, просит Макса помочь ей по химии, бабушка настороже: не иначе как девочка беременна и хочет свалить свою беременность на Макса.

Пятый пункт: ожидание Ирана, опасные связи, неверные друзья, братская ненависть, Операция «Шейлок»

Чем грозит Израилю альянс России, Ирана и Китая? Почему в США ослабевает поддержка Израиля? И когда евреи в диаспоре выступают против политики Израиля? Глава департамента общественных связей ФЕОР и главный редактор журнала «Лехаим» Борух Горин представляет обзор событий недели.