Актуальная Алаха

Дом рабана Гамлиэля был близок к властям

Арье Ольман 6 июля 2016
Поделиться

В конце трактата «Сота» упоминается запрет на «греческую премудрость», установленный мудрецами в Земле Израиля в конце эпохи Хасмонеев. Обсуждение этого постановления включает следующий диалог между вавилонскими мудрецами: «Но разве греческая премудрость запрещена? Ведь сказал рав Йеуда от имени Шмуэля, учившего от имени рабана Шимона бен Гамлиэля: «Что означают слова “Глаз причиняет страдания моей душе, видя судьбу всех дочерей моего города (Эйха, 3:51)?” — Тысяча учеников было в доме моего отца: пятьсот учило Тору, а пятьсот — греческую мудрость!” [На это отвечают]: “Дом рабана Гамлиэля особенный, ибо он был близок к властям”» (Сота, 49б).

Иными словами, если раввину необходимо иметь дело с нееврейскими властями, то еврейское законодательство заведомо позволяет ему больше, чем всем остальным. В приведенном нами фрагменте талмудического текста, в частности, постулируется, что он может в случае необходимости — например, чтобы не показаться невежей и варваром, — изучать «премудрость», в принципе проблематичную с точки зрения нормативного поведения еврея Торы.

Насколько далеко может простираться этот компромисс? Ответ на этот вопрос мы находим у рабби Моше бен Маймона — Рамбама, когда тот обсуждает библейский запрет «И не ходите по обычаям народа, который Я прогоняю от вас… (Ваикра, 20:23) По обычаям земли Египетской, в которой вы жили, не поступайте, и по обычаям земли Ханаанской, в которую Я веду вас, не поступайте, и по уставам их не ходите» (там же, 18:3).

«Нельзя следовать обычаям язычников и подражать им одеждой или прической… Еврей, занимающий видный пост при нееврейских властях, который должен сидеть с владыками и будет опозорен, если будет не похож на них [неевреев], вправе носить одежды, напоминающие их, и брить волосы на лице, подобно им» (Мишне Тора, Законы идолопоклонства, 11:3).

Приведенный выше запрет изучать греческую премудрость, которым пренебрегал рабан Гамлиэль, был постановлением мудрецов. Здесь же речь идет об одном из прямых запретов Торы. И тем не менее даже в этих вопросах, согласно мнению Рамбама, имеющий дело с властями еврей может идти на определенный компромисс, чтобы произвести благоприятное впечатление на власть имущих и иметь возможность действовать в нееврейском окружении.

Рабби Йосеф Каро, составитель «Шульхан аруха» — обобщающего кодекса еврейского законодательства, включил это положение в свой труд. В другой своей книге он объяснил логику этого закона: «Если, согласно Торе, это запрещено, а за нарушение даже полагается порка, то кто дал мудрецам право разрешить запрещенное Торой тем, кто близок к властям? Но дело в том, что ради спасения и пользы евреев можно разрешить запрещенное, ибо евреи, близкие к властям, могут встать в проломе и отменить жестокий указ» («Бейт Йосеф» к «Тур», Йоре деа, 178:2).

Иными словами, живя в нееврейском, нередко враждебном окружении, евреям жизненно необходимо иметь людей, знающих, как иметь дело с власть имущими, и благодаря этому способных защитить еврейскую общину (или даже отдельных евреев) и позаботиться о ее интересах. Поэтому если их деятельность невозможна без определенных послаблений, то значит, что они необходимы, — подобно тому, как закон разрешает и даже требует нарушать субботу или кашрут ради спасения жизни.

