Университет: Мир искусства,

У истоков синагоги: происхождение и классификация

Светлана Тарханова 22 февраля 2015
Поделиться

История названий

Синагоги появились в период после разрушения Первого иерусалимского храма, видимо, в качестве альтернативы Храму; их продолжали строить в период после его восстановления и после нового разрушения в 70 году. В письменных источниках (Флавий. Против Апиона, 2:175; Деяния, 15:21) синагоги описываются как центры общинной жизни, где происходили встречи верующих, чтения Торы, обучались ученики. В литературных и эпиграфических свидетельствах встречаются три названия: бейт кнесет, синагога и просевхи.

Бейт кнесет — это еврейский термин, который обозначает «дом собраний». Именно такое словосочетание встречается в раввинистической литературе (ВТ, Ктубот, 105a; ИТ, Мегила, III, 1, 73г) наряду с бейт тфила (дом молитвы), бейт мидраш (дом учения). В еврейских сочинениях упоминается очень большое число синагог: от 394 до 480 в Иерусалиме, где они были разрушены войсками Тита и Веспасиана. Такое количество, конечно же, является преувеличением, и его не подтверждает ни одна археологическая находка. Но знаменитая надпись Феодота I века, в которой впервые упоминается слово «синагога» («Феодот, сын Веттеноса, священник и начальник синагоги [архисинагогос], сын начальника синагоги, внук начальника синагоги, построил синагогу для чтения Закона и изучения заповедей, а также гостиницу и комнаты и снабжение водой для того, чтобы давать приют приехавшим издалека, она [синагога] была основана его отцами, пресвитерами и [footnote text=’Цит. по: Чаковская Л. С. Воплощенная память о Храме: художественный мир синагог Святой Земли III–VI вв. н. э. М.: Индрик, 2011. С. 98.’]Симонидами[/footnote]»), и упоминания в раввинистической литературе (Тосефта, Сукка, 4, 5) не оставляют сомнения в том, что даже в Иерусалиме во времена существования Второго храма синагоги существовали.

Синагога — термин греческий, впервые встречается в Септуагинте, в качестве перевода еврейского слова эда, «община». Употреблялся только для обозначения культовых мест евреев. Иосиф Флавий упоминает синагогу в Доре (Иудейские древности, 19:300, 305), а также синагогу в Кесарии Приморской, отмечая, что вход в нее был запрещен (Иудейская война, 2:285‑289), то есть Флавий имеет в виду уже не собрание людей, а здание. Филон Александрийский также использует термин «синагога» при описании субботних собраний ессеев. В Новом Завете сохранились краткие упоминания о синагогах в Капернауме (Мт., 4:13‑22, 8:5‑22, 9:1‑34; Мк., 1:21‑34, 2:1‑17; Лк., 7:1‑10), Назарете (Лк., 4:16‑17).

Греческий термин просевхи переводится как «молитва» или «поклон», но использовался он для обозначения культовых зданий в еврейских поселениях. В надписях он встречается раньше, чем «синагога», примерно с III века до н. э. Согласно обнаруженным свидетельствам, просевхи строились в Египте в III–II веках, и это было официальное название культовых сооружений евреев в эпоху Птолемеев и в римский период, правда, так могли называться любые культовые места в эллинистический период. Филон Александрийский, редко обращавшийся к термину «синагога», использовал «просевхи» в своих сочинениях 18 раз. Иосиф Флавий (Против Апиона, 2:10‑12) также употребляет этот термин для описания молитвенных домов.

Есть мнение, что слово «просевхи» употреблялось для обозначения еврейских молитвенных домов в диаспоре, в то время как «синагогами» называли постройки только в Израиле, а также что «синагоги» скромнее, чем «просевхи». Но и то и другое утверждение спорно.

Еще один греческий термин, использовавшийся для обозначения иудейских культовых построек, — топос, что значит «место», иногда с прилагательным «святое». Он встречается в сочинениях Иосифа Флавия (Иудейские древности, XIV:235, 260, 261), на табличке из Аскалона, на мраморном фрагменте, найденном у дороги между Яффо и Газой. Его еврейский аналог — маком — использовался в синагогальных надписях в Альме и Бараме.

