Матисьяу зла не держит

Борис Немировский 11 сентября 2015
Поделиться

Известный американский певец еврейского происхождения, исполнитель хасидского регги Матисьяу (см.: Борис Барабанов. Москву «качает» хасидский регги) в Испании попал в переплет: организаторы фестиваля «Rototom Sunsplash» сначала пригласили певца, потом отменили свое приглашение из‑за его произраильской позиции, а потом вынуждены были отменить и это свое решение.

Фестиваль регги в Беникасиме — небольшом городке в Валенсии, расположенной на востоке Иберийского полуострова, — можно охарактеризовать, пожалуй, как «широко известный в узких кругах»: любители жанра регги о нем прекрасно осведомлены, а вот в мировом сообществе он не столь популярен. Однако теперь благодаря Матисьяу (Мэтью Полу Миллеру) об этом мероприятии узнала чуть не вся Европа. Правда, то, что узна­ли европейцы о «Rototom Sunsplash», вряд ли обрадовало организаторов фестиваля: теперь об их детище говорят исключительно как об «антисемитском сборище».

Палестинцы против регги

Матисьяу во время выступления на фестивале «Rototom Sunsplash». Беникасим. 22 августа 2015

Матисьяу во время выступления на фестивале «Rototom Sunsplash». Беникасим. 22 августа 2015

В числе прочих музыкантов выступить в Беникасиме был приглашен и Матисьяу. Трудно сказать, много ли среди живущих в Испании палестинских беженцев любителей регги, но их организации вдруг озаботились этим фактом и поспешили выразить свое возмущение предполагаемым появлением на сцене «сионистского прихвостня» (это лишь один из наиболее безобидных эпитетов, которым наградили палестинцы 36‑летнего музыканта, не скрывающего своей произраильской позиции).

О том, как именно было сформулировано требование не допускать Матисьяу в Испанию, можно лишь догадываться — ходили даже слухи, что организаторам поступали угрозы неких насильственных действий: не то взрывов, не то массовых драк. Так это или нет, утверждать с уверенностью нельзя, известно лишь, что оргкомитет стушевался и обратился к Матисьяу с требованием подписаться под документом, в котором он заявил бы о своей приверженности идее создания независимого палестинского государства. Певец в ответ поступил, как булгаковский профессор Преображенский, обвиненный в нелюбви к пролетариату: он пожал плечами и отказался ставить свою подпись под политической декларацией, имеющей такое же отношение к регги, какое имеет вирус эболы к испанскому футбольному чемпионату. Напуганные палестинскими крикунами, организаторы отозвали свое приглашение Матисьяу.

Может быть, на этом история и закончилась бы, однако в дело вмешались испанские еврейские организации, поддержанные испанским же правительством и целым рядом политических партий страны. После их многочисленных протестов оргкомитет испугался еще больше и приглашение свое восстановил, объявив всю эту заваруху «ошибкой» и принеся музыканту публичные извинения. Матисьяу, не попомнив зла, приехал в Беникасим и выступил. Как сообщает испанская пресса, его концерт прошел под громкие аплодисменты публики, прерываемые одиночными свистками немногочисленных замотанных в «арафатки» личностей, бешено размахивавших палестинскими флагами. Музыка победила политику: в то время как любители регги собрались, чтобы послушать еврейского певца, любители «республики Фаластын» пришли, чтобы поорать во славу своего будущего государства.

Зрители фестиваля «Rototom Sunsplash». Беникасим. 22 августа 2015

Зрители фестиваля «Rototom Sunsplash». Беникасим. 22 августа 2015

Действия испанских властей и испанских политиков, поддержавших протест еврейских организаций против подобного обращения с Матисьяу, можно приветствовать. Но еще большей похвалы заслуживает сам Матисьяу: ни в его словах, ни в его поступках невозможно было обнаружить ни капли нервозности или обиды. «Эта ночь была тяжелой, но особенной, — написал он в своем блоге на Фейсбуке после выступления на “Rototom Sunsplash”. — Любая возможность исполнять музыку — это благословение».

Берлин — опасный город?

После своего выступления в Испании Матисьяу отправился в столицу ФРГ, где его ждали на Дне еврейской культуры, ежегодно проводимом в центре Берлина, на Шуманнштрассе. Тут уж, естественно, никаких протестов никто не ожидал: во‑первых, мероприятие камерное, не столь доступное для любителей превращать все, к чему ни прикоснись, в антиизраильские протесты, во‑вторых, для местных ненавистников «сионистского образования» приезд одного‑единственного израильского музыканта слишком мелкий повод. Они привыкли действовать иначе: не только устраиваемыми время от времени шумными манифестациями с плакатами «Евреи — убийцы детей!» и профессионально выполненными изображениями, на которых между нацистской свастикой и еврейским магендовидом стоит знак равенства, но и постоянным, ежедневным антиеврейским террором. Нападения на синагоги, осквернения еврейских кладбищ и мемориалов, даже избиения школьников‑евреев — все это, увы, стало в Германии за последние пару лет будничным делом. Полиция утверждает, что количество преступлений с антисемитской подоплекой выросло за год почти на четверть, правда, речь идет о всей Германии, не только о Берлине. Основную роль в этой статистике играют именно мусульмане, среди которых особой активностью отличаются арабы. Если же учесть, что до конца 2015 года Германия ожидает прибытия 800 тыс. соискателей политического убежища из Сирии и Ирака, то можно предположить, что число антисемитских выходок будет лишь расти.

