Дом учения : Календарь

Царство Шауля и царство Давида

Ицхак Стрешинский 26 апреля 2015
Поделиться

Согласно еврейской традиции (см.: Иерусалимский Талмуд, трактат Хагига, 2:3), в праздник Шавуот скончался царь Давид, жизнь и деятельность которого подробно описаны в Танахе (Шмуэль I, начиная с 16‑й главы, Шмуэль II, первые две главы Млахим I). Давид не был первым еврейским царем — ему предшествовал царь Шауль. В этой статье мы сравним царствование Шауля и царствование Давида и личности обоих царей и приведем мнения мудрецов и комментаторов о том, почему Шауль был помазан на царство изначально, а затем его должен был сменить Давид.

В Танахе рассказывается, что перед назначением Шауля старейшины народа Израиля обратились к пророку Шмуэлю с просьбой поставить над нами царя, чтобы тот судил их, как это принято у всех народов. Шмуэлю не понравилась эта просьба, но Всевышний велел ему выполнить желание народа, при этом сказав: «…не тебя отвергли они, а Меня отвергли, чтобы я не царствовал над ними» (см.: [footnote text=’О том, как мудрецы и комментаторы разных поколений связывали рассказ в книге Шмуэль с повелением Всевышнего поставить царя в книге Дварим, см. в нашей статье: Ицхак Стрешинский. «Поставьте над собою царя…». ‘]Шмуэль I, 8:4‑7[/footnote]).

Дух Шмуэля, призванный к Шаулю волшебницей из Аэндора. Сальватор Роза. 1668. Лувр, Париж

Дух Шмуэля, призванный к Шаулю волшебницей из Аэндора. Сальватор Роза. 1668. Лувр, Париж

На протяжении всех лет своего царствования Шауль вел постоянные войны с врагами народа Израиля, особенно с филистимлянами. Во время одной из таких войн произошли трения между ним и пророком Шмуэлем, после того как царь, собравший войско в Гилгале, чтобы вступить в бой с филистимлянами, сам принес жертвы Всевышнему, не дождавшись прихода Шмуэля. Тогда Шмуэль сказал ему: «Неразумно ты поступил! Ты не исполнил заповедь Г‑спода, Б‑га твоего, которую Он заповедал тебе. Потому что сейчас Г‑сподь утвердил бы твое царствование над Израилем навсегда. А теперь царствование твое не устоит! Найдет Г‑сподь Себе человека по сердцу, и назначит его Г‑сподь вождем над народом Своим, потому что ты не исполнил того, что велел тебе Г‑сподь» (Шмуэль I, 13:13‑14).

Окончательный разрыв между царем и пророком произошел после того, как Шауль не выполнил указание о полном истреблении заклятых врагов народа Израиля, амалекитян, и уничтожении их имущества. Шауль и народ пощадили царя Агага и лучшее из скота. После этого Всевышний велел Шмуэлю идти к Ишаю из Бейт‑Лехема, так как Он усмотрел царя среди его сыновей. По слову Всевышнего Шмуэль помазал на царство Давида, самого младшего из сыновей Ишая.

Давид появился при царском дворе в качестве музыканта и оруженосца. Его успехи в войнах с филистимлянами и любовь к нему народа Израиля вызвали зависть Шауля, превратившуюся в слепую ненависть. Шауль несколько раз пытался убить Давида и преследовал его, вынуждая скрываться.

Царствование Шауля окончилось трагически — он бросился на свой меч после поражения в бою с филистимлянами, в котором также погибли трое его сыновей, в том числе и близкий друг Давида, Йеонатан. Затем Давид сначала был провозглашен царем над коленом Йеуды в Хевроне, а после этого старейшины Израиля предложили ему царствовать над всем народом. Давид смог объединить народ Израиля вокруг столицы в Иерусалиме, одержал окончательную победу над филистимлянами, нанес поражения соседним государствам и установил власть царства Израиля вплоть до реки Евфрат. Кроме того, Давид начал подготовку к строительству Иерусалимского храма, который был построен в дни его сына и преемника, царя Шломо. Через пророка Натана Давид получил обещание Всевышнего, согласно которому его династия будет править народом Израиля вечно.

