Луиза Райнер. Жертва «Оскара»

Ирина Кордонская 11 января 2015
Поделиться

30 декабря 2014 года умерла актриса Луиза Райнер.

Ей было 104 года. Последние десятилетия своей жизни она провела в Лондоне, в квартире, где когда‑то жила Вивьен Ли — как и сама Райнер, двукратная оскаровская лауреатка.

Кстати, Райнер была претенденткой на одну из лучших ролей Вивьен Ли — Скарлетт О’Хара в «Унесенных ветром». А в 1943‑м собиралась сняться в фильме «По ком звонит колокол», но сыграла в нем Ингрид Бергман. Главное же достижение Луизы Райнер — две статуэтки «Оскара», полученные подряд, в 1937 и 1938 годах (больше такое никому не удавалось), — и стало главной ее неудачей: награды поставили на кинокарьере Луизы крест. Эта история даже упоминается в «Завтраке у Тиффани» Трумена Капоте. «Ничего хуже “Оскаров”, — вспоминала Райнер, — со мной не могло произойти. Дав мне их, на студии думали, что могут меня как угодно использовать. Я была как станок на большом заводе, я ничего не могла сделать. Поэтому я ушла. Я бежала…»

На Бульваре звезд в Берлине. 2011. Фотография Томаса Шмидта

На Бульваре звезд в Берлине. 2011. Фотография Томаса Шмидта

Луиза Райнер родилась 12 января 1910 года в Дюссельдорфе (по другим сведениям, в Вене) в еврейской семье, вышла на сцену в 1928‑м, играла в «Святой Иоанне» Шоу и «Мера за меру» Шекспира, успела поработать в Вене с Максом Рейнхардтом, блестящим режиссером, основателем Зальцбургского фестиваля, возглавлявшим до 1933‑го в Берлине Немецкий театр. Райнер рассказывала в одном интервью: «Мы сделали спектакль по пьесе Пиранделло, и Рейнхардт был в театре. Я никогда не забуду, это был величайший комплимент, который я когда‑либо получала, лучше награды Академии. Он подошел, посмотрел на меня и сказал — мы никогда не называли друг друга по имени: “Райнер, как вы это делали? Это было замечательно”. Я была поражена и счастлива. Это была моя Academy Award».

В 1933‑м еврей Макс Рейнхардт перебрался в Нью‑Йорк, а Луиза Райнер, успевшая сняться в паре немецких фильмов, в 1935 году сбежала из Европы в Голливуд, куда ее пригласил основатель MGM Луис Майер. Ей было 25, она блистала в авангардном немецком театре и не считала нужным встраиваться в систему ценностей Голливуда: ходила в брюках, не пользовалась косметикой. На церемонию «Оскара», на которой она получила статуэтку за байопик «Великий Зигфельд», ее заставил явиться Майер. Следующая награда была получена в 1938‑м за картину «Добрая земля», где Райнер играла китаянку. Потом был «Большой вальс» — посредственный фильм, где блистала Мелица Корьюс, а Луизе Райнер отвели малозаметную роль жены Штрауса.

Райнер пыталась вернуться на сцену, ее бродвейский дебют состоялся 10 марта 1942 года в «Поцелуе для Золушки», поставленном Ли Страсбергом в Music Box Theatre. Спектакль закрыли после 48 представлений: шла вой­на, Райнер отправилась в Северную Африку и Италию поднимать боевой дух американских солдат и все чаще заговаривала о том, что есть вещи поважнее кино.

В 1960‑м она едва не вернулась на экран. Феллини снимал «Сладкую жизнь» и придумал забавную роль специально для Луизы Райнер. Но что‑то актрисе не понравилось, она требовала переписать текст, Феллини не соглашался — и работа не состоялась, о чем Райнер жалела. Напоследок актриса, не снимавшаяся 53 года, появилась в фильме «Игрок» — экранизации романа Достоевского, где Майкл Гэмбон играл самого писателя, а Райнер досталась роль некой бабушки. И она была довольна. Реальное долгое семейное счастье заменило ей несложившийся роман с кино. И, поучаствовав в паре телепроектов, она не стремилась вернуться на экран, довольствуясь тем, что имела.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Пятый пункт: МУС, коллаборанты, Раиси, Al Jazeera, Розенберги

Чем угрожает Израилю Международный уголовный суд? Как Испания, Норвегия и Ирландия поддержали террор? И какими преступлениям запомнится погибший президент Ирана? Глава департамента общественных связей ФЕОР и главный редактор журнала «Лехаим» Борух Горин представляет обзор событий недели.

Наследники позора

Функция МУС, Международного суда ООН и прочих подобных учреждений не в том, чтобы выяснять правду и добиваться правосудия, а в том, чтобы создавать иллюзию контроля над политикой и судьбой Израиля, в которую сам Израиль поверил бы. Это совершенная фикция, построенная на лжи. Это подлинное наследие колониализма, не способного отказаться от своих претензий на гегемонию на Ближнем Востоке. И это наследие европейского антисемитизма, не способного отказаться от идеи властвовать над евреями.

Commentary: Евреи — наперекор истории

Коммунизм — беспримерно страшная глава еврейской истории. С первых дней и на протяжении семидесяти с лишним лет своего существования Советский Союз неустанно вел безжалостную борьбу с еврейской душой. Коммунизм отрезал три поколения советских евреев от их религиозной жизни и наследия, рассчитывая тем самым лишить их еврейства. Вот чем примечательны сталинские расстрельные полигоны. Они словно объявляют: евреи — как все.