Дом учения: На полях Талмуда

Талмуд и естественнонаучное знание

Михаил Курляндский 23 октября 2015
Поделиться

Практически в любой обзорной статье, посвященной Талмуду, говорится, что этот монументальный труд является не только величайшим сводом еврейского религиозного права (Алахи), но и содержит множество комментариев, преданий, различных сведений исторического, медицинского, географического и естественнонаучного характера.

Что касается Писания, то здесь репутация мудрецов безупречна: мудрецы знали его наизусть, малейшие лингвистические нюансы учитывались ими при толковании текста. Гигантский объем накопленного предшественниками авторов Талмуда багажа в сфере законодательства бережно сохранялся и анализировался. Однако в отношении естественнонаучных воззрений дело обстоит несколько хуже: некоторые талмудические высказывания совершенно не вписываются в знакомую нам картину мира.

Изображения мифических животных на титульной странице еврейского календаря. 1552. Из коллекции библиотеки Еврейской теологической семинарии

Изображения мифических животных на титульной странице еврейского календаря. 1552. Из коллекции библиотеки Еврейской теологической семинарии

В качестве примера возьмем отрывок из трактата «Бава батра» (15а‑б): говоря о могуществе Всевышнего, мудрецы вкладывают в Его уста такие слова: «Горные козы безжалостны к детям своим. Когда приходит им время рожать, восходят они на вершину скалы (Бава батра, 15б), чтобы [новорожденный козленок] упал и разбился. Я же посылаю орла, который принимает его [козленка] на крыльях своих, и положил его перед ним. Не спешит он и не запаздывает ни на миг, ибо если поспешит или опоздает — погибнет сразу. У лани узкая матка. Поэтому в час, когда приходит им время рожать, Я присылаю змея, который жалит ее в устье матки, она [footnote text=’Поскольку матка расширяется от укуса.’]исцеляется[/footnote] и рожает. Не спешит он и не запаздывает ни на миг, ибо, если поспешит или опоздает — погибнет».

Думаю, не нужно быть специалистом‑биологом, чтобы знать, что все известные нам копытные рожают, не прибегая к помощи птиц или рептилий. Подобных высказываний в Талмуде довольно много, причем нередко они касаются общеизвестных вещей: к примеру, вавилонские мудрецы р. Йеуда и его учитель Рава полагали, что река Иордан впадает в Средиземное море (Бава батра, 74б).

Подобные несообразности издавна служат мишенью атеистической пропаганды. В интернете есть даже несколько тематических ресурсов, посвященных высмеиванию «нелепостей» Талмуда. Мы не собираемся вступать здесь в дискуссию с последователями Союза воинствующих безбожников. Нас интересует другое: что делать тем, кто, подобно поколениям наших предков, видит в Талмуде источник мудрости и краеугольный камень национальной и религиозной еврейской традиции.

В принципе, решение этой проблемы было намечено еще Рамбамом. Говоря об астрономии, он заметил, что мудрецы Талмуда оперировали в этих вопросах современными им представлениями, однако с тех пор наука ушла далеко вперед. Поэтому нам нужно следовать мнению современных ученых и не судить своих предков за то, что те не знали новейших научных [footnote text=’См., напр.: Путеводитель растерянных, 2:9. ‘]теорий[/footnote]. На наш взгляд, это в полной мере относится и к другим областям знания: если не во всех, то в очень многих случаях «ошибки» и «заблуждения» мудрецов Талмуда вполне соответствуют представлениям наиболее образованной части позднеантичного общества.