Читая книгу Шмуэль, можно обратить внимание на принципиальное различие между избранием Шауля и избранием Давида. Шауль стал царем по инициативе, которая исходила от народа, и Всевышний дал согласие на его назначение только постфактум. При этом помазание Давида на царство было прямым указанием Всевышнего Шмуэлю, и его выбор из сыновей Ишая также был связан с прямым Б‑жественным вмешательством. О Шауле сказано, что он был высоким: «на голову выше всего народа» (см.: Шмуэль I, 9:2), а при выборе царя из сыновей Ишая Всевышний велел Шмуэлю выбрать не высокого Элиава, а Давида, самого младшего из сыновей, сказав при этом: «…не смотри на внешность его и на высокий рост его, ибо Я отверг его. Ведь (суть) не в том, что видит человек — человек видит лишь то, что видно глазу, а Г‑сподь видит то, что в сердце» (там же, 16:7). Так как причиной избрания Шауля было желание народа, был избран человек с внешностью, которая нравилась народу. А Давид был избран в первую очередь по воле Всевышнего, для которого важен не внешний вид человека, а в первую очередь его качества и [footnote text=’См. комментарий Мальбима к Шмуэль, 16:7. ‘]поступки[/footnote].

Царь Шауль пытается пронзить Давида копьем. Фрагмент миниатюры. Франция. Около 1250. Библиотека Пьерпонта Моргана, Нью‑Йорк

Царь Шауль пытается пронзить Давида копьем. Фрагмент миниатюры. Франция. Около 1250. Библиотека Пьерпонта Моргана, Нью‑Йорк

Отметим также разницу в поведении и личных качествах Шауля и Давида. Из‑за беспричинной ненависти к Давиду Шауль тратил время и силы на его преследование, вместо того чтобы использовать все ресурсы для борьбы с филистимлянами и укрепления царства Израиля. Давид же, в то время когда он скрывался от преследований Шауля, не использовал представившиеся ему возможности убить его, а затем, уже будучи царем, не мстил тем евреям, которые были его личными врагами, желали ему вреда, унижали и оскорбляли его. При этом, будучи готовым простить обиды и преследования на личном уровне, Давид беспощадно карал врагов всего народа Израиля.

Еще один момент, на который стоит обратить внимание: это разные реакции Шауля и Давида на увещания пророков. После того как пророк Шмуэль порицал Шауля за то, что он оставил царя Агага и скот амалекитян, Шауль ответил, что народ пощадил «лучшее из мелкого и крупного скота», чтобы пожертвовать его Всевышнему, и только потом признал, что он согрешил, при этом сказав, что «испугался народа и послушался их» (см.: Шмуэль I, гл. 15). В отличие от него, Давид, после того как пророк Натан обличал его из‑за истории с Бат‑Шевой, не искал отговорок и не сваливал вину на других, а сразу же признал: «Согрешил я перед Г‑сподом» ([footnote text=’О мнениях мудрецов и комментаторов по поводу этой истории см. нашу статью: Ицхак Стрешинский. История Давида и Бат‑Шевы // Лехаим. 2014. № 6. ‘]Шмуэль II, 12:13[/footnote]).

 

Выше мы обратили внимание на некоторые аспекты, из‑за которых Давид был более достоин царствования, чем Шауль. Отметим, что в благословении праотца Яако­ва его сыну Йеуде сказано: «Не отойдет скипетр от Йеуды, жезл законодателя — от его потомков» (Берешит, 49:10). Мудрецы и комментаторы видели в этом благословении обещание того, что царская власть будет принадлежать колену Йеуды. Как известно, Шауль происходил из колена Биньямина, и в связи с этим возникает вопрос, насколько его воцарение было легитимным изначально.

Рабби Моше бен Нахман (Рамбан; 1194–1270) объяснял в своем комментарии к Торе (Берешит, 49:9), что, поскольку просьба поставить царя в то время была неугодна Всевышнему, Он не хотел сразу назначать царя из колена, от которого «не отойдет скипетр». А что касается слов Шмуэля Шаулю «потому что сейчас Г‑сподь утвердил бы твое царствование над Израилем навсегда», то, по мнению Рамбана, если бы Шауль не согрешил, вполне возможно, он и его потомки продолжали бы править в народе Израиля, но не над всеми коленами. Может быть, Шауль правил бы над коленами потомков Рахели (Биньямин, Эфраим и Менаше) или же был бы царем, подвластным царю из колена Йеуды.

Можно обратить внимание, что, согласно мнению Рамбана, изначально могла быть возможность того, что в народе Израиля было бы два царства. Первое — царство потомков Йеуды, которое правило бы над большей частью народа Израиля, а второе — царство дома Шауля только над потомками Рахели, или же своего рода вассальное царство, подчиняющееся дому Давида. Далее в своем комментарии Рамбан писал, что после воцарения Давида те, кто назначал царей из других колен кроме Йеуды, нарушал повеление Яакова. По мнению Рамбана, именно за это получила наказание Хасмонейская династия, представители которой были коенами.