В позднеантичный период к основным трем‑четырем терминам добавляется еще один, арамейский: книша, кништа. Он встречается в надписях на нескольких памятниках: в Бейт‑Гуврине, Эйн‑Геди, Хамат‑Гадере, Хамат‑Тверии. А в римских источниках синагоги подпадали под категорию т. н. «коллегий» (collegia). Около 45 года до н. э. при Юлии Цезаре вышел интересный закон, который запрещал в империи все «коллегии», но для иуда­изма делалось исключение, по причине его древности.

Классификации позднеантичных синагог Палестины

В традиционные классификационные системы попали только позднеантичные синагоги (III–VII века), в то время как их массовому строительству в этот период предшествовало некоторое количество синагог рубежа эр (так называемые синагоги периода Второго храма).

Помимо упоминаний ранних синагог в литературных и эпиграфических источниках, есть археологические сведения о некотором количестве иудейских культовых зданий. Самая ранняя синагога, идентифицированная археологически, находится на о. Делос и датируется I веком до н. э. Это одна из немногих ранних синагог, которая известна и по упоминаниям в литературных источниках, и по археологическим данным.

Археологически известных синагог периода Второго храма четыре: две на севере Палестины в Гамле и в Магдале, две на юге — в Иродионе и Масаде. При этом три из них (Гамла, Масада, Иродион) были изначально общественными зданиями и были превращены в синагоги во время Великого восстания. Известны также спорные фрагменты построек в Кирьят‑Сефере, Иерихоне, Модиине, Кумране и т. д. Недавно У. Либнером была открыта синагога в Вади‑Хамам, в которой выделяется несколько строительных фаз; первичная относится в эпохе Второго храма. Но нет полной уверенности в том, что все эти здания были именно синагогами.

Точные рамки перерыва между строительством синагог периода Второго храма и новым строительным этапом уже в позднеримский и поздневизантийский периоды неизвестны. Некоторые ученые утверждают, что синагоги во II–III веках продолжали строиться, но археологических свидетельств тому крайне мало. Ряд более поздних синагог (Гуш‑Халав, Капернаум, Набратейн) были перестроены в V–VI веках на фундаментах более ранних.

Синагоги Палестины поражают своим архитектурным многообразием. Конечно, смелость их композиционных решений не может конкурировать со святилищами эллинистической и римской эпох, с ранневизантийскими христианскими храмами. Но притом что все архео­логически известные синагоги имеют форму базилики, вариации одной этой формы на протяжении всего лишь семи веков не кажутся однообразными. Важная особенность синагогальной архитектуры, которая создает сложности для классификации, — это варьирование тех деталей, которые в языческой или христианской архитектуре чаще всего оставались неизменными: ориентации постройки, положения сакрального центра, деления пространства на зоны.

Большая часть римских и позднеантичных синагог находится в Северной Палестине: 62 синагоги из 80 локализованных и из 173 известных по незначительным остаткам или упоминаниям. Именно на севере Палестины зарождались оригинальные творческие идеи, своеобразия которых никогда не достигали синагоги диаспоры.

В современной историографии принято говорить о трех (иногда четырех) типах синагог. Само становление этой классификации имеет интересное историографическое развитие.

Основная традиционная классификация появилась в начале XX века. Самые первые исследования были предприняты Германским восточным обществом после раскопок в Палестине. В 1905 и 1907 годах Г. Коль и К. Вотцингер

К. Вотцингер и Г. Коль работают в Капернаумской синагоге. 1905

К. Вотцингер и Г. Коль работают в Капернаумской синагоге. 1905

исследовали девять галилейских и два голанских памятника. Краеугольным камнем их теории стала Капернаумская синагога, датируемая I веком. Исследование Капернаума и других синагог легло в основу теории эволюционного развития синагог. Галилейские синагоги, в которых обнаружилось много черт, схожих со святилищами Южной Сирии и самой Палестины, по аналогии с ними были датированы II–III веками.