Приведем несколько примеров. В трактате «Сангедрин» (65б) римский администратор Турнусруфус (видимо, Квинт Тиней Руф [Quintus Tineius Rufus], правивший Иудеей накануне восстания [footnote text=’Евсевий. Церковная история, 4:6:1. ‘]Бар‑Кохбы[/footnote]) спрашивает рабби Акиву, как евреи могут знать, что тот или иной день — суббота. В ответ р. Акива упоминает реку Самбатион, воды которой текут шесть дней и останавливаются в субботу. Разумеется, на карте такой реки нет. Однако в ее существование верили и римский писатель‑эрудит Плиний Старший, и еврейский историк Иосиф Флавий — т. е. люди, чья принадлежность к «образованному сословию» сомнений не вызывает: «В Иудее есть река, которая пересыхает каждую субботу»; «Тит <…> осматривал также весьма замечательную по своей природе реку, протекающую посредине между Аркеей и Рафанеей и обладающую удивительным свойством. Водообильная и довольно быстро несущаяся во время течения, река ровно шесть дней в неделю иссякает от самого источника и представляет глазам зрителя сухое русло; в каждый же седьмой день воды ее снова текут, точно не было никакого перерыва. Такой порядок течения река сохраняет в точности, вследствие чего она и названа Субботней рекой по имени священного седьмого дня, празднуемого [footnote text=’Естественная история, 31:2; Иудейская война, 7:5:1.’]иудеями[/footnote]».

Другой пример: в Талмуде и мидрашах упоминается саламандра — мифическое животное, нечувствительное к огню (см., напр., Сангедрин, 53б; Хулин, 127а). В современных учебниках зоологии такого животного нет. Однако в античных источниках есть множество упоминаний об этой диковине. Так, Аристотель писал: «Некоторым животным по их прочному составу возможно не сгорать в огне, это с очевидностью показывает саламандра: она, как утверждают, проходя по огню, гасит [footnote text=’История животных, 19:106.’]его[/footnote]». По мнению Аврелия Августина, очевидца гибели Римской империи, она не только тушит огонь, но и живет в пламени: «Если саламандра живет в огне, как пишут любознательные исследователи природы [footnote text=’Град Божий. Книга 21. Гл. 4.’]животных…[/footnote]» Византийский натуралист Тимофей из Газы (VI век) в своем трактате «О животных» отнес саламандр к рептилиям: «Саламандра похожа на ящерицу; проходя сквозь огонь, она охлаждает и гасит его».

От диковин и невиданных зверей перейдем к естественнонаучным представлениям. В трактате «Нида» (9а) мудрецы обсуждают, почему у беременных женщин не бывает месячных. Один из участников обсуждения, р. Меир, предположил, что менструальная кровь становится грудным молоком. Современная наука с этим, пожалуй, не согласится — однако именно так полагали ведущие античные медики Гиппократ и [footnote text=’Клавдий Гален, О назначении частей человеческого тела, 2:14:8.’]Гален[/footnote]!

В трактате «Сангедрин» (90б) некий еретик спрашивает р. Ами, каким образом Всевышний сможет воскресить мертвых, если их тела давно обратились в прах. В ответ тот замечает, что и в нашем мире живые организмы нередко возникают прямо из земли: «Пойди в горы и взгляни: сегодня есть там одна улитка, назавтра же прошел дождь — и все покрылось улитками». Аналогичный пример мог бы привести и Аристотель, который был глубоко убежден, что некоторые виды животных возникают из неживой материи: «Все черепокожие образуются сами собой, — это очевидно из того, что они образуются на судах из пенистого ила и что во многих местах, где прежде не было ничего подобного… Так же и с животными, среди которых одни в соответствии со своей природой происходят от родителей, тогда как другие образуются не от родительскою корня, а возникают из гниющей земли или растительной ткани, подобно некоторым [footnote text=’О происхождении животных. Книга I. ‘]насекомым[/footnote]». Теория самозарождения была окончательно опровергнута лишь в Новое время благодаря работам Луи Пастера и других [footnote text=’См., напр., Н. Хоровиц. Поиски жизни в Солнечной системе. Москва: Мир, 1988; А. Марков. Рождение сложности. Эволюционная биология сегодня. Неожиданные открытия и новые вопросы. Москва: Сorpus, 2010.’]исследователей[/footnote].

