Дом учения: Щепотка знаний

Сглаз

Ури Суперфин 30 апреля 2014
Поделиться

Человечество уже давно подозревало, что взгляду присуща некая, порой недобрая, [footnote text=’Существуют исторические свидетельства, что во время чумы в Европе люди боялись даже смотреть друг другу в глаза из опасения заразиться таким образом. Рабейну Йона (к Пиркей Авот, 2:16) упоминает типичное для тех времен представление о том, что из глаз излучается некий невидимый огонь, губительный по своей природе.’]сила[/footnote]. В этой статье мы постараемся дать представление об этом загадочном явлении, получившем в традиционном иудаизме название «айн а-ра», «сглаз».

Мудрецы древности настаивали на том, что это явление распространенное и естественное; у него есть четкие механизмы воздействия и причины появления. Они подчеркивали, что сглаз крайне опасен. В трактате Мишны «Поучения [footnote text=’Пиркей Авот, 2:16.’]отцов[/footnote]», к примеру, по пагубности воздействия он приравнивается к йецер а-ра, дурному началу, из-за которого, собственно, человек и грешит. Причем там употреблено выражение «низводит с этого света». То есть сглаз, подобно радиации, сживает объект своего воздействия со свету медленно, но неотвратимо.

О действенности сглаза можно судить по такому [footnote text=’Бава мециа, 107:1.’]рассказу[/footnote]: «Как-то раз Рав с учениками проходил мимо кладбища. Прошептал Рав то, что прошептал, и сказал сопровождающим его: “На этом кладбище 99 из 100 умерли от сглаза!”» Комментаторы подчеркивают, что речь идет о заурядном кладбище, в противном случае Талмуд эту историю не приводил бы; вдумайтесь в статистику!.. Думающий читатель, конечно, спросит: как же так?! Ведь люди, как правило, умирают по вполне понятным причинам, будь то насильственная смерть, несчастный случай или болезнь. А то и просто от старости. Где же тут влияние сглаза? На этот — абсолютно справедливый — вопрос мы ответим ниже.

Но сначала несколько иллюстраций, чтобы придать обсуждаемой теме необходимую полноту. Сглаз может быть как на людях, так и на животных или предметах, а также на плодах, еще растущих на деревьях, и т. п. Намек на него встречается уже в Писании: когда праотец Авраам, по велению свыше, изгонял свою наложницу Агарь с сыном Ишмаэлем, она несла сына на себе. Простой подсчет, однако, указывает на то, что к моменту изгнания Ишмаэлю было уже ближе к шестнадцати, зачем же его нести?! Отвечает [footnote text=’Приведен в Раши на Берешит, 21:14.’]мидраш[/footnote]: Сара, будучи недовольной поведением Ишмаэля по отношению к Ицхаку, сглазила его, и он был не в состоянии передвигаться самостоятельно. Ноги отнялись!

Иной [footnote text=’Бава мециа, 84:2.’]пример[/footnote]: будущий кодификатор Мишны рабби Йеуда а-Наси уже с малых лет демонстрировал исключительные способности к учению. Надо сказать, что в те времена в ешивах практиковали интересную форму поощрения: в зависимости от радения учащихся, от качества их вопросов и точности ответов, их пересаживали ближе к учителю или же отсаживали подальше от него. Молодой Йеуда учился в ешиве своего отца — рабби Шимона, сына Гамлиэля, — и был лучшим и поэтому сидел всегда впереди. Но это уже не отражало его истинного уровня: он был просто на голову выше всех остальных! И его товарищи как-то раз пришли делегацией к рабби Шимону, чтобы попросить того найти способ выделить своего сына на общем фоне «сидящих впереди». Но глава ешивы отказал: хоть и важно поощрять учеников, но здоровье сына важнее! Не ровен час, сглазят!

[footnote text=’Псахим, 50:2.’]Талмуд[/footnote] рекомендует при выборе товаров для торговли выбирать вещи помельче, чтобы бизнес не сглазили. По тому же принципу не [footnote text=’Бава мециа, 107:1.’]советуют[/footnote] приобретать фруктовый сад вблизи дороги: смотрят прохожие, впечатляются цветущим садом и могут сглазить.

Можно привести много примеров из источников, а общий знаменатель у них один: сглаз — это явление повсеместное, и необычайной силы! В чем же его секрет? И можно ли как-то от него уберечься?

