Кому нужна интифада камней и ножей?

Ксения Светлова 14 октября 2015
Поделиться

Сентябрь. Храмовая гора. Террор. У каждого израильтянина сочетание этих слов вызывает мороз по коже и ужасные воспоминания: потоки крови, взорванные автобусы, танки на улицах Рамаллы и Саджаи (Газа). Как быстро прошли спокойные годы, когда израильтяне наслаждались относительным затишьем, и как же быстро наступила та тревожная пора, когда родители вновь опасаются отпускать детей одних утром в школу или в торговый центр с друзьями вечером.

Трудно сказать, что нынешняя волна террора грянула внезапно. На самом деле многие предупреждали, что она может начаться: среди них были и аналитики, и военные, и политики. Писали, что нынешний статус‑кво — который был так дорог руководству Израиля, да и Палестинской автономии — опасен, что в природе не существует никакого статуса‑кво. Вода в реке движется все время, и стоит этому движению прекратиться, вода начнет застаиваться и гнить. Это именно то, что происходит сегодня и происходило в течение последних семи лет в отношениях между Израилем и Палестинской автономией.

Ситуация «не мир, не война» искусственно поддерживалась и теми и другими: на эпизодические теракты со стороны Западного берега Израиль предпочитал по возможности не реагировать, а в ответ на провокации поселенцев руководство ПА разражалось громкими тирадами, однако при всем том не спешило разрывать контакты с израильскими силовыми структурами и держалось за виртуальный статус‑кво.

Палестинские демонстранты с «коктейлями Молотова» у защитной стены в Иерусалиме. 9 октября 2015

Палестинские демонстранты с «коктейлями Молотова» у защитной стены в Иерусалиме. 9 октября 2015

За те годы спокойствия и затишья, когда можно было продвинуться в вопросе решения палестино‑израильского конфликта, не было сделано ничего. В Израиле вообще прекратили говорить о мирном процессе или о создании палестинского государства, а в Автономии сосредоточились на юридической борьбе против Израиля в ООН. В Израиле росла популярность правых сил, представители которых открыто заявляли, что не верят в палестинское государство, верят только в большой Израиль — от моря до реки, не предлагая никаких вариантов решения конфликта и судеб 4 млн палестинцев, проживающих в Газе и на Западном берегу.

В ПА сильно пошатнулись позиции «Фатх» — националистического движения, лидеры которого подписали мирное соглашение с Израилем в 1993 году, зато выросли акции «Хамас» и «Исламского джихада», выступающих не столько за свободную Палестину, сколько за уничтожение Израиля.

Такова политическая ситуация, сложившаяся в этом уголке земли к осени 2015 года. Но есть еще и Иерусалим, который всегда жил по своим особым законам и где сложилась совершенно уникальная ситуация, непохожая на все остальное, что происходит в Израиле или в Палестинской автономии. Восточный Иерусалим, который, на взгляд израильтян, был освобожден, а на взгляд палестинцев — захвачен, не является по сути дела ни частью Израиля, ни ПА. То есть формально Восточный Иерусалим, конечно же, был аннексирован Израилем, и все его арабские районы, а также арабские деревни, которые никогда частью города не были, с 1967 года находятся в муниципальных пределах израильской столицы. В результате особого соглашения, выработанного после Шестидневной войны, арабские жители Иерусалима получили статус жителей, а не граждан. Это озна­чает, что они пользуются гражданскими, но не политическими правами в Израиле. Сосуществование евреев и арабов в столице всегда было предметом споров и разногласий, но если до середины 2000‑х годов все как‑то жили, то после второй палестинской интифады, получившей название «интифада “Аль‑Акса”» (по названию мечети «Аль‑Акса», третьей по значимости святыни ислама), ситуация резко ухудшилась. Во‑первых, в восточных кварталах Иерусалима начал действовать «Хамас», радикальное исламское движение, пропагандирующее насилие, террор и ликвидацию Израиля. Во‑вторых, в 2003 году была создана защитная стена, отделяющая одни районы Восточного Иерусалима от других. В‑третьих, арабские районы перестали получать поддержку муниципальных служб, которую они получали ранее. Совокупность этих перемен привела к тому, что в Восточном Иерусалиме появились зеленые флаги «Хамас», а также школы, мечети и медресе, находящиеся под влиянием этой организации, притом муниципальных школ, где дети учатся по учебной программе израильского Министерства образования, стало меньше.

Значительное количество жителей тех районов, которые оказались за стеной, переехали в те районы, которые оказались внутри, цены на жилье повысились, а разрешений на строительство новых домов и кварталов больше не стало. И наконец, в районах за стеной муниципалитет практически прекратил свою деятельность в плане уборки мусора и оказания других услуг, появился властный вакуум, ведь и израильская полиция с тех пор на этой территории не появлялась, палестинские же силы безопасности по закону не имеют права там действовать. Результат подстрекательства к насилию со стороны радикальных исламистов, ухудшающаяся ситуация в восточных кварталах и властный вакуум привели к победе «Хамас» на выборах в 2006 году в Восточном Иерусалиме в частности и к радикализации населения в целом.

