Университет : Музей

Еврейская антирелигиозная карикатура в собрании Государственного музея истории религии

Алла Соколова 13 марта 2018
Поделиться

В фонде «Иудаизм» Государственного музея истории религии (ГМИР) хранится 125 оригинальных рисунков, 72 из них записаны в Инвентарных книгах как рисунки‑карикатуры. Почти все эти карикатуры, напрямую связанные с антирелигиозной пропагандой в советской периодической печати, были опубликованы в газете «Безбожник» и в журналах «Безбожник», «Безбожник у станка», «Дер Апикойрес». Из издательств рисунки были переданы на хранение в Центральный антирелигиозный музей (ЦАМ). Он был открыт в 1929 году в Москве в Страстном монастыре и фактически ликвидирован в 1937‑м, когда здание монастыря было снесено. В 1946 году собрание ЦАМ было передано в ГМИР и распределено по разным фондам в соответствии с конфессиональным принципом. Связи этих музеев между собой и с антирелигиозными периодическими изданиями всегда были тесными. Они фокусировали внимание на одних и тех же религиозных институтах, но трактовали их по‑разному. В журналах преобладал агитационно‑пропагандистский дискурс, в музейных экспозициях он конкурировал с научно‑просветительским. Представляется, что художники‑карикатуристы не получали заказов от музеев, по крайней мере от ГМИР. Музеи были заинтересованы в оригинальных произведениях на исторические темы и даже в копиях, выполненных художниками по репродукциям знаменитых произведений искусства, чтобы использовать эту художественную продукцию для реконструкций в своих экспозициях истории религий.

Соломон Юдовин. Еврейская свадьба. 1930. Собрание ГМИР, Е‑5687‑VII
Соломон Юдовин. Обрезание. 1930 (?). Собрание ГМИР, Е‑5735‑VII

В фонде «Иудаизм» есть несколько рисунков, выполненных разными художниками для музейных экспозиций и выставок в 1930‑х годах. Только один из них проходит по учетной документации как рисунок‑карикатура. Это акварель «Обрезание» известного еврейского художника Соломона Юдовина. На мой взгляд, этот рисунок можно рассматривать как не вполне удачную карикатуру: изображение гротескно, но почти лишено иронии или сатиры, присутствие которых — главная отличительная черта карикатуры. Несколько других, не менее гротескных акварелей Юдовина, выполненных в той же манере, что и «Обрезание», например «Еврейская свадьба» и «Похороны», фигурируют в учетной документации как рисунки. Они поступили в собрание ГМИР в числе предметов, собранных для Антирелигиозной выставки, открытой в Государственном Эрмитаже в апреле 1930 года.

Инициатор и главный куратор этой выставки Владимир Тан‑Богораз, в то время сотрудник Музея антропологии и этнографии, позднее — первый директор Музея истории религии, считал, что религиозные явления следует представлять так, «как они существовали на самом деле, не исключая их притягательной силы, и разоблачать углубленными аргументами», а не окарикатуривать, так как «эта вульгарная стадия антирелигиозной пропаганды давно миновала ПАФ РАН. Ф. 250. Оп. 3. Ед. хр. № 99. Л. 3. (По записям Т. И. Щербаковой.) ». Следует отметить, что антирелигиозные плакаты были представлены на Антирелигиозной выставке в Эрмитаже, но размещены не в выставочных залах, а на лестнице, ведущей на второй этаж О выставке см.: Щербакова Т. И. От выставки к музею: период становления Музея истории религии АН СССР // Труды Государственного музея истории религии. Вып. I. СПб., 2001. С. 9–17; Михайлова Е. А. Выставочный проект Музея антропологии и этнографии «Антирелигиозная выставка в Государственном Эрмитаже» и его создатель В. Г. Богораз // Радловский сборник: научные исследования и музейные проекты МАЭ РАН в 2010 году. СПб.: МАЭ РАН, 2011. С. 90–95. . На этой выставке были представлены фотографии, сделанные в историко‑этнографических экспедициях под руководством Семена Акимовича Ан‑ского в 1912–1914 годах Соломоном Юдовиным, но экспонировались ли также его рисунки — неизвестно. Показательно, что в начале 1930‑х годов, когда были открыты антирелигиозные музеи, в периодических изданиях карикатуры начали постепенно уступать место фотографиям.

История экспонирования карикатур, хранящихся в фонде «Иудаизм», также не вполне хорошо изучена, и авторство некоторых пока не установлено. Возможно, эти карикатуры никогда не были представлены на выставках или в экспозиции ЦАМ или ГМИР. Между тем в коллекции есть рисунки известных карикатуристов. Наиболее полно в ней представлены антиклерикальные карикатуры Менделя Хаимовича (Михаила Ефимовича) Горшмана (1902, Новоборисов, Минская губерния — 1972, Москва) О нем подробнее: Горшман М. Х. Собрание графики; Хахам Д. Жена художника, или Спокойное лето. . Все 26 рисунков были созданы и опубликованы в журнале «Безбожник у станка» в 1924–1928 годах под рубрикой «Как работает Ие‑гова» (№12, 1924 — № 4, 1928).

