Испытание Йеменом

Ксения Светлова 3 июня 2015
Поделиться

Саудовская война в Йемене продолжается уже несколько месяцев и ничем не напоминает тот победоносный и бескровный блицкриг, о котором мечтали саудовский король Салман и его приближенные. Несмотря на массированные бомбардировки позиций повстанцев‑хуситов, последние продолжают свой победоносный марш с севера на юг. На днях был убит правитель Саны, а саудовские пограничные населенные пункты Наджран и Джизан регулярно подвергаются минометному обстрелу. Нет, не так король Салман представлял себе развитие событий, когда объявил о начале «великого джихада» за освобождение Йемена. После долгих лет сдерживающей политики на границе с Йеменом Эр‑Рияд перешел от слов к делу. Салману удалось в короткие сроки сколотить впечатляющую коалицию и бросить реальный вызов Тегерану, где активно поддерживают повстанцев‑хуситов. Саудовские женщины были очарованы молодым и энергичным министром обороны, влиятельные богословы (улама) объявили вой­ну в Йемене «великим джихадом» и обязанностью каждого мусульманина. Но, как это нередко бывает, на пути к победе произошел небольшой системный сбой.

РИА Новости / REUTERS Khaled Abdullah

РИА Новости / REUTERS Khaled Abdullah

Йеменская война, весьма популярная в Саудовской Аравии, стоит королевству немалых средств, потому что на данный момент Эр‑Рияд является единственным ее спонсором и самым активным участником. Египет занят своими собственными проблемами в Северном Синае и, скорее, следит за тем, чтобы Саудовская Аравия не слишком преуспела в Йемене; Пакистан отказался направить в Йемен своих солдат; все остальные участники коалиции, такие как Судан, ограничиваются словами сочувствия и поддержки. На деле же Саудовская Аравия как наиболее заинтересованная сторона (ее граница с Йеменом составляет 4 тыс. километров) воюет одна, опираясь на свой крайне небогатый опыт подавления мятежей за рубежом. В 2012 году, в разгар беспорядков и акций протеста в Манаме, введения саудовских войск было вполне достаточно для того, чтобы положить конец первым революционным росткам. Но гигантский Йемен и славящиеся свой отвагой хуситы — не чета крошечному Бахрейну. Как уже не раз показывал опыт американцев в Сирии и израильтян в Газе, подавить «Исламское государство» или террористов «Хамас» одними лишь бомбардировками с воздуха практически невозможно. Враг может быть отброшен назад или ослаб­лен, но не уничтожен. А начало наземных военных действий против хуситов чревато многолетней войной, падением популярности правящей семьи внутри Саудовского королевства, а также предсказуемым провалом и на ближневосточной арене. Поэтому на данный момент ситуация в Йемене выглядит следующим образом: саудовские ВВС бомбят хуситов с воздуха, прибегая к использованию спецназа лишь изредка.

Очевидно, что Эр‑Рияду необходима хотя бы видимость победы в Йемене. Если бы Саудовской Аравии удалось приостановить продвижение хуситов в районе Адена или принудить их к компромиссу с лоялистами Саудовской Аравии в стране, этот конфликт, который уже стоит Йемену тысячи жизней, мог бы подойти к своему логическому завершению, однако, в отличие от саудовских принцев, воюющих с помощью джойстика на расстоянии, для хуситов это борьба за власть и выживание. Похоже, что со временем стороны все больше замыкаются на своем нарративе, и диалог становится невозможным.

Говоря о Йемене и Саудовской Аравии, нельзя не упомянуть об Иране. В последние недели антисаудовская риторика в Иране вошла в новую фазу. Иранская пресса предрекает неизбежный и немедленный крах Саудовской Аравии, прохаживается насчет молодого и неопытного министра обороны, а также «дерзкого» короля Салмана. Видимо, иранская уверенность в ближайшем разгроме своих ярых врагов передается и их йеменским протеже. Однако эта уверенность ошибочна. Саудовская Аравия тратит на оборону в пять раз больше Ирана и уже зашла слишком далеко для того, чтобы отступить назад. В Эр‑Рияде могут позволить себе бомбить позиции и города хуситов еще несколько лет, не рискуя практически ничем. Похоже, йеменский узел затягивается все туже. Прискорбно, что в результате этого конфликта больше всего страдают невинные: в Йемене не хватает продуктов питания и медикаментов, а зарабатывают экстремисты: пока Саудовская Аравия и хуситы, подстрекаемые Ираном, машут кулаками, в йеменском хаосе пышным цветом цветут «Исламское государство», «Аль‑Каида» и другие террористические организации, бросая черную тень на все соседние с Йеменом страны.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Гитлер в Медисон‑сквер‑гардене

«Вечер в саду» читается как послание из прошлого, возрождение затертой истории и пролог‑предостережение настоящему. «Материал необычайно сильный, и удивительно, что он не включен во все школьные курсы истории, — говорит режиссер Карри. — Но думаю, этот митинг выпал из нашей коллективной памяти отчасти потому, что он приводит нас в оторопь и пугает».

Долгая история политически обусловленных запретов на въезд

Можно убедительно доказывать, что запрещать визит Тлаиб и Омар было не очень хорошей идеей. Можно указать на то, что Нетаньяху успел поменять свое мнение на прямо противоположное. Еще можно возносить хвалу двухпартийности или открытому обществу со всеми его достоинствами либо превозносить способность диалога трогать сердца и умы. Но называть этот запрет невиданным‑неслыханным нарушением демократических норм, причем в новостной заметке, а не в аналитической статье или колонке, — это просто глупость.

Побег

Вариан Фри пришел к нам очень растерянным. Ему стало известно, что инструкции внезапно ужесточились. Чтобы пройти туннелем, необходимо иметь разрешение на выезд из страны. Ни у кого из нас таких бумаг не было. Не оставалось ничего иного, как идти через Пиренеи. Наше с Лионом положение оказалось наихудшим. Франц Верфель был чехом, Генрих Манн имел чешские документы, Голо — тоже. Вариан отвел Лиона в сторону и объяснил ему, что все было бы в порядке, но он, Лион, очень опасен для остальных. Вся операция по спасению может провалиться из‑за нас, Лиона и меня. Лион прекрасно все понял.