Похороны Аарона Баниты, погибшего в результате теракта. Иерусалим. 4 октября 2015

Похороны Аарона Баниты, погибшего в результате теракта. Иерусалим. 4 октября 2015

Первые «автомобильные теракты», когда арабы на автомашинах или тракторах наезжали на евреев, были совершены жителями Восточного Иерусалима. В 2014‑м оттуда вышли террористы, устроившие кошмарную резню в синагоге в иерусалимском районе Хар Ноф. А в 2015‑м именно там начались беспорядки, сопровож­давшиеся камнеметанием и использованием холодного оружия против мирных жителей, полицейских и солдат. Попустительство нескольких израильских правительств, говоривших о «едином Иерусалиме», но относившихся к восточным кварталам города как к «ничьей земле», помноженное на подстрекательство, которым занимался не только «Хамас», но и «Исламское движение», возглавляемое шейхом Раедом Салахом, в Израиле (северное направление), привело к тому, что в этих районах подросло новое поколение, которое не подчиняется никому, включая собственных родителей, и которое постоянно подпитывается ненавистью в социальных СМИ и восторгается подвигами террористов «ИГ» (деятельность террористической группировки «ИГ» на территории России запрещена). Поэтому на сей раз именно Иерусалим стал первым звеном цепи насилия и террора. Все остальное — это уже цепная реакция, к которой присоединяются разочаровавшиеся в своем собственном правительстве из‑за его дипломатических неудач палестинцы на Западном берегу, науськиваемые «Хамас» палестинцы в Газе, а также израильские арабы.

Что может предпринять нынешнее правительство против этой волны террора, которую мало‑помалу, несмотря на нежелание израильских политиков и военных, начинают называть третьей интифадой? На самом деле, учитывая, что у террора на данный момент нет главарей (почти все террористы — это одиночки, действующие по собственной воле), трудно представить какие‑то конкретные силовые действия в стиле второй интифады. Нельзя провести операцию «Защитная стена» и зачистить «террористические гнезда», потому что террорист может выйти из любого дома, в любом городе. Нет единого образа террориста — чаще всего это молодые люди, — но случаются среди них и простые рабочие, и студенты престижных факультетов в израильских университетах. Нет такого лекарства, которое сейчас можно было бы выписать Израилю, чтобы немедленно разрешить проблему, волшебства не случится. Террор — бич современности, от которого страдают многие страны, от России до Египта, и мало кому удавалось найти панацею от него. Но можно и нужно работать вместе с умеренными элементами в Автономии, а также во всем ближневосточном регионе, и прежде всего — с Иорданией и Египтом, чтобы не дать ходу экстремистам‑пироманам.

Теракт на автобусной остановке. Иерусалим. 13 октября 2015

Теракт на автобусной остановке. Иерусалим. 13 октября 2015

Необходимо вкладывать ресурсы в Восточный Иерусалим, необходимо вернуть туда власть закона и навести порядок, убрать с улиц наркоторговцев и преступников, использующих властный вакуум. Необходимо начать серьезные переговоры с палестинцами на основе формулы «два государства для двух народов», и не во имя переговоров, а чтобы создать политический горизонт — некий залог того, что обе стороны положат конец этому страшному симбиозу, в котором сейчас живут оба народа. Иначе неизбежным результатом провала этой формулы станет единое государство для двух народов, где евреи по‑прежнему какое‑то время будут большинством, однако около 40% населения будет арабским. Называть эту страну станут по‑другому, жить она будет по иным законам, и сионистской мечте Теодора Герцля о национальном доме для евреев придет конец. Такой сценарий сегодня уже вполне реален, и поэтому на данный момент необходимо приложить все усилия не только для того, чтобы прекратить террор и кровопролитие, но еще и для того, чтобы Израиль продолжал существовать как демократическое и еврейское государство.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Цена воспоминаний

Физически они здесь, в Израиле, в мире изобилия, где вещи не имеют такого значения, где принято часто их менять, где у людей обычно не развивается привязанности к вещам. Но душой Динерштейны остались там, в «алтэ хейм» (старом доме), где все было трудно достать, где для всего нужен был блат... Теперь соединение этих двух миров выглядело и нелепо, и трагично, и комично

Histoire de Serge <Серж> Gainsbourg <Генсбур>

Генсбур — чужой среди своих, он наблюдает за происходящим со стороны, пребывает в вечном добровольном изгнании, сплетает интеллектуальные аллюзии с низменной дрожью восторга, обманывает шаблоны язвительным остроумием. Его громкие скандалы затмевали его талант, соединяя незамутненную чувствительность поэта-символиста с тревожными ноктюрнами романтического пианиста-виртуоза. Как сказал Франсуа Миттеран на похоронах Генсбура, он был «нашим Бодлером, нашим Аполлинером»

Пятый пункт: евреи за Трампа, сенатор-иноагент, супергерои струсили, Wiz, Пятикнижие Камянова

Кого поддержат американские евреи на выборах президента? Как израильская актриса стала российской разведчицей? И зачем Goоgle покупает израильскую кампанию за 23 млрд долларов? Глава департамента общественных связей ФЕОР и главный редактор журнала «Лехаим» Борух Горин представляет обзор событий недели.