С 1920‑х годов раскопки были продолжены и принесли новые открытия. Была обнаружена синагога в Иерихоне, которая представляла собой трехнефную постройку с апсидой по южной стороне, чем напоминала ранневизантийскую церковь. Полы были украшены необычной мозаикой с изображениями зодиакального круга, Даниила во рву львином и ниши Торы с двумя менорами. Затем была обнаружена вторая синагога в Бейт‑Альфе с аналогичным планом в виде апсидальной базилики и мозаичным декором полов. Благодаря надписи синагога датировалась довольно точно началом VI века. Вскоре еще одна подобная постройка была открыта в Хамат‑Гадере. Тогда израильский археолог Элиэзер Сукеник разделил известные на тот момент памятники на две группы: раннюю, которая уже имела название «галилейской», и более позднюю, которую условно назвали «византийской». Главным отличительным признаком считалось появление апсиды, что объяснили необходимостью наличия фиксированной ниши Торы.

Вскоре после этого была обнаружена необычная синагога к югу от Иерусалима в Эштомоа. Синагога сильно отличалась от всех, известных к этому моменту. В ней не было фасада с тройным входом, обращенным в сторону Иерусалима, не было апсиды. Вместо этого в ней было три входа по короткой восточной стороне и три небольшие ниши по северной стене, в направлении Иерусалима. В соответствии с этими признаками был выделен еще один синагогальный тип — тип «широкого дома», или «промежуточный». Он довольно стройно датировался III–IV веками и укладывался в промежуток времени между «галилейской» и «византийской» группами. Его главным отличием стало то, что ниша Торы находилась в длинной стене, а не в короткой.

Эта тройственная классификация разрабатывалась в 1930–1960‑х годах и поддерживалась наиболее влиятельными учеными, классиками израильской науки Э. Гудинафом, Э. Сукеником, М. Ави‑Йоной. В систему встраивались новые синагоги, которые открывались с каждым годом. Эта система, хотя и с оговорками, используется до сих пор.

Сомнения в хронологической последовательности развития синагог появились после находок В. Корбо и С. Лоффреды в 70‑х годах XX века в Капернаумской синагоге, которая считалась наиболее древней и характерной для ранней «галилейской» группы. В фундаменте были найдены монеты конца V века, и ее уже нельзя было отнести ни к III, ни к IV векам. Еще одно хронологическое противоречие возникло благодаря обнаруженной дверной перемычке синагоги в Набратейне, которая по своему греко‑римскому стилю относилась к «галилейской» группе, но по точной дате, указанной в надписи на перемычке, она была построена в 564 году.

Несмотря на столь очевидные доказательства, многие ученые продолжали придерживаться старой датировки и предпочитали воспринимать позднюю датировку отдельных синагог как исключение или ошибку, опасаясь, как бы новая информация не уничтожила старую структуру.

Было предложение сохранить три типа (базиликальный/галилейский, промежуточный, апсидальный/византийский) только в соответствии с их планировками, без хронологической последовательности. При этом часть ученых сохраняла и сохраняет представление о последовательном появлении типов синагог в соответствии с эволюционной теорией их развития. Проблема в том, что передатировка большей части синагог из римского (II–III века) в ранневизантийский период (IV–VI века) противоречит историческим данным. Эпоха Северов, которая считалась наиболее благоприятной для расцвета иуда­изма, иудейского патриархата, литературного творчества, как раз должна была предоставить условия для наиболее интенсивного строительства синагог. Напротив, ранневизантийский период был неблагоприятным для иудаизма, когда существенно ограничивались права евреев, был упразднен патриархат в Тивериаде, запрещалось строительство новых синагог (с 429 года) и т. д. Неясно, каким образом в это время, в V–VI веках, могло появиться столько синагог.

 

В чем же заключаются главные особенности каждого типа синагог?

1) «Раннегалилейский» тип и изначально входивший в эту же группу «голанский» (III–IV века) ближе остальных к общему греко‑римскому стилю. Синагоги этой группы характеризуются несколькими признаками:

— простой базиликальный план, вытянутый по оси юг—север, без выступающих снаружи апсид,

— высокий подиум,

— репрезентативный фасад с тройным входом, обращен в сторону Иерусалима (на юг),

— внутреннее пространство разделено на три продольных нефа и один поперечный колоннадами в виде буквы «П» (план греческого или египетского ойкуса),

— колоннады подняты на стилобаты и пьедесталы, вдоль стен расположены сиденья,

— перемещаемая внутри здания ниша Торы, вероятнее всего деревянная,

— пышный скульптурный декор и отсутствие мозаичного,

— акцентируется открытая фактура каменной кладки из хорошо отполированных квадров,

— облицовка полов каменная.

