3 ноября 2014
Поделиться

ЧИТАЛИ?
КТО ВЫ, РИЧАРД СИЛЬВЕРСТАЙН?
2014.9

В недавнем интервью журналу «Лехаим» известный блогер Ричард Сильверстайн упомянул анонимный источник, который снабжает его конфиденциальной ли, скандальной ли, но всегда антиизраильской информацией. Одним из этих «анонимных источников» был Шамай Лейбович, внук философа Йешаяу Лейбовича (известного, среди прочего, запущенным в адрес солдат Армии обороны Израиля термином — «иудонацисты»).

Лейбович‑младший снискал известность после того, как стал адвокатом палестинского террориста Марвана Баргути и сравнил подзащитного с… Моисеем. Руководствовался он при этом следующей логикой: в борьбе за освобождение евреев от египетского рабства Моисею пришлось убить египтянина, который избивал раба‑еврея. Баргути же, утверждал на голубом глазу Лейбович, с аналогичными целями возглавил группировку «Танзим», теракты которой унесли жизни десятков израильтян.

Через несколько лет Шамай Лейбович переехал в США и стал переводчиком Федерального бюро расследований. ФБР, попросту говоря, шпионило за израильскими дипломатами, перехватывало их телефонные разговоры на иврите, и нуждалось в квалифицированном толмаче. В 2009 году Лейбович слил Сильверстайну секретные документы о планах Израиля атаковать Иран и серьезно за это поплатился. ФБР вычислило «выходца из уважаемой ортодоксальной семьи», как именует экс‑адвоката сам Сильверстайн, и отправило его отбывать 20‑месячный срок заключения. Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты.

Когда Ричард Сильверстайн заявляет, что ему важно собственное еврейство и что из‑за этого он  одержим Израилем, слова эти следует рассматривать в свете биографии самого седовласого блогера.

Образование Сильверстайн получил в заведении Jewish Theological Seminary, принадлежащем к консервативной ветви иуда­изма, в юности посещал консервативную синагогу. Для того чтобы оценить проблематику этой религиозной деноминации, обратимся к популярному американскому анекдоту.

Новый раввин готовит речь. Президент консервативной синагоги интересуется темой будущего выступления. «…Шабат?.. Рабби, это важная тема, но большинство членов нашей общины — бизнесмены, занятые люди, по субботам они хотят расслабиться, а потому ездят играть в гольф». Раввин готов посвятить выступление кашруту, но президент неумолим: «Рабби, это важная тема, но большинство членов нашей общины любят побаловать себя деликатесами». Та же участь ожидает предложение поговорить о еврейской семье — члены общины в массе своей женаты на нееврейках. «О чем же мне говорить?!» — удивляется раввин. «Об иудаизме», — чеканит президент синагоги.

Выхолощенный консервативный иудаизм вкупе с концепцией «Тикун олам» («Исправление мира») — страшная сила. Сильверстайн не случайно избрал для своего блога это название. Под «тикун олам» в неортодоксальных течениях подразумевается все, что угодно, от борьбы за права сексуальных меньшинств до пропаганды веганства. Все, кроме интересов самих евреев. Поэтому, когда Ричард Сильверстайн бичует Израиль, он заботится не о еврейском государстве, а о его врагах. Этим и объясняется специфическая терминология блогера. Подпольная организация «Лехи», действовавшая в подмандатной Палестине, называется им «бандой Штерна». Командир бригады «Гивати» Офер Винтер, который обратился к солдатам со словами молитвы «Слушай, Израиль», именуется жителем мирного Сиэтла не иначе как «типичный представитель израильских военных преступников». Ну и так далее.

В доинтернетовскую эпоху сильверстайнов звали Пабло Кристиани, Никола Донини и Яков Брафман. Они рьяно выискивали расизм в Талмуде, разоблачали античеловеческую сущность иудаизма и требовали от просвещенного общества покарать ветхозаветных варваров. Короче говоря, делали ровно то же, что делает любой рес­пектабельный антиизраильский блогер.

Мы пережили их — переживем и Сильверстайна.

Шауль Резник

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

Цена воспоминаний

Физически они здесь, в Израиле, в мире изобилия, где вещи не имеют такого значения, где принято часто их менять, где у людей обычно не развивается привязанности к вещам. Но душой Динерштейны остались там, в «алтэ хейм» (старом доме), где все было трудно достать, где для всего нужен был блат... Теперь соединение этих двух миров выглядело и нелепо, и трагично, и комично

Histoire de Serge <Серж> Gainsbourg <Генсбур>

Генсбур — чужой среди своих, он наблюдает за происходящим со стороны, пребывает в вечном добровольном изгнании, сплетает интеллектуальные аллюзии с низменной дрожью восторга, обманывает шаблоны язвительным остроумием. Его громкие скандалы затмевали его талант, соединяя незамутненную чувствительность поэта-символиста с тревожными ноктюрнами романтического пианиста-виртуоза. Как сказал Франсуа Миттеран на похоронах Генсбура, он был «нашим Бодлером, нашим Аполлинером»

Пятый пункт: евреи за Трампа, сенатор-иноагент, супергерои струсили, Wiz, Пятикнижие Камянова

Кого поддержат американские евреи на выборах президента? Как израильская актриса стала российской разведчицей? И зачем Goоgle покупает израильскую кампанию за 23 млрд долларов? Глава департамента общественных связей ФЕОР и главный редактор журнала «Лехаим» Борух Горин представляет обзор событий недели.