Даже самые забавные «заблуждения» мудрецов нередко созвучны представлениям античной науки. К примеру, говоря о плавании Ноева ковчега, Талмуд (Сангедрин, 108б), среди прочего, утверждает: «Учили мудрецы: трое совокуплялись в ковчеге — пес, ворон и Хам. Пес оказался на привязи <…> ворон плюет».

С Хамом и псом все более‑менее понятно, но вот что такое плевание ворона, не верблюд же он, в самом деле? К счастью, на помощь приходят комментаторы: по их мнению, Талмуд имеет в виду, что вороны‑самцы испускают семя в клюв самки — или, проще говоря, размножаются с помощью орального секса! Прочитав такое, наш современник, скорее всего, недоуменно пожмет плечами. А вот образованный античный читатель, напротив, вспомнит Аристотеля, писавшего, что подобного мнения придерживались многие уважаемые мыслители: «Так же обстоит дело и с возникновением птиц. Находятся люди, утверждающие, что вороны и ибис спариваются ртами, а из четвероногих ласка рождает через рот. Это говорят и Анаксагор, и некоторые другие натурфилософы: высказывания — очень наивные и [footnote text=’О происхождении животных. Книга III. ‘]необдуманные[/footnote]». Сам Аристотель этого заблуждения не разделял, однако ошибаться вместе с Анаксагором, пожалуй, не так уж и стыдно.

Тем не менее, несмотря на все плюсы такого подхода, для некоторых религиозных евреев он психологически неприемлем. Ведь если согласиться, что мудрецы разделяли научные заблуждения своего века, то тем самым мы фактически признаем, что часть Устной Торы имеет не Б‑жественное происхождение, или то, что некоторые их высказывания не должны восприниматься как ее часть. А поскольку саламандр или происхождение улиток из грязи все равно нужно как‑то «разъяснить», то на помощь приходит следующая теория: мудрецы были правы, но времена изменились, а вместе с ними изменились и законы природы. Сейчас саламандр или русалок нет — но в эпоху Талмуда они были и т. д.

На первый взгляд эта гипотеза кажется неуязвимой. Однако своя ахиллесова пята есть и у нее. Дело в том, что в некоторых случаях у нас есть возможность сравнить «показания» мудрецов Талмуда с наблюдениями античных натуралистов, чьи данные полностью совпадают с теми сведениями, которыми располагает сегодняшняя наука.

Вот лишь несколько примеров. В трактате «Бхорот» (8а), мудрецы обсуждают продолжительность беременности у разных животных и, среди прочего, утверждают: «Собака [рожает] через пятьдесят дней [беременности]. Кошка — через пятьдесят два дня. Свинья — через шестьдесят. Лисица и всякие пресмыкающиеся — через шесть месяцев. Мелкий чистый скот — через пять месяцев. Крупный чистый скот — через девять месяцев. Большие нечистые животные — через двенадцать месяцев. Лев, волк, медведь, барс, барделес, слон, обезьяна и длиннохвостая обезьяна — через три года».

Нетрудно заметить, что в этом отрывке правильно указаны только сроки беременности тех домашних животных, которых евреи держали и разводили. Что же до диких зверей (и свиней), то сведения Талмуда неверны: у лис, к примеру, беременность длится 49–58 суток, у свиней — 4 месяца, у медведей — 6–8 месяцев, у слонов — 2 года и т. д. 

Фрагмент мозаики с изображением слона. Синагога Хукок, Нижняя Галилея. IV–V века н. э.

Фрагмент мозаики с изображением слона. Синагога Хукок, Нижняя Галилея. IV–V века н. э.

Слонов в Греции и Риме не водилось, однако их армии, воевавшие на Востоке и в Африке, нередко сталкивались с боевыми слонами, а в армиях некоторых эллинистических государств были не только пехота и кавалерия, но и [footnote text=’См., напр.: I Маккавеев, 6:30: «Число войск его (Антиоха, царя Сирии) было: сто тысяч пеших, двадцать тысяч всадников и тридцать два слона, приученных к войне».’]элефантерия[/footnote]. Поэтому если не все, то отдельные античные ученые все‑таки знали, сколько времени вынашивает слониха: «Распространено мнение, будто слонихи беременны в течение десяти лет, однако Аристотель считает, что они носят плод два [footnote text=’Плиний Старший. Естественная история. Книга 8.’]года[/footnote]».

