Игаль Пальмор: «Весь мир нас ненавидит? Какие глупости!»

Беседу ведет Семен Довжик 29 апреля 2015
Поделиться

На протяжении шести лет профессиональный дипломат Игаль Пальмор возглавлял пресс‑службу МИДа Израиля. За это время он стал неофициальным «лицом страны», а специалисты в один голос называют его одним из лучших израильских спикеров. Пальмор рассказал читателям «Лехаима», почему Израиль не в состоянии довести свою позицию до общественного мнения западных стран и есть ли у Израиля шанс быть услышанным.

Семен Довжик Уверен, что самым распространенным вопросом, с которым к вам обращались, был следующий: «Почему Израиль проигрывает информационную войну?»

Игаль Пальмор Честно говоря, мне каждый раз приходилось себя сдерживать, выслушивая подобное мнение. Все уверены, что мы проигрываем на информационном поле, хотя лишь немногие представляют себе реальное положение вещей. Прежде всего, с точки зрения работы СМИ Израиль находится в уникальной ситуации: в правительственном пресс‑бюро зарегистрировано около 1000 иностранных журналистов. А если в Израиле происходит какое‑то событие, что случается здесь практически постоянно, то сюда прибывают еще несколько сот журналистов. Для сравнения: в МИДе России зарегистрировано 1200 журналистов. То есть внимание всего мира к Израилю абсолютно непропорционально, и все, что Израиль делает или не делает, рассматривается международной прессой под увеличительным стеклом.

Еще один важнейший фактор: мы маленькая страна с довольно редким языком. В США, Англии, Франции и даже России большинство иностранных корреспондентов говорят на языке страны. В Израиле же представители международной прессы не слушают местное радио, не смотрят телевидение, не могут непосредственно отслеживать общественную полемику. То есть потребляемая ими информация уже проходит через определенные фильтры.

Фактор, имеющий для Израиля решающее значение: в наши дни новости транслируются с беспрецедентной скоростью. У каждого СМИ есть интернет‑сайт, который необходимо обновлять каждые пять минут. У журналиста нет времени на тщательное изучение темы и на получение реакции, читатели привыкли получать моментальные репортажи.

lech277_Страница_41_Изображение_0001СД То есть вы тоже будете доказывать, что у Израиля изначально нет никакого шанса?

ИП Вовсе нет! Я пытаюсь объяснить, что существуют объективные проблемы, с которыми необходимо считаться при проведении информационной политики. Нужно быть готовым найти достойное решение этим проблемам и работать со СМИ так, как этого требуют реалии сегодняшнего дня, а не так, как это было принято 20–30 лет назад.

Весь вопрос в том, готово ли израильское правительство играть на информационном поле по сложившимся правилам, или же правительство предпочитает играть по тем правилам, которые ему более удобны. Иными словами, в Израиле фактор информационной политики не является решающим при принятии решений на государственном уровне! Отношение к информационной политике в Израиле находится на уровне пятидесятилетней давности.

Израиль обязан отдавать себе отчет в том, с какой скоростью распространяются новости. Должно прийти понимание, что ни один государственный, экономический или юридический шаг не может быть предпринят, если в него изначально не заложен медийный элемент. А что сейчас происходит? Правительство вначале принимает решение и лишь потом обращается к специалистам по информации: вот вам задание, напишите на эту тему какую‑нибудь бумажку, переведите на английский и разошлите кому надо. Так это не работает.

СД В Израиле получил распространение термин «хасбара»? Иногда под этим подразумевают народную дип­ломатию, зачастую переводят как «пропаганда». Что же на самом деле означает этот термин?

ИП На профессиональном языке это называется «communications». Это связи с общественностью, благодаря которым можно донести свою позицию. Смысл связей с общественностью в том, что, если ты грамотно разъясняешь свою позицию, тебя не только понимают, но и поддерживают.

СД И кто же в Израиле отвечает за «хасбару»?

ИП В принципе, это МИД, поскольку именно МИД отвечает за международные отношения Израиля во всех областях. Но после 2006 года в Министерстве главы правительства было создано подразделение, получившее название «Национальный информационный штаб». Одно только название вызывает у иностранной прессы антагонизм. Но это еще не все. Было также создано Министерство информации, которое в основном занималось разъяснением позиции Израиля… самим израильтянам, и даже сайт этого министерства был на иврите. Каждый, кто читает газету, считает, что разбирается в работе СМИ. Но только МИД знает, как обращаться к различным аудиториям за границей. Только в МИДе есть люди, работавшие за границей и досконально знающие ментальность различных целевых аудиторий.

СД Израиль переживает тяжелые времена на международной арене. Предложите ваши рекомендации израильскому правительству.