Основные постройки этой группы сконцентрированы в Северной Палестине, в районе Галилейского озера.

Все упомянутые признаки встречаются только в пяти синагогах: в Хорват‑Амудиме, Мейроне, Капернауме, Хоразине, Бараме. Они считаются наиболее классическими примерами из этого ряда. Но в «галилейскую» группу обычно относят еще около 20 синагог, в каждой из которых появляется хотя бы одна из характеристик. В целом получается, что «галилейских» синагог было 12 (Арбель, Барам, Гуш‑Халав, Капернаум и др.) и столько же «голанских» (Ассалийех, Даббура, Дабийя, Кацрин и др.).

Данный архитектурный тип воспроизводился длительное время — с III по VI век, что объясняется консерватизмом той школы архитектуры. С V века синагоги всех групп сосуществовали друг с другом, но именно «галилейско‑голанская» группа наиболее близка самым ранним синагогам периода Второго храма по использованию базиликального плана без выступающих снаружи апсид и по отсутствию мозаичного декора, которому предпочитался скульптурный.

2) «Византийский» тип (V–VIII века) напоминает ранневизантийские христианские базилики. Данный тип представлен структурированной трехнефной базиликой с апсидой, обращенной в сторону Иерусалима, хотя данное правило может нарушаться, например, несколько построек ориентированы на северо‑запад или на юго‑восток (Бейт‑Шеан, Сепфорис). Апсида может выступать за пределы стены, может находиться внутри между пастофориями, но в ней обязательно размещалась ниша Торы. Также для синагог характерен мозаичный декор полов и иногда фресковый декор стен.

Строго говоря, классических примеров для данной группы также немного, как и для «галилейской»; это синагоги в Бейт‑Альфе, Хамат‑Гадере, Бейт‑Шеане («самаритянская»), Бейт‑Йерахе, Маоз‑Хаиме, Сепфорисе, Рехове и Бейт‑Шеарим. Хотя главным признаком группы считается близость к архитектуре и декору ранневизантийских базилик, при тщательном анализе памятников становится очевидным, что подобное утверждение слишком поверхностно. Синагоги отличаются от базилик по пропорциям и общим планировочным принципам, а декор обладает собственной оригинальной структурой, которая не встречается ни в одном христианском храме. Также в них часто воспроизводятся черты, характерные для других групп синагог («П»‑образные колоннады и тройные входы из «галилейской» группы, квадратные планировки, внутренние ниши).

Возникает сложная ситуация, когда к этой группе примыкают отдельные памятники только по декоративным признакам, то есть по наличию мозаичного и фрес­кового декора, при этом архитектурно от нее отличаясь.

3) «Промежуточный» тип, или тип «широкого дома» (IV–V века), — наиболее дискуссионный. В первую очередь выделяется такой признак, как поперечная ориентация базиликального пространства относительно Иерусалима за счет наличия фиксированной ниши Торы в продольной стене, входами на противоположной стороне и постепенной заменой скульптурного декора мозаичным. Впервые открытые в 1930‑х годах синагоги с поперечной ориентацией в Элефтерополисе, Сусийе и Эштомоа вызвали большую сенсацию, так как, во‑первых, о синагогах на юге страны ничего известно не было, во‑вторых, они не соответствовали известным архитектурным типам.

Разные исследователи включали в эту группу от 4 до 20 зданий на севере и на юге страны, как поперечно, так и продольно ориентированных, с нишами и без. Главное основание отнесения той или синагоги к этой группе — ее несоответствие другим описанным типам. Иногда архитектурные и декоративные особенности синагог объясняются трансформацией памятников при перестройках, что вводит в заблуждение классификатора. Но главная проблема классификации синагог возникает по причине игнорирования архитектурных признаков и смешивания с ними декоративных.

