Алексей Мокроусов 8 февраля 2016
Поделиться

[parts style=”clear:both;text-align:center” captions=”true” type=”seealso”]
[phead]Персонажи мультфильма «38 попугаев». Художник‑постановщик. Леонид Шварцман. Киностудия «Союзмультфильм»[/phead]
[part]

«НЕреальные герои»

Москва, ВДНХ, Павильон № 2,

до 28 февраля

ВДНХ меняет профиль — здесь все больше выставок, посвященных таким популярным темам, как советская мода и история авиации, монументальное искусство соцреализма и кино. Это серьезные проекты музейного уровня, с по‑настоящему редкими экспонатами, а не их фотокопиями.

Экспозиция, рассказывающая о художниках и персонажах «Союзмультфильма» (сейчас обсуждается идея создания посвященного студии постоянного музея), объединила более 700 экспонатов, большинство из которых показывают впервые, — рисунки, покадровые экспликации и выглядящие неожиданно большими декорации. Фильмы показывают прямо в залах, но звук выстроен правильно и не мешает смотреть одновременно «Ну, погоди!», мультсериалы о Винни‑Пухе, Малыше и Карлсоне, трех персонажах из Простоквашино и прочих героях, ставших частью детства миллионов.

Среди художников, о которых вспоминают в бывшем павильоне «Народное образование», — Федор Хитрук, Юрий Норштейн, Франческа Ярбусова, Эдуард Назаров, Лев Мильчин, Леонид Носырев, Борис Дежкин. Рассказывается и о многих мультфильмах Леонида (Израиля) Шварцмана. Уроженец Минска — в семье говорили на идише, — в войну он работал на танковом заводе, а в 28 лет поступил на «Союзмультфильм», где стал знаменит как художник‑постановщик цикла о Чебурашке и сериала «38 попугаев», а также как режиссер сериала про обезьянок.

Среди других выставок ВДНХ — посвященная советскому дизайну тканей «История моды: от авангарда к ГОСТу» (павильон № 59, до 28 февраля). Эпиграфом к ней стала фраза Осипа Брика из статьи 1918 года: «Фабрики, заводы, мастерские ждут, чтобы к ним пришли художники и дали им образцы новых, невиданных вещей». Круг откликнувшихся широк — от Ильи Чашника, Сони Делоне и Оскара Грюна до кинетистов, оп‑артистов и других авторов 1960‑х, включая Элия Белютина и Льва Нусберга. Есть диковинные вещи, вроде платка из серии «15‑летие Октябрьской революции», где портрет Ленина выполнен в редкой иконографии Спаса в Силах, сам вождь на престоле, в ролях апокалиптических животных — Маркс, Энгельс, Троцкий и Калинин.

Экспонаты предоставлены музеями, архивами и коллекционерами — всего около 100 эскизов, фотографий и костюмов.

[/part]
[phead]Хаим Грановский. Коллаж. Обложка издания Ильязда «лидантЮ фАрам». Париж: Сорок первый градус, 1923[/phead]
[part]

«Ильязд. XX век Ильи Зданевича»

Москва, ГМИИ им. А. С. Пушкина

до 14 февраля

Выставка, подготовленная по материалам частных и музейных собраний России и Франции, посвящена месту livre d’artiste в наследии поэта, романиста и издателя Ильи Зданевича, он же Ильязд (1894, Тифлис — 1975, Париж). Большую часть семи залов на Волхонке занимают «книги художника», выпущенные Ильяздом с собственными стихами и с текстами других поэтов, от Блеза Сандрара до Бориса Поплавского. Среди иллюстраторов — крупнейшие модернисты: Пикассо (он оформил девять книг), Матисс и Сюрваж. Выставлена знаменитая антология «Поэзия неведомых слов» (1949) со стихами 21 автора, создавшая такие неожиданные дуэты как Алексей Крученых — Джакометти, Велимир Хлебников — Марк Шагал, Антонен Арто — Жорж Брак, Ильязд — Фернан Леже, Тристан Тцара — Жоан Миро. Есть и стихотворение второй жены Ильязда, нигерийской принцессы Ибиронке Акинсемоин. Нацисты заключили ее в концлагерь, откуда она вернулась больной, и вскоре умерла от туберкулеза.

42 года назад книгу показывали в Эрмитаже, имеющем собственный экземпляр, каждое ее явление публике — запоминающееся событие.

Среди других экспонатов — афиши балов, организованных Союзом русских художников в Париже в 1920‑х годах, а также материалы, касающиеся сотрудничества Ильязда с домом Chanel. Показывают выполненные Зданевичем эскизы тканей, равно как и эскизы Сони Делоне.

[/part]
[phead]Владимир Дубосарский и Александр Виноградов. Мосфильм. 2014. Галерея «Триумф»[/phead]
[part]

«Рабочий и колхозница. Личное дело»

Москва, Павильон «Рабочий и колхозница»

до 28 февраля

Что бы ни говорили, но скульптура «Рабочий и колхозница», некогда водруженная на советском павильоне в Париже и позже нашедшая приют в районе ВДНХ (а ведь думали о Ленинских горах), — главный символ советской эпохи. Тут и противостояние с германским орлом, водрузившимся в 1937 году в Париже над павильоном напротив, и заставка киностудии «Мосфильм», определившая визуальную культуру нескольких поколений, и просто мощь удивительного по исполнению проекта, вобравшего в себя коммунистический миф полностью и без лакун.