ИП Прежде всего необходимы концептуальные изменения. Любой шаг, любое решение на государственном уровне еще на стадии принятия решения должно подвергаться анализу специалистов по международному пиару. Коммуникативный фактор должен стать одним из решающих. Кроме того, невозможно коммуницировать одинаковыми методами с различными целевыми аудиториями: американцами, русскими или китайцами. Нужно говорить с людьми на том языке, который им понятен и вызывает у них расположение. Это все элементарные вещи, но в израильском подходе к теме «хасбары» они отсутствуют. Ответственность за «хасбару» нужно вернуть в МИД. Кроме того, у каждого министра должен быть советник по международным отношениям, как это принято на Западе. Речь идет о профессиональных дипломатах, которые смогут скорректировать действия министров. Необходимо начать принимать в расчет мнение международного сообщества. Давайте уже определимся: если нас мало волнует, что о нас думают в мире, то тогда не надо обвинять «хасбару» в провале. Но мы хотим, чтобы общественное мнение было на нашей стороне, тогда давайте хоть немного уважать то самое общественное мнение.

СД В Израиле, в особенности среди тех, кто несет ответственность за имидж страны за рубежом, бытует следующее мнение: «Вокруг одни антисемиты, весь мир против нас, что бы мы ни сделали, нас все равно будут ненавидеть».

ИП Это пораженческий подход, не имеющий под собой никакого основания! Все опросы, проведенные нами в западных странах, показывают следующую картину. Есть крепкое ядро поддерживающих Израиль, есть немало сторонников палестинцев, но между ними есть так называемые неприсо­единившиеся, с которыми можно и нужно работать. Весь мир нас ненавидит? Какие глупости!

СД Тем не менее, если внимательно следить за тем, как проходят интервью западных СМИ с израильскими представителями, легко заметить, что большинство журналистов, мягко говоря, не испытывают особой симпатии к Израилю.

ИП Это профессиональный журналистский подход — проводить интервью в подобном стиле. Профессиональные журналисты задают тяжелые вопросы, но они и позволяют дать ответ на поставленный вопрос. Если тебе есть что сказать в ответ, то интервью с задиристым журналистом — это уникальная возможность разъяснить свою позицию. Вас пригласили в студию или вывели в эфир, задают вопросы по делу и дают возможность ответить, все в порядке. Другое дело, что у некоторых израильских представителей нет обстоятельных ответов, а лишь одни лозунги. Вот тогда это проблема.

СД Играют ли особую роль премьер‑министр и глава МИД Израиля в деле распространения позиции Израиле в мире?

ИП Роль этих лиц сложно переоценить. Их личный имидж непосредственно влияет на имидж страны. На этих людях всегда сосредоточено огромное внимание, их постоянно приглашают выступать, интервьюируют, цитируют. Благодаря этому у них есть возможность влиять на общественное мнение гораздо больше, нежели у любого дипломата или пресс‑секретаря. И от их умения или неумения грамотно подобрать слова и донес­ти свою позицию зависит, что подумают о нашей стране в мире.

СД За последние годы отношение к Израилю в большинстве стран Запада продолжило ухудшаться. Можете ли вы поделиться прогнозом, что ждет Израиль в ближайшее время, если государство кардинальным образом не пересмотрит свою информационную политику?

ИП Я не сторонник апокалиптических сценариев, это слишком упрощенный взгляд на сложившуюся ситуацию. Однако негативные тенденции, особенно в Западной Европе, налицо. Все большее распространение получают кампании по бойкоту израильских товаров, выступлений израильских исполнителей, экономического и научного сотрудничества с Израилем. Эти тенденции еще не стали политическим бонтоном, но это стремительно распространяющееся явление. Если так пойдет и дальше, израильские международные отношения столкнутся с серьезными сложностями. Пострадают торговые отношения, сотрудничество в области культуры, технологическое и научное сотрудничество, даже туризм.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Валерий Тодоровский: «В моем детстве идиш был абсолютной нормой»

Пусть эпидемия и была не такой уж страшной, это все равно болезнь, и люди умирали. По разным подсчетам, умерли то ли 12, то ли 16 человек, а слухи ходили куда более страшные. В этой ситуации люди, ощутив, что никто не знает, сколько им осталось, начали вдруг жить на полную катушку. Стали позволять себе высказываться, выяснять отношения, а главное, что‑то чувствовать — может быть, такое, чего они себе не разрешали

Закат

На юбилее нашего общего друга они были втроем — он, Сара и Авнер. Биби хвастался, что Авнер победил в конкурсе на знание Танаха. Симпатично хвастался. Вот это все человеческое мне в нем очень нравится. Он знает, как разговаривать с разными людьми — и с Трампом, и с Путиным, — и умеет им нравиться. Это очень важно. Но когда‑то он должен будет уйти.

Добиться

И все же до сих пор трудно понять, отчего на книгу Подгореца реагировали так гневно. Как‑никак, она, в сущности, написана по канонам популярного литературного жанра — романа воспитания, а сам Подгорец предстает в ней в роли этакого Гека Финна, плывущего по водам нью‑йоркской интеллектуальной культуры 1950–1960‑х годов, встречая на своем пути как доброжелателей, так и пройдох. В ницшеанских категориях это рассказ о том, как Подгорец стал тем, кто он есть.