По большому счету, в этой логике нет ничего специфически еврейского. В схожей ситуации такой же политики придерживались многие другие меньшинства, например, русские староверы или турецкие христиане. Проживший много лет в Османской империи и хорошо знавший последних Константин Леонтьев писал о главах афонских монастырей: «Они… сидят в шелковых рясах на широкой софе турецкой, курят наргиле, едят мясо в скоромные дни, представляют обитель, ездят изредка в Афины, Стамбул, Одессу, Кишинев и т. д. …Именно своею светскостью, своим богатством, весом и связями эти люди иногда в высшей степени полезны остальному Афону. Не аскет, который не выходит из пещеры своей, будет отстаивать афонские права, а проэстос, в шелковой рясе, [footnote text=’К. Леонтьев. Панславизм на Афоне.’]курящий наргиле»[/footnote]. Поэтому неудивительно, что этот закон никем и никогда не был оспорен. Комментаторы внесли лишь необходимое уточнение: «для пользы дела» придворный еврей мог нарушить только те запреты, которые не упомянуты прямо [footnote text=’См.: Таз. Йоре деа, 178:5; Левуш. Йоре деа, 178:2.’]в Торе[/footnote]. Поэтому, например, есть свинину или курить в субботу ему, безусловно, запрещено, а вот одеться или подстричься так, чтобы понравиться вельможе, можно.

Главный раввин Англии Герман (Нафтали) Адлер. Около 1900

Поясним на конкретном примере. 9 августа 1902 года в Лондоне в Вестминстерском аббатстве состоялась коронация Эдуарда VII. В числе приглашенных на эту торжественную церемонию оказался и главный раввин Англии р. Герман (Нафтали) Адлер, возглавлявший еврейскую общину страны с 1891 года.

В Средние века английские евреи считали возможным заходить в церковь, порой хранили там свои ценности, [footnote text=’Вильям Ньюбургский. История Англии, Книга 4, 1, 7. См. также Joseph Shatzmiller. Cultural Exchange: Jews, Christians, and Art in the Medieval Marketplace (Jews, Christians, and Muslims from the Ancient to the Modern World). Princeton University Press, 2013, p. 42–43.’]документы и т. д.[/footnote] Это было обусловлено историческими условиями Средневековья. Однако к концу XIX века ситуация резко изменилась: практически все религиозные авторитеты единодушно заявляли, что еврей не может войти в действующую христианскую церковь. Кроме того, важно помнить, что Англия была правовым демократическим государством, в котором права евреев были твердо защищены законами, а король, по известному выражению, царствовал, но не правил. Поэтому, если бы раввин отклонил приглашение, это не имело бы никаких разрушительных немедленных последствий ни для него, ни для британского еврейства. Тем не менее р. Адлер решил, что его присутствие на коронации будет важно и полезно для интересов английских евреев.

Дополнительная проблема заключалась в том, что коронация Эдуарда VII была назначена на субботу. Поэтому р. Адлер остановился в чужом доме недалеко от Вестминстера, а утром специально для него был собран миньян, была проведена ранняя молитва, чтобы он успел помолиться и послушать чтение Торы. Затем за ним явился специальный полицейский эскорт, в сопровождении которого р. Адлер в полном облачении проследовал пешком в [footnote text=’Arthur Barnett. The Western Synagogue Through Two Centuries. Пан, 1999, p. 119–120.’]аббатство[/footnote].

Поступок р. Адлера стал прецедентным. На коронации Елизаветы II (1953) в Вестминстерском аббатстве присутствовала уже целая еврейская депутация во главе с главным раввином Великобритании Исраэлем Броди. Поскольку на момент написания этой статьи в Англии по‑прежнему царствует королева Елизавета II, принимать участие в коронации английским раввинам больше не доводилось. Однако с тех пор им неоднократно приходилось присутствовать на различных церковных церемониях с участием королевской семьи. Так, верховный раввин лорд Иммануэль Якубович присутствовал при богослужении в Вестминстерском аббатстве, посвященном 150‑летию больницы King’s College Hospital и действующей при ней Медицинской школы (в службе участвовали королева и герцог Эдинбургский); 12 марта 1991 года — на богослужении в честь [footnote text=’День Содружества наций— ежегодный праздник 53 стран‑участниц международного сообщества, ассоциации независимых государств, ранее входивших в Британскую империю, признающих британского монарха в качестве символа свободного единения.’]Дня Содружества наций[/footnote] (в числе участников — принц Уэльский, наследник престола). Преемник р. Якубовича, рабби Йонатан Сакс, в июне 2011 года присутствовал при венчании принца Уильяма и т. д.

