Борух Горин

В нынешней недельной главе, рассказывая об устройстве Святилища, Тора говорит: “Постоянный огонь пусть горит на жертвеннике, не угасая”. Раши комментирует, что речь идет об огне, от которого зажигают Менору — об огне внешнего жертвенника.

Третий Любавичский Ребе Цемах-Цедек в связи с этим учил, что добиться неугасимости собственного душевного огня можно только, поддерживая огонь вовне, в другом человеке.

“Огонь это Тора”. Она согревает тысячелетиями души и сердца. Есть, несомненно, возможность пассивно погреться у отцовского огня. Но если его не поддерживать собственными дровишками, изучением и постижением Книги, огонь этот слабеет. Поэтому так важно учиться самому, но и не менее важно обучать других.

Пусть горит вечный огонь! Шабат шалом!

Поделиться
Отправить

Мегила. Свиток Эстер. Но «свиток» не так звучит. В «мегила» слышится «открытие». Снятие покрова тайны.

Тайна бытия. Почему и зачем? Что за «рок» правит миром? Где заканчивается Беня и начинается полиция?

У тебя всё предусмотрено, все ходы просчитаны — и всё летит в тартарары. Или наоборот — само пришло.

«Волею судеб», «счастье привалило», «роковая неудача». У Б-га много псевдонимов. «В ту ночь потревожился сон царя». Ни разу в Мегиле Он не назван.

В этом и есть суть «мегила», открытие. Б-г не в Гласе и Пророчестве только. Он — Вездесущий. Как бы Он ни назывался.

Веселого Пурима, побольше открытий!

Поделиться
Отправить

Учитель. Отец 12 детей.  На этой фотографии свадьба одного из них. На руках у матери — младший. Не спрашивай, кому помешал учитель Торы. Ахиад Эттингер был евреем, и этого достаточно для террориста. На его мушке — любой из нас. 

 

* * *

Вы слышали когда-нибудь о мандочелло? Это такой вид мандолины. На ней мало кто играет. И совсем мало кто как Галь Кайдан. «Очень перспективный молодой музыкант». Всё, замолчала мандолина — вчера террорист убил 19-летнего Галя. Его убийцу, вроде, сегодня пристрелили, но от этого разве легче?

Поделиться
Отправить

Мы начали читать новую книгу Торы, «Ваикра», Левит. Книгой священников-левитов ее называют потому, что она посвящена службе в Святилище, принесению покаянных жертв etc. Так что ее можно бы назвать «Преступления и наказания».

Но, на самом деле, третья книга Торы — про связующую нить со Всевышним. Да, ее не прервать, но нащупывать необходимо все время. Не преступать, по возможности, но знать, преступив, что дорога домой не заказана.

«Не дыма от ваших жертвоприношений хочет Г-сподь», а неспокойного сердца. Скромности и неудовлетворенности собой. А жертвоприношение — это так, символ и ритуал. Шабат шалом!

Поделиться
Отправить

Мишкан, святилище, о строительстве которого наша глава, называется «Мишкан свидетельства», и Раши объясняет, что это свидетельство того, что Господь отпустил Израилю грех золотого тельца.

Трудно не заметить архетипическое сходство поведения людей, создавших тельца и строивших Мишкан. И те, и другие созидали. Разница только в объекте.

Истукан легко перепутать со святыней. И, в общем, весь путь человечества усеян развалинами истуканов. Но люди всегда найдут себе нового. Свято место пусто не бывает — если не построить Мишкан, в сердце и в доме, его место непременно займёт новый золотой телец.

Шабат шалом!

Поделиться
Отправить

Никогда не знаешь, какая новость тебя «торкнет», как сейчас модно говорить. Что в этой новости меня так взволновало?

Житель Бет-Шемеша, «ультраортодокс», стоял в очереди на пересадку почки. И вот в пятницу вечером в больнице получили для него почку. Но дозвониться до пациента не смогли — шабат! Доктор, поняв, что шанс уходит, позвонила своему мужу — офицеру полиции, и тот, пробив по базе адрес, поехал на дежурной машине в Бет-Шемеш.

«Шабат шалом! Вы дождались своей очереди» — и полицейский патруль с сиреной отвёз счастливчика в больницу, где в ту же ночь его успешно прооперировали.

Поделиться
Отправить

Глазами Ингера

3 марта, 10:22

2 марта исполнилось 160 лет со дня рождения Шолом-Алейхема. Не знаю, приурочивали ли выставку Ингера в Москве к круглой дате, но миллионы людей читали классика, видя его героев глазами именно Ингера.

Герш Ингер иллюстрировал не только Шолом-Алейхема, он корифей еврейской книжной иллюстрации. И вообще еврейского искусства. Скажем, что такое «Волох», исполненный томления нигун, можно услышать, но можно и увидеть на рисунке Ингера.

Его евреи — такие, какими он их помнил. Особенно интересно, когда он и рисовал их не так, как вспоминает взрослый, а как рисует ребенок свою какую-нибудь родственницу Броху.

Издали мы с семьёй Григория Бенционовича огромный альбом к этой выставке — уникальный. Бегите смотреть выставку и альбом!
Поделиться
Отправить

«Шесть дней пусть делается работа, а седьмой день — свят, суббота покоя…»

Моше спускается с Синая со скрижалями. Вторыми — первые разбились из-за греха сотворения Золотого тельца. Но Б-г простил, и вот, в Йом-Кипур, день искупления грехов, сыны Израиля получают второй шанс.

