Герман Гессе и евреи

Алексей Мокроусов 5 августа 2016
Поделиться

Святой для хиппи? Герман Гессе и США

Монтаньола, Музей Гессе

до 4.09

lech292ima_Страница_37_Изображение_0003

Герман Гессе был настолько популярен в 1960–1970‑х годах, что впору говорить о культе писателя — что, конечно, интеллектуалу может показаться определением не только лестным, но и опасным. Однако Гессе повезло, его любили в первую очередь аутсайдеры и альтернативщики. В США он стал иконой «поколения бит», одним из адептов которого был поэт Аллен Гинзберг — ему на этой небольшой выставке уделено много внимания. Продвижением своих книг на американской рынок Гессе обязан и другим евреям из богемной среды. Так, уехавший из Европы в эмиграцию художник Эмиль Уайт (Визельман; 1901–1989) настойчиво рекомендовал своему другу прочитать восхитившую его «Сиддхартху». Друга звали Артур Миллер, и он, прочитав роман, взял в оборот своего издателя. В итоге за шесть лет «New Directions Publishing» трижды допечатывало тираж, и это еще в начале 1950‑х. Позднее «Сиддхартху» экранизировали — за камерой стоял великий швед Свен Нюквист, постоянный оператор Ингмара Бергмана, работавший также на «Жертвоприношении» Тарковского. В Монтаньоле показывают фотографии со съемок фильма, сделанные невесткой писателя Изой Рабинович‑Гессе. Сохранилась ее переписка со свекром. Тот был с ней откровенен. Так, в 1941 году, обсуждая выбор имени для внука, Гессе писал:

«Я не хочу вмешиваться, но все‑таки хочу напомнить, что ветхозаветные имена, как Давид и т. п., могут сегодня осложнить <…> жизнь ребенку. Антисемитская волна <…> отнюдь не схлынула, она еще будет все больше подниматься в Швейцарии.

Есть, правда, забавным образом, и противоположные случаи, когда имя с еврейским звучанием приносило пользу нееврею. Я знал по крайней мере одного эмигранта, у которого не было ни капли еврейской крови, но его звали Давид, и он долгое время получал поддержку от одной еврейской кассы взаимопомощи».

Дороти Бом. Лондон 1960‑х

Лондон, Еврейский музей

до 29.08

Дороти Бом (Доротея Израэлит), которой исполнилось 92 года, считается сегодня классиком фотографии. Уроженка Кенигсберга, она приехала в Лондон с семьей из Шяуляя в 14 лет и начала профессионально заниматься фотографией в середине 1940‑х. Позже много путешествовала, но лондонцы отобрали для выставки снимки, сделанные в их городе.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Билгорай

Евреи общались с машинистом непринужденно, словно он был шабес-гой, который пришел в субботу в еврейский дом затопить плиту, и то и дело просили остановиться. Однажды во время одной долгой остановки из избушки вышла босая еврейка в платке. Она угостила маму черной смородиной, услышав, что едет дочь раввина, Башева. У мамы не было аппетита, но мы с Моше съели все, выпачкав губы, языки и руки. Годы голода сказались на нас.

Пиши, как еврей

Если в романе, который я пишу, нет еврейской темы, какой‑нибудь семейной истории, которую можно развивать, — я опасаюсь, что снова скрываю прошлое. И в сюжет последнего моего романа, Live a Little, вплетена еврейская нить. Я и сам бы не ответил, что именно она там делает, пока один мой весьма образованный ортодоксальный друг не потянул за эту нить и не обнаружил запутанную историю еврейских воспоминаний, которая объясняет, чем же так заинтересовала меня трагедия невозможности забыть. И что же — оказалось, я сам не подозревал, какой глубокий роман об иудействе пишу.

Пятый пункт: папа в Братиславе, война за Эйтана, антисемитский джокер, Ида Нудель, житие марана

Что сказал папа римский на месте уничтоженной нацистами братиславской синагоги? Почему родственники выжившего в итальянской катастрофе израильского мальчика не могут поделить ребенка? И кто использует антисемитизм для борьбы с оппозиционным кандидатом в депутаты Госдумы в Петербурге? Глава департамента общественных связей ФЕОР и главный редактор журнала «Лехаим» Борух Горин представляет обзор событий недели.