Несколько другое объяснение предложил талмудист и комментатор Танаха р. Менахем бен Шломо Меири (1249–1316) в предисловии к своему комментарию к книге Теилим. По его мнению, в дни, когда Шмуэль помазал Шауля на царство, в колене Йеуды не было того, кому подобало бы быть царем. И так как сыны Израиля просили срочно поставить над ними царя, Всевышний выполнил их просьбу, и был назначен царь из другого колена. Это назначение было временным, пока среди потомков Йеуды не появится тот, кто будет достоин царской власти. И после того как Шауль согрешил, стало понятно, что время его царствования истекло и на смену ему должен прийти достойный представитель колена Йеуды.

Тем не менее из приведенного выше мнения о том, что царство Шауля было временным, не следует, что для того, чтобы царство перешло к Давиду, Шауль обязательно должен был согрешить. Вполне возможно, что если бы он не согрешил, то царство перешло бы от династии Шауля к династии Давида естественным путем. Например, после смерти Шауля царство могло бы перейти к его сыну Йеонатану, который, будучи другом Давида и признавая, что Давид предназначен быть царем, передал бы бразды правления ему. Кроме того, одной из жен Давида была дочь Шауля, Михаль, и передача трона ему выглядела бы естественной.

В своем алахическом труде «Мишне Тора» рабби Моше бен Маймон (Рамбам; 1138–1204) не разбирал вопрос о легитимности царства Шауля, однако сформулировал важный принцип вечности династии Давида. Он писал в «Законах царей и войн» (1:9): «Цари из династии Давида будут править вечно, как сказано: “Престол твой прочен будет вовеки” (Шмуэль II, 7:16). Но если воцарится царь из других колен Израиля, царствование его дома прекратится, как сказано Йероваму: “но не навсегда”» (Млахим I, 11:39).

Можно понять, что, согласно мнению Рамбама, власть какой‑либо династии, кроме династии Давида, изначально может быть только временной. Как пример такой временной династии Рамбам упоминал Йеровама, которого назначил пророк Ахия, и он правил над десятью коленами после разделения царства после смерти царя Шломо. Возможно, Рамбам хотел подчеркнуть, что только после того, как воцарилась династия Давида, власть других царственных домов не может быть постоянной и они не могут заменить дом Давида.

 

Читая Танах, можно увидеть, насколько неидеальным было царство Шауля, и личность самого царя также была неоднозначной. В царстве Давида можно увидеть исправление тех недостатков, которые были в царстве Шауля. Речь идет и о Б‑жественном избрании Давида изначально, и о его личных качествах, и об успехах в объединении народа Израиля и в победах над врагами. В этой статье мы также видели некоторые мнения мудрецов и комментаторов, согласно которым царство Шауля изначально было временным, и царство Давида должно было в любом случае сменить его. Даже если и была возможность, чтобы у Шауля и его потомства оставалась ограниченная власть и после начала царствования Давида, так как Шауль не справился с задачей еврейского царя, его династия прервалась. Династия Давида стала единственной династией, которая должна вечно править в еврейском народе.

Обещание, данное Всевышним Давиду, и неразрывная связь между домом Давида и Иерусалимом стали основой мессианских чаяний еврейского народа. Вера в возобновление правления династии Давида в Иерусалиме, восстановление царства Израиля и Иерусалимского храма была одним из важнейших факторов, благодаря которым еврейский народ сохранился в изгнании.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Еврейские старики поколения тшувы

Реб Гейче, как и Авром‑Абба, любил рассказывать истории, а еще потрясающе пел. Но самое главное, что реб Гейче являл собой прекрасный образ живой еврейской традиции. В отличие от ленинградских стариков, которые старались не подчеркивать различия и специфику разных еврейских направлений, реб Гейче и не думал скрывать свое прямое отношение к общине любавичских хасидов.

Основные направления в учении хасидизма

И всякий раз, когда охватят человека заботы и сомнения, меланхолия и дурные помыслы, тяготящие сердце, — пусть он отыщет в сердце ту крупицу блага, что находится там, вне всякого сомнения, и всеми силами сконцентрируется на ней, чтобы возвыситься в собственных глазах и следовать от добродетели к добродетели.

Смерть Мортона Собелла и завершение дела Розенбергов

По мне, величайшей загадкой в истории Собелла остается его бегство в Мексику после ареста Дэвида Грингласса. Оно не только было равносильно молчаливому признанию вины, но и, собственно, больше всего напоминало фарсовую комедию ошибок. Вместо того чтобы попросить Розенберга помочь ему бежать в СССР, Собелл приехал в Мексику без паспорта, зато прихватив с собой Хелен, ее дочь Сидни восьми лет и их годовалого сына Марка. Он метался по Мексике, словно курица с отрубленной головой: от одного морского порта до другого, безуспешно пытаясь уплыть в Россию.