26 мая 2014
Поделиться

ЧИТАЛИ?
ШАУЛЬ РЕЗНИК. Я ЕЩЕ НЕ ХОЧУ УМИРАТЬ
2012. 11

Листая старые номера журнала, случайно наткнулась на упомянутую статью упомянутого автора, делающего вид, что он цитирует Анну Исакову. Цитата выглядит так: «Позднее, когда в 1991-м появилась газета “Время”, приставленный в качестве старшего брата Адам Барух, редактор пятничного приложения к “Ма­арив”, поучал Анну Исакову: “Что это за мужик на обложке? Бродский? Ставь манекенщицу в бикини!”».

Позвольте заявить от имени Анны Исаковой и за ее подписью: она никогда не писала ничего подобного, поскольку ничего подобного ей никто не говорил. Противопоставили в этом «поучении» чрезмерное упоминание академика Сахарова недостаточному вниманию к западным «идолам», воплощением которых тогда была весьма томная и очень талантливая актриса Мишель Пфайффер, а никак не «манекенщица в бикини». Покойный Адам Барух, бывший тогда редактором не только приложения к «Маариву», как утверждает г-н Резник, но и всей газеты, не только не делал подобных «поучений», он это недоразумение как раз устранил своей властью. Об этом и шла речь в статье Исаковой. То есть в моей.

Не стану полемизировать по существу вопроса, скажу только, что читатель, заинтересованный в проблемах израильской журналистики, не должен основывать свои знания и мнения на этой статье г-на Резника. Кстати сказать, не слишком сведущий репортер может спутать Мишель Пфайффер с низшей ступенью модного бизнеса — девицами неглиже и в бикини, но откуда взялся Бродский, который мной в подобной связи вообще не упоминался?

Анна Исакова

 

ЧИТАЛИ?
ЕВРЕИ И МАЙДАН: КЛУБОК ПРОТИВОРЕЧИЙ
2014.3

В. Лихачев предложил повестку дня для каждой из сторон. Для оппозиции — евроинтеграция, по примеру бывших стран соцлагеря, понуждающая «осуществить реституцию незаконно изъятой еврейской общинной собственности». Одно это, полагает автор, кардинальным образом могло бы изменить к лучшему жизнь еврейской общины Украины. Всей ли — Лихачев не объясняет.

О противостоящей стороне он искренне сожалеет: там над соплеменниками, по его мнению, довлеют «свои еврейские опасения, которые можно охарактеризовать одним словом — антисемитизм». Такое определение национальной нетерпимости встречается, по-моему, впервые: всего лишь опасения, не более того. В. Лихачев не отрицает, что «среди радикальной части националистов встречаются антисемиты». И резюмирует: это «не должно нас удивлять». А «еврейские опасения» стремится развеять: «Организованных экстремистов не так много, считанные сотни». И утверждает свою мысль: «Парламентскую партию “Свобода” я к ним не отношу». Далее одному из лидеров Майдана выдается индульгенция: «Олегу Тягнибоку постоянно вспоминают антисемитское выступ­ление 2004 года». Тогда глава «Свободы» призывал с автоматом в руках идти на москалей, жидву и прочих ляхов. «Однако вот уже 10 лет он себе ничего подобного не позволяет. Антисемитом он, конечно, быть не перестал. <…> Но на сегодняшний день было бы сильным преувеличением назвать “Свободу” антисемитской партией». Стало быть, по Лихачеву, по­явилась шкала измерения уровня антисемитизма: средний, слабый, едва заметный…

«Бывших антисемитов не бывает», — слышалась мне такая фраза из уст ученого обстоятельствами раввина. Как и бывших бандеровцев, которых Лихачев характеризует словом «якобы».

В заочной полемике с «мониторщиком антисемитизма» оказался раввин Яаков-Дов Блайх — превосходный оратор и в украинской, и в русской, и в английской аудиториях. Он рассуждает вполне определенно: «Как община мы вне политики. Сегодня в Украине решается не еврейский вопрос, но вопрос украинский и вопрос политический». И далее: «…нельзя все сводить к дилемме: Европа или Россия, как это представляют многие политики и журналисты. Это не “черно-белый” вопрос».

На мой взгляд, вполне логично расставил акценты и точки над «i» Эдуард Докс. Не потому ли, что он волен высказываться независимо, представляя в Украине израильскую газету «Йедиот ахаронот»?

Борис Гельман,
Севастополь

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

National Review: Кто протестует в кампусах

Одни действительно ненавидят евреев, но ненавидят их именно как воплощение всего, что ненавидят на Западе, и ненавидят Израиль как «колониальный форпост Соединенных Штатов на Ближнем Востоке». Другой тип студентов, участвующих в протестах, — те, кого консерваторы когда-то называли «воинами социальной справедливости». И, наконец, третий тип протестующих — и безусловно самый массовый — это просто неосведомленные люди.

Washington Examiner: Двойная игра Каира в Газе 

Представители египетской службы безопасности отводили глаза, в то время как ХАМАС и другие палестинские боевики рыли туннели на границе Египта и сектора Газа. Это давало Каиру возможность использовать ситуацию в секторе Газа в качестве инструмента регионального влияния и гарантировать, что роль Египта в палестино-израильском конфликте не будет отменена региональными конкурентами, такими как Катар и Турция

Театры, университеты, газеты: май 1924‑го

Максим Горький дал интервью газете Mezzogiorno, где попытался говорить с записными антисемитами как с обычными собеседниками, апеллируя к рациональным аргументам и подтвержденным данным... Горький много кому не угодил, в том числе в тех общественных группах, к которым сам принадлежал и от которых дистанцировался... Сам он менял позицию по многим вопросам: то выражал свое неприятие происходящего «Несвоевременными мыслями», то каялся перед советской властью, сокрушаясь о «непонимании» ситуации. Но по отношению к евреям всегда вел себя исключительно порядочно.