Идея скульптуры принадлежала архитектору Борису Иофану, автору павильона на Парижской выставке, нуждавшегося в завершении движения, которому было подчинено все здание. Для исполнения организовали закрытый конкурс с участием Шадра, Манизера и других мэтров. Победила Вера Мухина, автор, обласканный властью, но мало что осуществивший из крупных проектов. На создание «Рабочего и колхозницы» Иофана натолкнула идея античной статуи «Тираноборцы», изображающей Гармодия и Аристогитона с мечами в руках. В 514 году до н. э. они попытались убить тирана Гиппия, но в итоге погибли сами. Памятник им на Акрополе работы Крития и Несиота украли персы, скульптуры героев дошли до наших дней в виде римской копии. Повлияла на Иофана и динамика древнегреческой статуи Ники Самофракийской. Иофан хорошо знал античность, после окончания школы изящных искусств в Риме в 1916 году он восемь лет работал в Италии. Среди построек будущего автора Дворца Советов — школы, дома, виллы от Калабрии до Рима и больница в Перудже.

Выставка интересно сделана — история памятника соседствует с произведениями современного искусства, посвященными как шедевру Мухиной—Иофана, так и советским образам и стереотипам. Среди авторов — Борис Орлов, Дмитрий Пригов, арт‑группировка «ЗИП» и Александр Повзнер. Сопроводительные материалы к экспонатам можно собирать во всех залах и в итоге объединить специально выдаваемой скрепкой.

[/part]
[phead]Эфраим Мозес Лилиен. Иллюстрация к Библии. 1908. Париж. Музей искусства и истории иудаизма[/phead]
[part]

Моисей. Образы пророка

Париж, Музей искусства и истории иудаизма

до 21 февраля

Фундаментальную выставку готовили три года, она объединила эпохи от античности до наших дней. Полторы сотни картин и рисунков — от Пуссена до Гюстава Моро, от Филиппа де Шампаня до израильских художников, рукописи, книги и фрагменты кинофильмов, включая Микеланджело Антониони, — воссоздают образ важнейшего пророка трех религий, считающегося самым изображаемым пророком в истории. Показывают изображения Моисея из синагоги Дура Европос, восходящие к III веку н. э. — далеко не все древние еврейские общины соблюдали запрет на изображение людей, и открытые в Сирии во время раскопок 1930‑х годов, которыми руководил знаменитый российский историк‑эмигрант Михаил Ростовцев. И в ХХ веке образ пророка остается важнейшим в интеллектуальных дебатах, в том числе связанных с правами человека и целых народов. На выставке вспоминают о знаменитом диалоге ребе Абрахама Хешеля и Мартина Лютера Кинга («черного Моисея»), не раз обращавшегося к фигуре Моисея.

[/part]
[phead]Галия Гур‑Зеев. Плакат к выставке «Трамвай “Желание”». 2015. Коллекция автора[/phead]
[part]

Конечная остановка —«Желание»

Хоэнемс, австрия, Еврейский музей

до 14 февраля

Самый длинный трамвайный маршрут Иерусалима, номер 3, ведет из еврейских кварталов в западной части города в арабские в восточной. Австрийская выставка выстроена вокруг фотографий израильской художницы Галии Гур‑Зеев, которые она снимала на протяжении полугода, дополнив их видео. В кинопрограмме множество картин, в том числе лента самого культурного телеканала в мире, франко‑немецкого АRТЕ, — «24h Jerusalem» — в съемках в течение одного апрельского дня 2013 года участвовало сразу 79 киногрупп. Здесь немало уникальных экспонатов, напоминающих как о священных зданиях Иерусалима (в эпоху Возрождения их модели широко распространялись в Европе), так и истории. Показывают, в частности, латинский перевод книги путешествий ребе Ури бен Симона «Ихус а‑авот», вышедший три года спустя после первого венецианского издания на еврейском (1669). Благодаря многочисленным иллюстрациям эти записки не раз выпускались позднее в виде свитка или даже настенного издания.

[/part][/parts]

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

National Review: Кто протестует в кампусах

Одни действительно ненавидят евреев, но ненавидят их именно как воплощение всего, что ненавидят на Западе, и ненавидят Израиль как «колониальный форпост Соединенных Штатов на Ближнем Востоке». Другой тип студентов, участвующих в протестах, — те, кого консерваторы когда-то называли «воинами социальной справедливости». И, наконец, третий тип протестующих — и безусловно самый массовый — это просто неосведомленные люди.

Washington Examiner: Двойная игра Каира в Газе 

Представители египетской службы безопасности отводили глаза, в то время как ХАМАС и другие палестинские боевики рыли туннели на границе Египта и сектора Газа. Это давало Каиру возможность использовать ситуацию в секторе Газа в качестве инструмента регионального влияния и гарантировать, что роль Египта в палестино-израильском конфликте не будет отменена региональными конкурентами, такими как Катар и Турция

Театры, университеты, газеты: май 1924‑го

Максим Горький дал интервью газете Mezzogiorno, где попытался говорить с записными антисемитами как с обычными собеседниками, апеллируя к рациональным аргументам и подтвержденным данным... Горький много кому не угодил, в том числе в тех общественных группах, к которым сам принадлежал и от которых дистанцировался... Сам он менял позицию по многим вопросам: то выражал свое неприятие происходящего «Несвоевременными мыслями», то каялся перед советской властью, сокрушаясь о «непонимании» ситуации. Но по отношению к евреям всегда вел себя исключительно порядочно.