Прежде всего, нельзя не сказать хотя бы пару слов о природе зрения. Посудите сами: до сих пор природа «дешифровки» импульсов, поступающих из глаза в мозг, не изучена. Пока речь идет об обработке изображения глазным яблоком, все вроде бы ясно. Но когда импульс уходит в мозг, как он превращается в картинку, образ — загадка.

lech265_011Значение зрения в иудаизме необычайно велико. Мудрецы Талмуда не советуют смотреть в лицо [footnote text=’Мегила, 28:1.’]злодея[/footnote], а мудрецы [footnote text=’Зоар, Тецаве, 182:1, а также Сефер хасидим, 1126.’]каббалы[/footnote] предостерегают от лицезрения гневающегося человека, и таких рекомендаций в наших источниках много! Потому что сам взгляд как бы связывает смотрящего с объектом рассматривания. В [footnote text=’Авода зара, 20:2.’]Талмуде[/footnote] написано, что ангел смерти имеет много глаз: мы «тремся» об этот мир, входим с ним в контакт; совокупность этих контактов — это и есть смерть в миниатюре каждый раз. Вид смерти, злобы, страданий «мозолит» нашу душу. Так и говорят: «душа очерствела». Вид прекрасных пейзажей, красивых людей, наоборот, оживляет ее. А уж лицезрение мудреца Торы, говорит Талмуд, воздействует на душу настолько сильно, что способно благотворно повлиять на умственные способности смотрящего!

Но, впрочем, достаточно о влиянии извне — через наши глаза — на нашу душу. Попробуем понять, как мы способны посредством глаз повлиять на окружающую среду. Нам не подойдет объяснение про «огонь, исходящий из глаз», которое фигурирует в книгах древних, даже если оно — метафора, и пока не стоит углубляться в каббалистические объяснения, которые потребуют многочисленных и сложных предисловий. В этой связи полезно вспомнить мнение рабби Йешаяу Карелица, мудреца Торы, более известного под псевдонимом Хазон Иш. 

Но без предисловия не получится. Важно понимать, что на самом деле нет вообще ничего, кроме Творца, так как Он — един и всеобъемлющ. Все мы и весь мир, что окружает нас, — лишь Его проявления, а наше восприятие себя как автономно существующих личностей — иллюзия. В действительности быть такого не может, чтобы было хоть что-то, кроме Его абсолютного единства.

Теперь можно вернуться к тому, что пишет [footnote text=’Хошен мишпат, Ликутим, 21.’]Хазон Иш[/footnote]. По его мнению, сглаз — не производная злобы и зависти, как принято считать. Нет, он — производное удивления! Когда человек видит нечто необычное, он удивляется. Этим он как бы заявляет Творцу (частью которого является, как мы писали выше): «В моей картине мира этому человеку/предмету/явлению нет места!» И Всевышний «учитывает» это «заявление». Вызвавший удивление человек получает меньше жизненной силы свыше; поразивший воображение предмет более склонен к порче и износу. Наша близость к Творцу не столь сильна, чтобы удивление отдельно взятого человека (а то и группы людей) могло бы привести к тотальному вреду. Но тем не менее чем человек праведнее и чем его удивление сильнее, тем больше шанс, что эта его эмоция навредит вызвавшему ее. 

Приведем пару показательных примеров этому. Рав Каана прибыл из Вавилона в Святую землю и попал на урок к рабби Йоханану. Очень скоро он уже сидел в первом ряду, так хороши были его вопросы и ответы. И вот, на каком-то этапе, когда он предложил учителю сложнейший вопрос на рассмотрение, рабби Йоханан поднял глаза… Мы уже разъяснили, насколько наше зрение чувствительно; зная это, рабби Йоханан даже на учеников смотрел редко. Берег глаза. Но тут заинтересовался автором столь интересных вопросов. На беду, у р. Кааны была так называемая заячья губа, из-за этого его лицо все время как бы ухмылялось. Это-то и увидел рабби Йоханан. И принял за победную усмешку наглеца-ученика! Р. Каана тут же (!) испустил дух! Закончилось все хорошо: о нем помолились остальные ученики и оживили. Но факт: возмущенного изумления рабби Йоханана, святого человека, хватило, чтобы его взгляд немедленно [footnote text=’Бава кама, 117:1.’]«сработал»[/footnote]! Схожий случай, даже два кряду, приводит [footnote text=’Шабат, 33:2–34:1′]Талмуд[/footnote] относительно автора «Зоара», рабби Шимона, сына Йохая, и его сына.