Некоторые другие художники, сотрудничавшие с этим и другими антирелигиозными журналами, также изображали раввинов, евреев соблюдающих и несоблюдающих, богатых и бедных, а также «Еврейского бога Ие‑гову» (не путать с «Христианским богом Отцом» и «Магометанским богом Аллахом»). К самым известным советским антииудейским карикатурам можно отнести опубликованные в журнале «Безбожник у станка» работы его главного художника Дмитрия Моора (псевдоним; имя — Дмитрий Орлов; 1883–1946) и Михаила Черемных (1890–1962).

Сатирические карикатуры Моора и Черемных, как правило, резкие и грубые. Столь же вызывающе рисовал Арон Гефтер (1894–1963) для журнала «Дер Апикойрес», где с 1931 года велась антирелигиозная пропаганда среди евреев на идише. Гефтер, главный художник журнала, справлялся с работой почти в одиночку. В отличие от Моора и Черемных он вовсе не изображал Всевышнего. В фонде «Иудаизм» ГМИР хранится семь сатирических рисунков Гефтера, выполненных для «Дер Апикойреса», например, эскиз для обложки журнала за 1932 год.

Арон Гефтер. Обложка журнала «Дер Апикойрес» (1932. № 4). На раскрытом свитке Торы, изображенном в виде пушек, помещена цитата из пасхальной молитвы «Шфох» («Излей гнев Свой на народы»)
Арон Гефтер. Эскиз для обложки журнала «Дер Апикойрес». 1932. Собрание ГМИР, Е‑7444‑VII

Окончательная версия данного эскиза, доработанного в лучших традициях советской антииудейской пропаганды, украсила обложку журнала. На свиток Торы, изображенный в виде орудийных стволов, была помещена цитата из Пасхальной агады «Излей гнев Свой на народы» («Шфох хаматеха аль а‑гоим»), подразумевающая возмездие злодеям, преследующим евреев за преданность Всевышнему. Антисемитские спекуляции по поводу «Шфох хаматеха» получили известность в России после публикации книги черносотенца А. Шмакова «Еврейские речи» (1897) с переводом псевдонаучного исследования «“Еврейское зерцало” при свете истины» К. Эккера (издано в 1884 году в Германии). В этом сочинении, как и в антисемитской брошюре А. Бриманна (1883), разбору которой оно посвящено, упомянутая молитва представлена ужасным проклятием всех без исключения неевреев. Эккер, заверявший читателя в своей беспристрастности, не смог или не пожелал распознать в этой молитве контаминацию стихов из Теилим (Псалтыри) и Эйха (Плача Иеремии) и трактовать ее смысл, опираясь на эти книги.

Карикатуры Гефтера наиболее точно отражают суть советского антирелигиозного проекта: острая критика была направлена главным образом против «служителей культа» как классовых врагов пролетариата, а его «религиозные заблуждения» — вера в Б‑га и сверхъестественное — если и высмеивались, то значительно мягче, как, например, в некоторых рисунках Горшмана. В качестве примера можно привести иллюстрацию Горшмана к маленькому шуточному рассказу «Илья‑пророк все продукты уволок» Е. Черняка (Безбожник у станка. 1926. № 2. С. 15). Это один из трех рисунков Горшмана, подписанных инициалами в еврейской графике, из собрания ГМИР.

На обороте рисунка имеется карандашная надпись «Илья‑пророк своровал», на самом рисунке изображен воришка, утащивший мешок с продуктами из дома, куда он проник во время пасхальной трапезы, когда дверь, согласно обычаю, была открыта для Ильи‑пророка. Автор рассказа подсмеивается над этим обычаем: упоминает о «вкусных вещах», приготовленных для пасхального стола. Горшман помещает на мешке с продуктами надпись на иврите «кошер ле‑Песах», словно намекая на то, что воришка если и не Илья‑пророк, то соблюдающий еврей.

Мендель Горшман. Илья‑пророк своровал. 1926. Собрание ГМИР, Е‑7414‑VII
Иллюстрация к рассказу «Дети одного бога» И. Агола в журнале «Безбожник у станка» (1924. № 1. С. 5)

Смысл многих карикатур Горшмана из журнала «Безбожник у станка» проясняется в полной мере, только если рассмотреть их как явление еврейской карикатуры или шире — еврейского искусства. (Это совсем не обязательно в отношении сатирических карикатур Гефтера.) Такой подход обязывает сфокусировать внимание на ряде признаков, указывающих, что эти иронические рисунки Горшмана адресованы в первую очередь «еврейской улице». Формально этот момент акцентирован за счет их размещения под рубрикой «Как работает Иегова», но признаки такого рода можно найти уже в девяти рисунках Горшмана, опубликованных в 1924 году (№ 1. С. 3–5), еще до появления этой рубрики. Они иллюстрируют рассказ «Дети одного бога» Израиля Агола (Бобруйск, 1891–1937). На восьмой по счету иллюстрации помещена надпись в еврейской графике. Название рисунка «Помолимся о душах усопших» — заключительная фраза раввина, одного из главных персонажей рассказа. Надпись на иврите — строка из 85‑го псалма, который произносится кантором во время похорон: «Правда будет идти пред лицом его…» Эта фраза звучит намного острее, чем название иллюстрации, подчеркивает, как несправедливо обошелся владелец текстильной фабрики со своими единоверцами‑рабочими и как безразлично отнесся к ним раввин. К сожалению, ни одного из этих первых рисунков художника, выполненных для журнала, нет в собрании ГМИР.