А на следующий день с утра Моше их всех собирает и рассказывает о необходимости построить Святилище. Но начинает с «Шесть дней пусть делается работа…» — даже для строительства Мишкана нельзя работать в субботу.

Комментаторы обращают внимание на этот пассив: «Пусть делается работа…»

Человек должен трудиться. Честно зарабатывать свой хлеб. Улучшать мир вокруг. Строить Храм. Но, как возвышенны бы ни были его труды, ему следует всегда помнить — работа должна «делаться». Не всё зависит от твоих способностей, усилий и затраченного времени. Есть у мира Властелин.

И в этом — исправление греха сотворения Золотого тельца. Вот уж они, его создавшие, были настоящими энтузиастами и подвижниками. Бессребрениками даже: золото «из ушей и носов» швыряли в огонь. Но вышла незадача — «мать всех грехов».

Так что: сам не плошай, но на Б-га надейся. Шабат шалом.

Поделиться
Отправить

«Юмориста» я посмотрел уже несколько месяцев назад. То есть я моднее всей модной Москвы. Но написать о фильме решил сейчас.

Для меня кино это всегда пожить пару часов чужую жизнь. Как и литература. И если резонирует — всё, я раб кувшина.

Жизнь у юмориста — обзавидуешься. Творческая элита советской интеллигенции. Полные залы, блатная квартира, бухло и бабы.

А ему очень хреново. Намного хреновее, чем счастливому работяге. Потому что работяга никому не нужен, а этот талантливый забавный еврей — нужен и космонавтам, и генералам, не только армейским.

Шутом быть прибыльно, но и очень противно. Особенно, когда амбиции не придворного шута, а целого Мольера.

Алексея Аграновича-артиста я приметил ещё в «Обыкновенной истории». Он там очень хорош и органичен, но здесь, в придуманной Идовым истории востребованного комедианта, он просто блестящ.

Ну и для того, чтобы понять, чего же «им не хватало» в 1984-м, полезно посмотреть. Атмосфера воссоздана до тошноты!

Поделиться
Отправить

Вторая половинка

22 февраля, 11:44

Недельная глава начинается с указания о переписи евреев — каждый должен дать полшекеля «выкупа души» в дар Б-гу.

Этому подушному налогу предстояло больше тысячелетия быть символом принадлежности к народу Израиля: сохранились свидетельства того, что и в диаспоре евреи собирали его в пользу Храма.

Именно из этого налога формировался бюджет храмовых жертвоприношений.

«Выкуп души». Алтер Ребе, рабби Шнеур-Залман в «Тора ор» очень подробно обсуждает эту концепцию — каким образом полшекеля, идущие на жертвоприношения, выкупают душу. Душа находится в плену у телесности, у материи. Но во время молитвы, постхрамового аналога жертвоприношений, она возносится, освобождается от пут бренного мира. Приносит в жертву животное начало. И, подобно небесному огню, пожиравшему жертвоприношение в Иерусалиме, наши души охватывает огонь «великой любви» к Творцу, и этот огонь очищает душу от всего наносного.

Поэтому, говорит Алтер Ребе, «богатый не должен давать больше, а бедный меньше» — на уровне очищенной души все равны, все «половинки шекеля», а вторая половинка каждого — Всевышний.

Молитва должна очищать душу огнём веры. Это двустороннее движение — человек открывает свою душу, а Небеса в ответ пронизывают ее великой любовью и трепетом, крыльями, дающими ей взлететь на бесконечную высоту. Шабат шалом!

Поделиться
Отправить

Стать светлым

15 февраля, 14:54

Этот зал из нашей недельной главы — торжество минимализма.

Гейхаль, зал перед Святая Святых в Мишкане и в Храме, высокое просторное помещение, вмещал немного, но какое! Жертвенник для воскурений, стол для хлебов приношения и Менору.

Немногое от нас требуется ежедневно: воспарить, подняться над грубой материей; поднять и материю ввысь; и сделать мир светлее.

А хочется-то сразу светить, всегда и везде, и никаких гвоздей! Но без гвоздей (хлебов) никак — чтобы делать мир светлее, надо сначала самому стать светлым. Шабат Шалом!

Поделиться
Отправить

Шагал, Белла, Витебск. Сколько простора для фальши, штампов… Юрский и его партнеры счастливо избегают их.

Революция, для своих Люция, а по-простому Люша, агитирует Шагала за себя. У него не остается выхода и он в ужасе:

— Толпа всегда погром, толпа всегда расправа.

Ничего не выходит. Люша приходит уже в составе тройки и допрашивает мазилу:

— Где ты видел летающих рыб? Как посмел у памятника Марксу намалевать корову с теленком в пузе? Почему?!

Испуганный Шагал чистосердечно признается:

— Об этом знает мой друг, парижский поэт Сандрар. Он знает, почему! ПОТОМУ!!!

Его изгоняют из Витебска и он туда больше никогда не вернется. Через много лет он сожжет билет Москва-Витебск. Испугается не увидеть своих фиолетовых коров.

Он грешен, он знает об этом — небо, уготовленное Б-гом для птиц, он отдал влюбленным.

Со смертью Беллы и спектакль заканчивается. Тонкий, нежный, прекрасный. Шагал нашел свою нижнюю ступень лестницы Яакова. Больше Юрскому нечего добавить. Он все сказал.

Поделиться
Отправить

Выбор редакции