Если все дело в удивлении, тогда сглаз невозможно сгенерировать, так как невозможно инициировать удивление. Сглаз способен навредить даже близким людям, так как удивление могут вызывать и они. Сглаз не обязательно убивает, но он повреждает «каналы», по которым к нам поступает жизненная сила. Этим-то и объясняется то, что сказал Рав на кладбище: почти все умершие на этом кладбище не натолкнулись на чей-то взгляд и упали как подкошенные, но, послужив причиной изум­ления раз, другой, третий, «набрали дозу», которая в конце концов кого-то привела к невнимательности на дороге, а кому-то ослабила иммунную систему и т. п.

Красивую идею высказывает Маараль: известная всем заповедь «Возлюби ближнего, как самого себя» напрямую связана с темой сглаза. Человек идет по улице, а люди для него — просто движущиеся столбы, с которыми надо как-то разминуться. Невольно человек «транслирует» наверх: «Мне все равно, существуют они или нет». Это тоже сглаз! И Тора говорит человеку: ты не обязан бросаться каждому встречному на шею, но смотри на них с расположением: «Это здорово, что мы живем с вами в одном месте, в одно время!» Впрочем, духовный потенциал людей нашего поколения далек от того, которым обладали наши деды. Тем более далек от уровня мудрецов Талмуда. Поэтому можно быть уверенным, что «уровень радиации» от сглаза в наши дни — не смертелен. Да и удивляются люди в наши времена реже.

Понятно, что после всех теоретических выкладок читателю хотелось бы получить и практические наставления, как избежать этой напасти. В первую очередь, безу­словно, нужен диагноз; далеко не любые неурядицы в жизни означают, что вас сглазили. Так или иначе, в этой области у автора нет специальных познаний. То ли дело профилактика, здесь, прежде всего, простое правило: не надо выделяться без [footnote text=’См., к примеру: респонсы Игрот Моше, Эвен а-эзер, 3:26.’]нужды[/footnote]! Не вызывать пристальное внимание окружающих, как правило, не так уж и сложно. Существуют также и способы, механизм действия которых не столь очевиден. Один из них упоминается уже в [footnote text=’Брахот, 20:1 и 55:2.’]Талмуде[/footnote]: обхватив ладонями большие пальцы противоположной руки, произнести: «Я из потомков Йосефа, над которым дурной глаз не властен!» Вряд ли многие читатели являются прямыми потомками Йосефа, сына праотца Якова, но таков наговор. Кстати, в Талмуде он, само собой, написан на арамейском. Понятно, что замерить действенность не представляется возможным, поэтому правило «не выделяйся!» мне видится наиболее надежным профилактическим средством.

Только если речь идет о богоугодном деле, не нужно опасаться, что в рамках его можно как-то пострадать от удивления окружающих. К примеру, если уж так вышло, что еврею необходимо выполнить заповедь тфилин в публичном месте, и речь идет о людях, не знакомых с этими черными коробочками, которые и впрямь для неподготовленного человека выглядят крайне странно, всё же можно не бояться последствий: «Идущий путями Б-жьей воли — [footnote text=’Коелет, 8:5.’]огражден[/footnote]». Порой скопление людей может вызывать удивление, как у наблюдающих это со стороны, так и у самих участников. Но, если это собрание ради богоугодной цели, можно быть уверенным, что сглаза не будет. И тому подобные примеры.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Сбывшееся благословение. На всю оставшуюся жизнь

Мог ли простой мальчик из местечка, учивший в подполье хасидут и мечтавший о встрече с Ребе, — хотя бы на несколько минут, — представить себе, что он будет редактировать язык его речей, делать его как можно более понятным простым хасидам! Ребе сказал, что прекратил бы говорить свои речи, если бы знал, что он болен?! Большей награды, большего счастья он уже не мог удостоиться.

На их плечах: Сара Рафаэлова

Мнение нашей семьи о событиях в стране определял и формировал отец Шимшон. Будучи глубоко верующим человеком, все обсуждения он завершал словами: «Им (властям) не отпущено много времени. Геула (избавление) близка, мы должны продолжать делать свое дело — служить Б‑гу».

Недельная глава «Эмор». Двоякость еврейского времени

В иудаизме время — незаменимая среда духовно‑религиозной жизни. Но у еврейского понимания времени есть особенность, незаслуженно обойденная вниманием: двоякость, пронизывающая всю его темпоральную структуру... В иудаизме время — нечто и историческое, и природное. Да, звучит неожиданно, парадоксально. Но воистину великолепно, что иудаизм отказывается упрощать богатую многослойность времени: часы тикают, цветок растет, тело дряхлеет, а человеческая мысль проникает все глубже.