Также выделяется группа самаритянских синагог по такому признаку, как ориентация в сторону горы Гризим, где находился главный храм самаритян (построен при Иоанне Гиркане между 114–111 годами до н. э.), за счет апсиды или ниши. Долгое время они были известны только по литературным и эпиграфическим источникам, но в 1948 году в Шаалвим (рядом с Иерусалимом) был обнаружен первый самаритянский памятник. Вслед за этой синагогой были открыты также культовые места самаритян в Тель‑Касиле, Бейт‑Шеане, на горе Гризим, в Наблусе и др. 

 

Проблемы в классификациях не оставались незамеченными. Признавалось, что разнообразие синагог слишком велико, чтобы было возможно вместить их только в эти группы. Есть мнение, что трехфазовая классификация — голая академическая схема, которую можно было построить только на малом числе памятников, известных в самом начале. На фоне противоречий возникали различные альтернативные классификационные системы. Было предложено — наряду с классификацией только на основе планировок — распределить синагоги в соответствии с региональным делением Палестины на три большие области: Иудея, Самария, Галилея. В то же время синагоги в Нижней и Верхней Галилее значительно отличаются друг от друга. Верхняя Галилея была более консервативной по сравнению с Нижней. Такое же региональное разделение между ними прослеживается в эпиграфике, нумизматике, керамике. Все это позволяет внутри крупных групп выделять более мелкие. Кроме того, в поселениях, находившихся около эллинистических городов или римских дорог, к запрету на изображения относились либерально, в регионах же, удаленных от очагов греко‑римской культуры, общество оставалось консервативным и изображения ограничивались геометрическими или флоральными. По этой логике «византийский» тип синагог с мозаичными изображениями тяготел к городским центрам, хотя так одни и те же полисы оказываются источником противоположных культурных влияний.

Критический пересмотр традиционной классификации привел к группировке 173 известных синагог таким образом: 40 «подтвержденных» — здания с еврейскими надписями или мотивами; 57 «засвидетельствованных» — все находки декоративных элементов, происходящих из синагог, точное местонахождение которых неизвестно; 76 «спорных» — памятники без надписей или мотивов, которые позволили бы определить здание как синагогальное; и, наконец, «неизвестные» — упомянутые лишь паломниками или историками XIX — начала XX века.

Еще один способ — группировать синагоги по датировкам. Те, что имеют точные хронологические рамки, делятся на три группы, каждая из которых относится к IV, V или VI веку. К четвертой группе относятся все синагоги без датировок.

Из общего развития классификаций видно, что происходило смешение архитектурных принципов с декоративными, региональными и статистическими, из‑за чего возникло множество противоречий. Для их разрешения представляется резонным обратиться только к архитектурным признакам, ограничиться лишь планировками и композициями, оставив декоративным особенностям и региональному распределению свое место в историографии. Традиционное деление на 3–4 группы расширяется, но общая классификация значительно проясняется. Этой системы мы будем придерживаться в следующих очерках, посвященных наиболее важным и характерным синагогам поздней античности.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Недельная глава «Микец». Видимость и реальность

Будешь судить по внешности — проглядишь глубинную правду о ситуациях и людях. Проглядишь даже Самого Б‑га, ибо Б‑га нельзя видеть, а можно только слышать. Вот почему в иудаизме первоочередное требование — «Шма, Исраэль» («Слушай, Израиль»), вот почему мы, произнося первую строку молитвы «Шма», прикрываем глаза рукой, чтобы не видеть.

Миражи Антиоха. Историческая повесть

Действительно ли он был таким патологическим антисемитом, каким его представляют позднейшие источники? Этот человек закончил свои дни в жестоких страданиях, а праздник Хануки, в возникновении которого его отрицательная роль общеизвестна, сделался символом победы над силами зла, олицетворяемыми в образе Антиоха!

Недельная глава «Вайешев». Героизм Тамар

Есть старинный еврейский обычай: в шабат и праздники накрывать халу или мацу, когда держишь бокал с вином, над которым совершается кидуш. Так делают, чтобы не опозорить халу, когда ею якобы пренебрегают, отдавая предпочтение вину. Увы, некоторые религиозные евреи готовы сильно утруждаться, чтобы не опозорить неодушевленный предмет — хлеб, но без малейших угрызений совести стыдят и позорят своих собратьев‑евреев, если считают их менее религиозными по сравнению с собой.