К слову, если уж мы упомянули об этих беженцах, сплошным потоком устремившихся не только в ФРГ, но и во Францию, Швецию и в другие европейские страны (отметая возможность переждать ужасы войны в государствах поскромнее — Греции, Венгрии, даже Австрии), то следует заметить, что появились сведения о том, что среди тысяч сирийских, иракских и афганских беженцев на европейский континент проникли сотни террористов из «Исламского государства». К примеру, британский таблоид «Сандэй экспресс» опубликовал со ссылкой на некоего командира «ИГИЛ» сведения о том, что под видом беженцев на европейский континент проникли до 4 тыс. террористов из «Исламского государства». Иные журналисты и эксперты называют другие цифры, однако все сходятся в одном: исламские террористы воспользовались потоком беженцев для проникновения в Европу. Так что вполне возможно, что сорванный недавно усилиями двоих американских солдат‑отпускников и их друга‑студента исламистский теракт во французском скором поезде «Thalys» может оказаться лишь «первой ласточкой». И уж во всяком случае, количество антиеврейских выходок и «бытового терроризма» в немецкой столице с прибытием «свежей крови» может лишь возрасти, а никак не уменьшиться.

И худшим злом видится тот факт, что сами берлинские евреи, похоже, к этому привыкли и… смирились. Всего за месяц до испанской истории с Матисьяу и фестивалем регги в Германии впервые проводилась европейская Маккабиада. Две тысячи триста еврейских спортсменов из 38 стран Европы соревновались между собой на спортивных площадках и стадионах немецкой столицы. Состязания открыл президент ФРГ Йоахим Гаук, нашедший немало красивых и добрых слов для участников.

А как же поприветствовала спорт­сменов еврейская община Берлина? Гораздо более утилитарно: общинный уполномоченный по вопросам антисемитизма р. Даниэль Альтер предостерег евреев — участников Маккабиады и болельщиков — от ношения кипы либо иных символов иудаизма в некоторых районах города. «На протяжении дня спортсменам не стоит, находясь в определенных местах Берлина, подчеркивать свое еврейство, — сказал он в интервью газете “Тагес­шпигель”, — в особенности в районах Нойкелльн и Гезундбруннен. Не стоит закрывать глаза на то, что на сегодняшний день даже во дворах берлинских школ слово “еврей” является ругательным и его пишут в качестве такового на стенах домов».

 

Конечно же, р. Альтера можно понять: к чему дразнить гусей? В конце концов, с подобным предостережением выступил не он первый. Еще в феврале этого года точно такое же преду­преждение обнародовал президент Центрального совета евреев в Германии Йозеф Шустер. Районы, населенные преимущественно мусульманами (а это не только Нойкелльн, а и Веддинг, и Кройцберг, и некоторые другие), постепенно становятся для берлинских евреев «no‑go‑zone». Эксперимент, проведенный в августе 2014 года берлинским журналистом Андреа Вальде, отправившимся на автопрогулку по этим районам, нацепив на антенну своего автомобиля израильский флажок, подтвердил, что опасность эта невыдуманная: репортер (кстати, немец, а не еврей) с трудом вернулся через пару часов на проколотых покрышках, с разбитыми боковым и ветровым стеклами, без фары. «Мне казалось, что на дворе 1939 год и нашего канцлера зовут Адольф Гитлер», — написал он в своих заметках. По мнению Йозефа Шустера, такая ситуация «еще пять лет назад была немыслима, а теперь она просто пугающая».

Интересно, а как бы поступил, выслушав подобное предостережение, Матисьяу? Скорее всего, в очередной раз пожал бы плечами и… отправился в кипе на прогулку от Нойкелльна до Гезундбруннена. Потому что, конечно, важно «не дразнить гусей», но еще важнее — не сломаться. Может быть, берлинские евреи когда‑нибудь так и сделают: не все же «размахивать флагами» их ненавистникам.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Николас Уинтон. Человек, который молчал

110 лет назад родился Николас Уинтон — человек, спасший несколько сотен еврейских детей. Он возражал, когда пресса называла его «британским Шиндлером»: «Шиндлер рисковал жизнью, спасая людей, я — нет». Он постоянно подчеркивал, что основную роль в спасении детей играл не он, а другие люди — те, что работали в Праге, а не в Лондоне. И этот урок сэра Николаса, пожалуй, не менее важен, нежели то, чем он занимался с марта по август 1939‑го.

Урок анатомии

Он потерял мать, отца, брата, родной дом, тему, здоровье, волосы — по мнению критика Милтона Аппеля, талант он тоже потерял. По мнению Аппеля, терять особенно было нечего. В «Инквайери», еврейском ежемесячнике о культуре, напечатавшем пятнадцать лет назад первые рассказы Цукермана, Милтон Аппель развернул такую атаку на карьеру Цукермана, по сравнению с которой нападение Макдуфа на Макбета — детская игра в войнушку. Цукерману повезло бы, если бы ему снесли голову. Но Аппелю головы было мало; он рвал его на части.

Девочка из Терезиенштадта и маршал Рыбалко

«В Москве я исполнила свою мечту», – признается Инге Ауэрбахер. Бывшая узница концлагеря Терезиенштадт посетила в российской столице могилу своего спасителя – советского маршала. В возрасте семи лет Инге попала в нацистский концлагерь и три года провела там, пока его не освободили советские войска. В мае 1946 года ее семья эмигрировала в США. Но живя в Америке, она долго мечтала попасть в Россию и почтить память тех, кто освободил узников лагеря.