Игаль Сарна: «Если Биби вдруг решит реанимировать переговоры…»

Беседу ведет Семен Довжик 21 сентября 2015
Поделиться

Игаль Сарна — израильский публицист, писатель, биограф поэтессы Йоны Волах. В колонках газеты «Йедиот ахаронот» он всячески обличает израильское правительство и особенно премьер‑министра Нетаньяху, а в постах на Фейсбуке изливает свой гнев на правый лагерь, при этом негодуя относительно беспомощности и бездействия левого. Сарна рассказал нам, что сейчас чувствуют в Израиле левые интеллектуалы, почему многие из них позволяют себе непарламентские высказывания в адрес своих оппонентов и что ждет израильских деятелей искусства, представляющих страну за рубежом.

lech282_Страница_34_Изображение_0001Семен Довжик Как вы себя ощущаете в Израиле 2015 года, в особенности в свете последних парламентских выборов?

Игаль Сарна Два года назад я написал книгу под названием «2023». Действие происходит в 2023 году в опустевшем Тель‑Авиве, откуда всеми силами пытаются выбраться отец и дочь. Израиль становится местом, где невозможно жить прогрессивному либеральному человеку, и оттуда стараются унести ноги все, кто только может. К моему великому сожалению, эта ситуация приближается с еще большей скоростью, чем я мог предположить. Я очень люблю Тель‑Авив, я здесь родился и вырос. (В 30‑х годах прошлого века сюда приехали мои родители, а их семьи были уничтожены в Холокосте.) Глядя на происходящее вокруг, я вижу, как Израиль все больше и больше отдаляется от того образа страны, который задумывался ее отцами‑основателями.

СД За прошедшую предвыборную кампанию много чего произошло, были и огульные обвинения, и сливы компромата в прессу, и взаимное поливание грязью оппонентов. Кроме того, хватало и весьма неинтеллектуальных высказываний израильских интеллектуалов. С вашей точки зрения, это нормально?

ИС Нормально. Интеллектуалы — живые люди, они тоже иногда ругаются, сквернословят, употребляют нелитературные выражения. Я больше чем уверен, что и Лев Толстой не всегда изъяснялся высокопарным литературным языком. Просто во времена Толстого не было Фейсбука. А в наше время эта социальная сеть является той платформой, куда выплескивается коллективное подсознание. Я тоже не стесняюсь в выражениях и пишу весьма эмоционально, порой даже резко. Я пишу то, что чувствую. Конечно, это не идет ни в какое сравнение с теми выражениями, которые позволяют себе мои оппоненты. Почти ежедневно мне приходят пассажи типа: «Чертов пидор, езжай в Газу, чтоб там тебя хорошенько поимели». В подобном стиле я не изъясняюсь, но тем не менее позволяю себе выплескивать свои эмоции.

СД Ваш прогноз относительно будущего Израиля крайне пессимистичен. Что же вы собираетесь делать: планируете эмигрировать или идти в политику?

ИС Когда‑то давным‑давно был у меня друг, который занимался политикой. Я посмотрел на это со стороны и понял, что политика не для меня. Эмигрировать я тоже не собираюсь, люблю эту страну и город, в котором живу. Хотя вижу вокруг себя немало людей, которые уже оставили Израиль или только собираются эмигрировать. Последнее время очень многие перебираются в Берлин. Я делаю то, что люблю и умею, — занимаюсь журналистикой, пишу о насущном, злободневном, пытаясь хоть что‑то изменить.

СД После выборов еще более обострилось противостояние деятелей искусства и нового правительства. Что вы думаете об этом?

ИС Я этому рад. Интеллектуалы вообще не должны поддерживать правительство, каким бы оно ни было. Только при сталинском или гитлеровском режиме деятели искусства пели дифирамбы властям предержащим. Да, сейчас в Израиле напряжение в отношениях между властью и интеллектуалами зашкаливает, потому что у власти находятся антиинтеллектуальные силы и антиинтеллектуальные политики. Бывали в нашей стране и иные времена. Давид Бен‑Гурион, например, часто общался с Натаном Альтерманом. Но Альтерман мог открыто высказать любую критику в лицо первому израильскому премьер‑министру. А сегодня в Израиле подобного диалога нет, да и разговаривать не с кем.

