Университет: Интервью,

Вера Кнорринг: «Руководство Библиотеки недооценивает уникальность фонда идиша»

Беседу ведет Лиза Новикова 19 ноября 2015
Поделиться

Хранитель уникального Фонда идиша в Российской национальной библиотеке столкнулась с уже привычными для сегодняшней культурной жизни проблемами. Ее работа над составлением электронного каталога оказалась под угрозой. О буднях фонда Вера Кнорринг рассказала «Лехаиму».

Лиза Новикова Так как в «Лехаиме» еще не было подробного разговора о Фонде идиша Российской национальной библиотеки, первый вопрос очевиден: пожалуйста, расскажите о составе фонда.

Вера Кнорринг Фонд, хранителем которого я являюсь, объединяет самые разнообразные издания на идише: книги, журналы, газеты, календари, ноты, открытки и т. д. Он входит в состав Восточного отдела Российской национальной библиотеки (официально именуемого ОЛСАА) и еще недавно был объединен с Фондом литературы на иврите. Его выделили исключительно для удобства работы над электронным каталогом, о котором скажу чуть ниже.

lech284_Страница_23_Изображение_0001Фонд идиша РНБ необычайно богат. В нем есть раритеты, относящиеся к XVII столетию. Их, конечно, немного, но ведь их и вообще сохранилось не так уж много. Зато считается, что у нас едва ли не самое полное в мире собрание книг, выпущенных на территории Российской империи в XVIII–XX веках. Библиотека, до революции именовавшаяся Императорской публичной, имела право на так называемый обязательный экземпляр. Это относилось и к еврейским книгам. Есть в фонде и неподцензурные издания: от сугубо религиозных до «вольной печати», нелегально ввозившейся революционерами. Наши читатели имеют возможность ознакомиться с полным кругом чтения жителей черты оседлости, что помогает лучше понять ту самую культуру российского еврейства, которая прекратила свое существование после катаклизмов ХХ столетия.

Однако это еще не все. В первые революционные годы в стране выпускались удивительные книги. Большинство из них носит пропагандистский характер, но есть среди них и жемчужины художественной литературы. И все это представлено в РНБ. Далее, здесь собрана очень полная коллекция разнообразных советских изданий, ведь практика передачи обязательного экземпляра в Публичную библиотеку (которая уже называлась Государственной и носила имя М. Е. Салтыкова‑Щедрина) длилась вплоть до начала перестройки. Сейчас новые поступления редки, но все же они бывают. Благодаря им хронологический состав фонда составил четыре столетия, с XVII по XXI.

Помимо отечественных, в фонде немало и зарубежных изданий: например, ценнейшая коллекция еврейских книг Львовского университета, переданная в ГПБ накануне Второй мировой войны. А еще есть уникальные поступления из личных библиотек. Таковы книги замечательного ученого И. Цинберга с его автографами и дарственными надписями от известных писателей. Эти книги попали в ГПБ после ареста Цинберга. Украшением фонда по праву считается «Пражская легенда» М. Бродерзона с иллюстрациями Э. Лисицкого, которая была завещана библиотеке владельцем — ее многолетним сотрудником. Вообще, о богатстве фонда можно говорить бесконечно…

ЛН Какие выставки проходят сейчас в фонде?

ВК По сложившимся правилам в Восточном отделе может проходить не более одной выставки каждого фонда, а их у нас полтора десятка. Фонд идиша представлен сейчас обширной экспозицией, посвященной столетию со дня смерти И.‑Л. Переца. Нет нужды рассказывать о ней подробно, т. к. имеется и виртуальный вариант. Предыдущая книжная выставка с успехом прошла в РНБ в июне. На ней были представлены интереснейшие издания — еврейские письмовники. Вообще, выставки — мой любимый вид работы, ведь благодаря им можно познакомить широкий круг читателей с замечательными, но малоизвестными изданиями.

ЛН Расскажите о проблемах, с которыми вы столкнулись, работая над каталогом фонда. Фонду грозит закрытие?

ВК О нет, закрыть его невозможно, ведь он является частью коллекций Российской национальной библиотеки и подлежит вечному хранению. Есть иная беда — забвение. Вряд ли и оно всерьез угрожает Фонду идиша, однако прекращение интенсивной работы с ним неизбежно приведет к падению спроса на еврейскую книгу и оттоку читателей.

Такое может случиться из‑за того, что руководство библиотеки недооценивает уникальность Фонда идиша. В этом и заключается его главная проблема. К сожалению, условия хранения фонда никак не соответствуют его содержанию, из‑за чего годами страдают книги, а внедрение современных информационных технологий затруднительно. В перспективе Восточный отдел должен переместиться в новое, благоустроенное библиотечное здание. Да только его строительство даже еще не начато. Тем не менее углубленная работа с еврейской книгой оказалась возможной, но она потребовала такой составляющей, как личный энтузиазм.