Не только английские раввины позволяли себе присутствовать на официальных мероприятиях, проходивших в действующих церквях. В 2005 году скончался папа Иоанн‑Павел II, понтифик, установивший дипломатические отношения между Ватиканом и Израилем. На погребальной службе, проходившей в Риме, в соборе Святого Петра, присутствовали более ста глав государств и правительств, генсек ООН, множество светских и духовных лиц, а также официальная депутация Главного раввината Израиля во главе с одним из самых уважаемых городских раввинов. На похоронах Иоанна‑Павла II также присутствовал рабби Рикардо Ди Сеньи. Проститься с понтификом пришел и бывший раввин Вечного города Элио Тоафф, которого папа даже упомянул в своем [footnote text=’Text of Pope John Paul II’s Last Will.’]завещании[/footnote]. А в 2013 году рабби Ди Сеньи оказался в соборе при более радостных обстоятельствах — на мессе в честь интронизации нового понтифика — Франциска I.

В числе участников аналогичных мероприятий можно найти раввинов не только Старого, но и Нового Света. К примеру, 5 января 2009 года в Национальном соборе Епископальной церкви в Вашингтоне состоялось Национальное инаугурационное богослужение в честь новоизбранного президента Барака Обамы. В числе его участников был ортодоксальный раввин Хаскель Лукштейн, зачитавший отрывки из Писания.

Разумеется, всех упомянутых раввинов можно обвинить в сервилизме, тщеславии, незнании Алахи и прочих грехах. Однако логичнее предположить, что, принимая соответствующее решение, они руководствовались интересами еврейского народа, которому вряд ли пойдет на пользу, если кто‑нибудь из влиятельных людей, хоть и не подаст виду, «затаит в душе хамство».

Можно ли назвать такую ситуацию идеальной? Безусловно, нет, поскольку речь идет о вынужденной ситуации. В будущем, когда волк и ягненок будут пастись вместе, а лев, как вол, будет есть солому, ничего подобного, скорее всего, происходить не будет. Однако пока эти светлые времена не настали, в жизни будет место неидеальным решениям, и относиться к ним желательно спокойно и с той же практической мудростью, которую на протяжении веков демонстрировали мудрецы и раввины, установившие для подобных компромиссов разумные рамки закона.

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

История одного жуткого автографа

«Я присел на площадке, с которой открывался удивительный вид на Иерусалим, на холмы Иудеи. Славное это было место, – Жаботинский, вероятно, не раз бывал здесь при жизни... И вдруг я вспомнил, как когда-то, в Париже, Жаботинский подарил мне сборник своих рассказов и на нем сделал странный автограф...» 80 лет назад, 4 августа 1940 года, ушел из жизни Владимир Жаботинский. «Лехаим» публикует фрагменты воспоминаний о выдающемся еврейском писателе.

Еще раз о выкупе, назначенном за рабби Меира из Ротенбурга

И за многие грехи наши он умер в плену в 19 день месяца ияр 53 года шестого тысячелетия, когда дух щедрости проник в сердце благотворителя из святой общины Франкфурта, где проживал благотворитель Зюскинд Вимпфен, и он потратил огромную сумму и смог похоронить Маарама рядом с его предками в святом городе Вормсе. А благотворитель умер следом, и его похоронили рядом с Маарамом. Да удостоятся их души жизни в Ган Эдене с другими праведными мужами и женами, аминь.

Ваэтханан. «И я взмолился»

Земля, которая у нас под ногами, была сотворена Всевышним тысячи лет назад, и все это время по ней ступали разные творения, а она терпеливо ждала, когда же по ней пройдет еврей со словами Торы на устах. Если же еврей пройдет молча, то он, увы, ничем не лучше самой обыкновенной скотины.