От животных перейдем к человеческой анатомии. В том же трактате «Бхорот» (44б) мудрецы мимоходом заметили: «Два протока есть там у человека: один выводит мочу, другой — семя, и [расстояние ] между ними — не больше кожуры чеснока. Если перекроют один и другой в час, когда нужно человеку помочиться, он станет бесплодным».

У современного человека проток, как известно, один. И ровно столько же их было у людей, которых обследовал римский медик Клавдий Гален: «Так как особь мужского пола должна была вывести сперму наружу, а женского — рассеять ее в самой себе, то отсюда вытекает, что сосуды, забирающие ее у выхода семенников, направились у мужчин к половому члену и влились в находящийся там канал, по которому выливается наружу [footnote text=’О назначении частей человеческого тела, 2:14:10.’]моча[/footnote]».

И наконец, вернемся к Иордану, якобы впадавшему в Средиземное море. Чем была вызвана эта ошибка вавилонских мудрецов, на наш взгляд, вполне понятно. Еврейское население Палестины было в те времена сосредоточено преимущественно в Галилее, Иордан был судоходен только в верхнем [footnote text=’См.: Страбон. География. Книга XVI, 2:16. ‘]течении[/footnote], что куда впадает, в Вавилоне мало кому было интересно. И тем не менее впадал он именно в Мертвое море, о чем в данном случае свидетельствует даже не римлянин, а еврей — знаменитый историк Иосиф Флавий. Ибо, описывая одно из сражений на берегу реки, он, среди прочего, написал следующее: «Это поражение не уступало, правда, предыдущим, но оно казалось иудеям еще более гибельным, потому что не только вся местность, через которую они бежали, была полна крови, и не только Иордан был запружен телами, но и Асфальтовое озеро было полно трупов, массами снесенных туда течением [footnote text=’Иудейская война, 4:7:6. ‘]реки[/footnote]».

Разумеется, можно предположить, что античные авторы, чьи сведения совпадали с данными современной науки, на самом деле ошибались (или даже намеренно вводили в заблуждение), реальность же была именно такой, как описано в Талмуде. Однако, на наш взгляд, эта теория является слишком уж изощренной, чтобы казаться правдоподобной.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Commentary: Забытый протосионист

Мысль о том, что США следует связать свою судьбу с еврейским государством, впервые возникла в 1844 году благодаря первому в истории американскому дипломату, направленному в Иерусалим, за сто с лишним лет до Декларации независимости Израиля. Звали его Уордер Крессон, и это был человек удивительной судьбы, совершенно уникальной для американца. Современники посмеивались над ним и называли «странным типом», но Уордер Крессон предвосхитил сионистские мечты, впоследствии изменившие мир, и выдвинул мысль, что судьба Америки волей провидения связана с восстановленным Израилем.

Недельная глава «Итро». Структура идеального общества

Спустя тридцать три столетия после того, как были дарованы впервые, Десять заповедей остаются самым простым и самым кратким руководством по созданию и сохранению идеального общества. Было перепробовано много альтернатив, и в большинстве случаев пробные попытки кончались слезами. По‑прежнему верен мудрый афоризм: «Когда все прочие способы не дали результата, прочтите инструкцию».

Позднее Средневековье и эра европейской экспансии (1200–1650): на окраинах империи

Польские короли вмешивались и в судьбу польско‑еврейских торговцев за рубежом. Короли всегда старались заручиться разрешением на допуск еврейских купцов в Московское государство, которое не терпело их присутствия. Помимо заботы о еврейской торговле на международном уровне, здесь проявляется еще и особое отношение к мигрантам.