Мендель Горшман. Судный день в синагоге. 1925. Собрание ГМИР, Е‑1950‑VII
Мендель Горшман. Еврейский суд. 1924. Собрание ГМИР, Е‑7460‑VII
Сарра молится, а дочка комсомолится. 1925. Собрание ГМИР, Е‑1950‑VII

На карикатурах Горшмана надписи в еврейской графике «повышают градус» иронии, например, надписи на рисунке «Еврейский суд» (вероятно, название было дано при постановке на учет). Эта карикатура — одна из двух иллюстраций к заметке под названием «Святая конкуренция». В ней идет речь о соперничестве между «ассимиляторами» и «ортодоксами» в среде еврейской буржуазии Польши (Безбожник у станка. 1924. № 5. С. 20). Если бы Горшман хотел лишь несколько экзотизировать интерьер синагоги, где собрались «ортодоксы» — те, «кто держится за старые религиозные традиции… верит в цадиков и чудотворцев…», — то поместил бы на парохет, занавешивающий арон кодеш со свитками Торы, обычную надпись «кетер Тора», «корона Торы». Вместо нее на парохете под магендавидом красуется надпись «арон кодеш». Она выглядит курьезно, также как надпись «Тора ор» на чехле со свитком Торы. На мой взгляд, раввин, проповедующий прихожанам с этим свитком в руке, предстает комичной фигурой, слишком ревностным почитателем Алтер Ребе и его знаменитого комментария на Пятикнижие «Тора ор». Несколько иную роль играют надписи в еврейской графике в иллюстрации к заметке Лакмана «Вместо субботних свечей». Карикатура опубликована под названием: «Сарра молится, а дочка комсомолится» (Безбожник у станка. 1925. № 12. С. 9). Лавочница «усердно молится перед субботними свечами», когда «жены кустарей» спешат в клуб на комсомольское собрание. В комнате стоят часы с еврейским циферблатом, на стене висит еврейский календарь. Эти предметы не только экзотизируют сцену, но и символически маркируют мир еврейского прошлого, где царит «закоренелая религиозность».

Горшман не всегда помещал на своих рисунках надписи в еврейской графике, но, как правило, выбирал нетривиальные поводы и подходы для иронии и насмешек. Для примера рассмотрим карикатуру «Судный день в синагоге», опубликованную под названием «Господу богу, капиталу нашему, помолимся!» в «Безбожнике у станка» (1925. № 12). Теме Судного дня была посвящена страница в предыдущем, ноябрьском номере журнала, в соответствии с еврейским календарем. Там эта карикатура была бы более уместна, но, вероятно, для нее не хватило места. Горшман изобразил евреев, «замаливающих грехи», падающими ниц во время богослужения в Судный день. Он высмеивает богачей в дорогих костюмах, которые заботятся о том, чтобы не испачкать брюки: они расстилают на полу свои носовые платки перед тем, как, следуя традиции, упасть на колени.

Трудно не согласиться с восторженным высказыванием Александра Эфроса о способностях Горшмана подмечать «черты редчайшей жизненной насыщенности Эфрос А. О выставке «4 искусства» // Литературная газета. 2 июля 1929 года. ». В его карикатурах, как и в широко известных иллюстрациях к произведениям еврейской литературы, ярко проявился не только талант рисовальщика, но и тонкая ирония, невозможная без чувства личной причастности к еврейской культуре.

(Опубликовано в №275, март 2015)

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Михаил Светлов: улыбка минувшей эпохи

Его «крылатые слова», нелицеприятные для властей, разлетались по империи. Вместе с тем он не был диссидентом, не появлялся в «самиздате» и не собирался выходить на Красную площадь с антисоветскими лозунгами. Он существовал как бы на стыке этих самых параллельных – советско-антисоветских – миров. 115 лет назад родился Михаил Аркадьевич Шейнкман, более известный как поэт Михиал Светлов.

Мистика Тамуза

Само название «тамуз» несет в себе негативный оттенок, ибо звучит так же, как имя шумерского и вавилонского идола. Несмотря на то что Закон не ограничивает радость, веселье и развлечения в месяц тамуз до 17-го его дня, с которого начинается трехнедельный траур по разрушению первого и второго Храмов, каббала все же указывает: влияние различных негативных духовных сил сказывается в мире в этот месяц в целом.

Скептический взгляд на коды в Торе

В иудаизме скрыто множество богатств, и я надеюсь, те, кто пользуется кодами, чтобы обратить людей к Торе, поймут, что ошибочно называть научными идеи, обоснование которых столь сомнительно, тем более что эти идеи в системе ценностей иудаизма и в его практике имеют второстепенное значение.