28 октября 2014
Поделиться

[parts style=”clear:both;text-align:center” captions=”true”]
[phead]Оскар Рабин. Ура. 1965. Коллекция Эрика Багдасаряна[/phead]
[part]

Свобода есть свобода…

Москва, Галерея Беляево,

до 12.10

15 сентября 1974 года навсегда вошло в историю советского искусства. В этот день в московском районе Беляево, на пересечении улиц Профсоюзная и Островитянова, прошла несанкционированная художественная выставка под открытым небом. Позже ее назвали «бульдозерной» — власти разогнали собравшихся при помощи строительной техники и поливальных машин. Среди участников и организаторов были те, кто определил эстетику нонконформизма: коллекционер Александр Глезер, художники Валентин Воробьев, Юрий Жарких, Виталий Комар, Александр Меламид, Лидия Мастеркова, Владимир Немухин, Оскар Рабин, Борух Штейнберг, Надежда Эльская, поэт Игорь Холин.

Для нынешней выставки куратор Виталий Пацюков отобрал работы из музеев и частных коллекций — так, полотна Рабина предоставил Эрик Багдасарян, показывают и фильм‑интервью с Рабиным, сделанный Пацюковым в декабре прошлого года. А Игорь Шелковский подготовил экспозицию‑инсталляцию архива основанного им журнала «А‑Я» (1979–1986 годы), бывшего главным источником информации и анализа советского нонконформизма.

 

[/part]
[phead]Аркадий Шайхет. Рабочее кафе. Лучи (Ресторан Казанского вокзала). 1937[/phead]
[part]

Коллекция Коэна

Москва, МАММ (Дом фотографии),

до 19.10

«Дорогая, я переделал коллекцию!» — такой подзаголовок куратор Ами Барак придумал для показа послевоенного искусства из собрания французского врача‑стоматолога Филиппа Коэна. Тот начал коллекционировать лишь 20 лет назад и преуспел за это время. Изначально коллекция не предназначалась для публики, специалистам стоило труда убедить владельца ее выставить. Впервые ее увидели в 2013‑м в Израиле (в молодости участник сионистского движения и активист «Керен а‑Йесод», Коэн многие годы помогает Музею Израиля в рамках Клуба французских друзей, организовал комиссию по новым поступлениям). Среди экспонатов — живопись, скульптура, инсталляции, фото и видео Энди Уорхола, Пола Маккарти, Марселя Бродхарса, Синди Шерман, Аннетт Мессаже и других авторов.

В МАММ проходит и выставка знаменитого советского фотографа Аркадия Шайхета — третья в ряду его ретроспектив на Остоженке. На этот раз показывают снимки 1932–1941 годов, многие из них впервые отпечатаны большим форматом.

 

[/part]
[phead]Макс Либерман. На пляже Нордвейка. 1908. Коллекция семьи Альтен. © Kulturstiftung Kurt und Barbara Alten[/phead]
[part]

Коллекция Альтенов

Аскона, Замок Сан‑Матерно,

до 2015 года

У коллекционеров разная психология. Одни всё хотят подарить родному городу, другие стремятся вывезти коллекцию за границу. Порой движение происходит в противоположных направлениях: огромное собрание швейцарца Батлинера оказывается в венской Альбертине — и почти одновременно семья Альтен из Ганновера дарит свою коллекцию швейцарской Асконе. В этом году ее впервые выставили в замке (на деле скорее большая вилла) Сан‑Матерно. Для первой экспозиции отобрали около 40 из более чем сотни работ немецких авторов XIX—XX веков из арт‑колонии в Ворпсведе, групп «Синий всадник» и «Мост»: Паула Модерзон‑Беккер, Эмиль Нольде, Макс Пехштайн, Алексей фон Явленский… Есть и довольно большая — восемь работ — подборка Макса Либермана, к которому ганноверские коллекционеры явно испытывают страсть (см.: Алексей Мокроусов. Жить и умереть в Берлине // Лехаим. 2011. № 9).

Одновременно в швейцарском Винтертуре показывают выставку «Макс Либерман и Швейцария», сделанную на основе исключительно швейцарских музеев и частных коллекций — она открыта в Музее Рейнхардта до 19 октября.

[/part]
[phead]Герти Дойч. Из России домой. 1947. Снимок опубликован в журнале «Picture Post», январь 1948, выпуск № 2. Архив «FOTOHOF»[/phead]
[part]

Искусство / истории

Зальцбург, Музей модерна,

до 26.10

Экспонаты большого проекта расположены сразу в двух зданиях зальцбургского музея, на горе и в Старом городе, вблизи фестивального комплекса. 330 произведений рассказывают об отношениях искусства и истории, попытках понять и запечатлеть движение времени и общества. Самые ранние работы датируются XVII веком, самые свежие созданы в наши дни. Среди 40 авторов — художники, мастера видеоискусства, фотографы. К последним относится и Герти Дойч (1908–1976), вынужденная из‑за царившего в Вене антисемитизма уже в середине 1930 х уехать в Лондон. Там она стала одним из лучших авторов популярного иллюстрированного журнала «Picture Post». После войны Дойч вернулась на родину, снимки этого периода показывают на выставке. Ее наследие до сих пор не описано полностью, хотя интерес к нему растет — в Европе за последние четыре года прошли три персональные выставки Дойч.