СД Вы говорите о войне культур?

ИС И культур тоже. Я вообще считаю, что в 1993–1994 годах в Израиле шла гражданская война, в результате которой был один погибший — глава правительства Ицхак Рабин. Это был самый настоящий путч.

СД Скажите, Игаль, как вы можете объяснить тот факт, что подавляющее большинство как журналистов, так и деятелей искусства в Израиле придерживаются откровенно левых взглядов?

ИС Очень просто. Интеллектуалам свойственно подвергать вещи сомнению, не принимать все на веру. И то же самое свойственно людям левых воззрений. Хотя я вовсе не согласен с вами в том, что все израильские журналисты — левые. В израильских СМИ достаточно людей и правых взглядов. Взять хотя бы газету с самым массовым тиражом — «Израиль сегодня». Хотя это и не СМИ вовсе, а так, партийная агитка. А вот журналистам левого толка их политические воззрения в свое время не помешали обрушиваться с критикой и на Ицхака Рабина, и на Шимона Переса, и на Эхуда Барака. Я также не согласен и с утверждением, будто русскоязычные интеллектуалы в Израиле — сплошь правые экстремисты. Я встречаю немало представителей молодого поколения «русских», которые давно уже избавились от приобретенной в эпоху СССР ненависти ко всему левому. Иногда попадаются и крайне левые «русские», настроенные откровенно антисионистски. Но, признаюсь, «русскую улицу» в Израиле я знаю недостаточно хорошо.

СД Те самые интеллектуалы, которые так критикуют правительство, выезжая за границу, сталкиваются с массовыми антиизраильскими акциями, бойкотом всего израильского, а зачастую и с настоящей агрессией. Как вы воспринимаете подобные ситуации?

ИС Я эти ситуацию понимаю и принимаю. Это все абсолютно естественно. Израильтянам, выезжающим за границу, приходится расплачиваться за то, что творит здесь наше правительство. А ведь так было не всегда! Во времена Ицхака Рабина, когда начался мирный процесс, отношение к Израилю в мире было совсем иным. И даже сейчас, если Биби вдруг решит реанимировать переговоры, отношение к нам изменится. А пока израильтянам приходится расхлебывать ту ядовитую кашу, которую здесь заварили. И нет, я не осуждаю участвующих в акциях бойкота Израиля. Это никакой не антисемитизм, но это антиизраилизм. В свое время люди, представлявшие тоталитарные страны, такие как Китай или СССР, тоже сталкивались с подобным отношением и акциями бойкота. Что поделать, если мы сейчас именно так выглядим в глазах народов мира.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Пятый пункт: провал Ирана, марионетки, вердикт, рассадники террора, учение Ребе

Каким образом иранская атака на Израиль стала поводом для оптимизма? Почему аргентинский суд обвинил Иран в преступлениях против человечности? И где можно познакомиться с учениями Любавичского Ребе на русском языке? Глава департамента общественных связей ФЕОР и главный редактор журнала «Лехаим» Борух Горин представляет обзор событий недели.

Борух Горин. Фарбренген: День рождения Ребе

11 нисана отмечается День рождения Ребе. В этот день в 5662 году (18 апреля 1902 года) родился Менахем-Мендл Шнеерсон, будущий Седьмой Любавичский Ребе. Накануне этой даты в Клубе литературных меценатов прошел фарбренген, хасидское застолье, посвященное 11 нисану. Главный редактор журнала «Лехаим» Борух Горин рассказывает о жизни и наследии Ребе.

Голландия, бывшая убежищем и символом толерантности, ныне охвачена антисемитизмом

Нидерландах, которые гордятся тем, что являются мировым «знаменосцем» религиозной толерантности, аналогия с Холокостом особенно болезненна, поскольку в те времена нацисты и их пособники уничтожили 75% еврейского населения: самый высокий уровень смертности на оккупированных нацистами территориях в Западной Европе.