Десять лет назад я приступила к созданию высокоинформативного электронного каталога книг на идише, задуманного так, чтобы любой пользователь, даже не знающий языка, мог получить максимум сведений о каждой книге, о круге авторов, ее создававших, и об особенностях конкретных экземпляров. Вести каталог в условиях отдела было невозможно, но тут весьма кстати оказался… декретный отпуск. Пользуясь случаем, я начала работать дома, лишь изредка бывая в фонде для сбора материала. Отдавая любимому делу все свое свободное время, я успела сделать достаточно много. В каталог были введены тысячи описаний. Опубликовано порядка тридцати статей, посвященных тем или иным аспектам бытования еврейской книги. И, наконец, подготовлено более двадцати виртуальных экспозиций, позволяющих всем желающим зримо прикоснуться к богатствам фонда. Для этого нужно лишь побывать на сайте РНБ. В результате резко расширился круг читателей из России, ближнего и дальнего зарубежья, прежде всего из Израиля и США.

К сожалению, сейчас для руководства библиотеки важнее соблюдение должностных инструкций, нежели непосредственные результаты деятельности сотрудников. Даже забота о международном престиже РНБ отходит на второй план. Эксперимент с моим надомным трудом приказано считать провалившимся, как бы странно это ни звучало. Лучшего способа покончить с работой на благо еврейского фонда и придумать трудно, ведь условий для этого как не было, так и нет. Увы, регламент, конечно, превыше всего, но требует жертв…

ЛН Сталкивался ли фонд с подобными проблемами раньше?

ВК И да, и нет. В советское время было немало негласных запретов, связанных с еврейскими исследованиями. Известен случай, когда аспиранта ГПБ (где была своя аспирантура) в конце 1950‑х не допустили к защите кандидатской диссертации на тему вольной еврейской печати. Казалось бы, сейчас все иначе. Но отношение дирекции библиотеки к еврейскому фонду, по сути, противоречит интересам читателей. Как и раньше…

ЛН Какова издательская работа фонда?

ВК Фонд, как рядовое подразделение РНБ, не занимается самостоятельной издательской деятельностью, хотя и имеет большой потенциал для сотрудничества с издателями. О своей публикаторской деятельности я уже упоминала. В этом я лишь держу равнение на прежних хранителей фонда, знатоков и ценителей еврейской книги. Это ушедший от нас Лейб Вильскер и ныне здравствующий Юрий Павлович Вартанов, который в настоящее время успешно руководит нашим отделом.

ЛН Насколько фонд востребован среди специалистов?

ВК Интенсивность использования фонда в последние годы резко возросла. Пропаганда книг и библиографирование приносят свои плоды. Ученые всего мира получили доступ к таким изданиям, о которых ранее просто не знали. Но особенно отрадно, что в фонд пришла молодежь: в Петербурге идиш изучается сразу в трех вузах. Только за последние два года по материалам фонда было защищено четыре диплома и семь курсовых работ.

ЛН Какую литературу из фонда чаще всего спрашивают?

ВК Безусловным лидером является беллетристика. Остальные запросы настолько разнообразны, что трудно выделить среди них «фаворитов». Разве что детская литература…

ЛН Расскажите отдельно о детской литературе, представленной в фонде.

ВК Эта тема почти неисчерпаема. В фонде более семисот детских книг: дореволюционных, советских, зарубежных. И все они по‑своему интересны: оригинальностью содержания или мастерством перевода, издательской историей, художественным оформлением… Это, кстати, тема для особой беседы. Возьмем детские книжки, выпущенные киевской Культур‑Лигой — благодаря иллюстрациям авангардистов они далеко перешагивают границы своего жанра. Такие книги хотелось бы показать людям, но пока оцифровано всего 47 изданий для детей. Судьба остальных зависит от получения особого гранта, а надежды на это небольшие. Зато еврейской детской литературе посвящено сразу несколько выставок, размещенных на сайте РНБ. Детские книги никого не могут оставить равнодушным. Поэтому даже хорошо, что сегодня они изучены несколько недостаточно: можно только порадоваться за тех, кто возьмется исследовать эту тему.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Миражи Антиоха. Историческая повесть

Действительно ли он был таким патологическим антисемитом, каким его представляют позднейшие источники? Этот человек закончил свои дни в жестоких страданиях, а праздник Хануки, в возникновении которого его отрицательная роль общеизвестна, сделался символом победы над силами зла, олицетворяемыми в образе Антиоха!

Недельная глава «Вайешев». Героизм Тамар

Есть старинный еврейский обычай: в шабат и праздники накрывать халу или мацу, когда держишь бокал с вином, над которым совершается кидуш. Так делают, чтобы не опозорить халу, когда ею якобы пренебрегают, отдавая предпочтение вину. Увы, некоторые религиозные евреи готовы сильно утруждаться, чтобы не опозорить неодушевленный предмет — хлеб, но без малейших угрызений совести стыдят и позорят своих собратьев‑евреев, если считают их менее религиозными по сравнению с собой.

Commentary: «Я произведу от тебя великий народ»

Первые лидеры Соединенных Штатов отождествляли американский опыт с историей древних евреев в Библии, причем отождествляли со времен пилигримов и пуритан. Когда в 1776 году Бенджамину Франклину и Томасу Джефферсону поручили разработать эскиз первой официальной печати новой страны, и тот и другой предложили изобразить детей Израиля, бегущих из египетского рабства под чудесной Г‑сподней защитой, когда Г‑сподь заставил море расступиться или вел их через пустыню то как столп облачный, то как столп огненный.