Среди других работ — фотоцикл австрийца Хайнрада Бекера (1925–2003), запечатлевшего в 1970‑х остатки немецкого конц­лагеря в австрийском местечке Маутхаузен близ Линца и его самого большого филиала Гузен.

[/part]
[phead]Деревянный печатный станок «Кларисса». 1550–1560. Бриксен. © Druckerei Weger[/phead]
[part]

Свежеотпе­чатано

Инсбрук, Фердинандеум,

до 26.10

375 лет назад Михаэль Вагнер основал в Инсбруке издательство, существующее до сих пор. И хотя теперь это университетское издательство, оно по‑прежнему носит имя первого владельца. На долю «Wagner‑Verlag» выпали разные времена, включая общеевропейскую известность, в XVII веке оно, например, продавало ноты в Англию и Швецию. Ноты показывают на выставке, как и гравюры, и книги, и другие издания инсбрукцев. Среди 200 экспонатов есть и деревянный печатный станок «Кларисса» (1550–1560 годы), старейший во всем немецкоязычном пространстве. Представлена и антисемитская литература 1930‑х — «Еврейский вопрос в научном освещении» основателя и руководителя Института расовых исследований Альберта Дрекселя (1936) — грустное свидетельство того, что даже университетский статус не спасал марку от расизма и фобий. В Германии таких книг после прихода нацизма выходило немало, но в 1935‑м Австрия еще была независима. Казалось бы, в условиях, когда в самой Германии запретили многих писателей, не только еврейских, надо было обладать особой (не)чувствительностью к истории, чтобы добровольно напечатать такой труд. Но, утверждают исследователи, инсбрукское издательство не было одиноко, многие австрийские коллеги ориентировались на немецкий рынок, куда уходило до двух третей тиражей.

 

[/part]
[phead]Эрик Булатов. Небосвод‑небосклон. 2001. Музейно‑выстовочное объединение «Манеж»[/phead]
[part]

Эрик Булатов

Москва, Манеж,

до 8.10

«Живу — вижу» — самая большая выставка в биографии Булатова. Ее открытие отложили больше чем на год — было решено не перево­зить механически ретроспективу художника из Монако (большую часть времени Булатов сейчас проводит в Париже), но сделать новый проект. Он впечатляет объемами: 90 картин и более полусотни листов графики, созданных за полвека, работы предоставили 17 европейских музеев и коллекционеров, 30 вещей, большей частью созданных в последнее десятилетие, российская публика увидит впервые. Они позволят иначе взглянуть на раннее творчество художника. Сам Булатов считает началом серьезной работы 1963 год, а среди учителей называет не только своего профессора в Суриковском Петра Покоржевского, но и Фалька с Фаворским, у которых не занимался, но с которыми много общался (при этом работы показывал лишь Фальку). Большое влияние на него оказали и друзья, Олег Васильев и Илья Кабаков, с которыми он сперва вместе учился, а затем начал оформлять детские книги.

К выставке вышел каталог.

[/part]
[/parts]

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Был ли болгарский царь Борис III другом или врагом евреев?

Хотя Борис был в ужасе от антисемитских деяний нацистов, на него оказали давление, чтобы он подписал закон, который отправлял бы болгарских евреев в концентрационные лагеря. Однако возник сильный резонанс, болгары знали, что судьба евреев, отправленных в Германию и Польшу, была очень мрачной. И под влиянием противников этого указа сложилось общественное мнение, которое побудило Бориса III изменить свое решение.

Пятый пункт: разброд и шатание, цифровой навет, Евровидение, раввины Хоральной синагоги, новые люди

Как в ООН сократили в два раза число погибших среди гражданского населения в секторе Газа? Что показали оценки выступления представительницы Израиля на «Евровидении»? И откуда появилась должность «главного раввина Москвы»? Глава департамента общественных связей ФЕОР и главный редактор журнала «Лехаим» Борух Горин представляет обзор событий недели.

Как ученые получили «абсолютную хронологию» Иерусалима эпохи Первого храма

Израильская команда ученых добилась прорыва в передовых методах радиоуглеродного датирования, что позволило впервые составить «абсолютную хронологию» Иерусалима в железном веке, во времена Иудейского царства и Первого храма.