Хроника

Новое и не слишком

Михаил Эдельштейн 8 декабря 2016
Поделиться

Первые дни зимы выдались урожайными на литературные события: 18‑я книжная ярмарка «non/fiction» в Центральном доме художника на Крымском Валу, «Русский Букер» и сразу вслед за ним главная отечественная премия «Большая книга»…

Ярмарка «non/fiction», пережив несколько лет назад подобие кризиса идей и формата, от сезона к сезону становится только лучше. В этом году официальным гостем ярмарки была Великобритания. Понятно, что на фоне Джулиана Барнса, Джонатана Коу и Себастьяна Фолкса все прочие разноплеменные и разноязыкие участники обречены были выступать актерами второго плана.

Впрочем, и в таких условиях еврейские издатели не затерялись. Приятно отметить «возвращение» пионера еврейского книгоиздания в новой России издательства «Мосты культуры / Гешарим», не столь заметного в последние годы. «Мосты культуры», поделившие стенд с израильским посольством, представили ряд новинок, среди которых книга Марка Уральского о журналисте Илье Троцком — корреспонденте Ивана Бунина и других литераторов первой волны эмиграции, а также мемуары «Поколение пустыни» Фриды Каплан, жены известного еврейского поэта Лейба Яффе. Активность «Мостов культуры» не ограничилась продажей старых и новых книг. В первый день ярмарки прошла презентация серии «Вид с горы Скопус», в которой выходят труды преподавателей и сотрудников Еврейского университета в Иерусалиме (последняя на сегодня книга серии — великолепная монография Павла Мачейко о Яакове Франке и франкизме). Другая презентация была посвящена проекту по изданию книг норвежского политика еврейского происхождения, бывшего председателя Консервативной партии и президента стортинга Джо Бенкова, каждая из которых выходит одновременно на русском и на иврите. Аншлаг собрали встречи с израильским писателем Идо Нетаньяху (в «Мостах культуры» выходили его роман «Итамар К.» и книга «Последний бой Йони» — о легендарной операции «Энтеббе», которой командовал брат автора) и историком русской литературы XX века Романом Тименчиком.

Как обычно на книжных форумах последних лет, большой интерес читателей вызвали новинки издательства «Книжники». Главный редактор издательства Борух Горин отметил начало в России новой волны «зингеромании» — все издания Башевиса Зингера, в том числе его книги для детей, разлетались мгновенно. Сюрпризом для издателей стал успех только что переизданного романа Филипа Рота «Американская пастораль». Дело в том, что «Книжники» затеяли выпуск собрания сочинений Рота, но очередность томов задает правообладатель. Поэтому начать пришлось с «Американской пасторали», уже выходившей по‑русски. И неожиданно оказалось, что роман чрезвычайно востребован.

В дни ярмарки вручили премию «Русский Букер». Лучшим романом года на русском языке жюри назвало «Крепость» Петра Алешковского. Это решение вызвало подобие скандала — одни критики сочли, что стиль Алешковского напоминает усредненный советский роман многодесятилетней давности пополам с «прохановским барокко», другие заступились за прозаика‑лауреата.

Тройка победителей «Большой книги» вышла менее скандальной, но и более предсказуемой. Роман Алешковского, и здесь входивший в шорт‑лист, повторно олауреачен не был. Первую премию получил Леонид Юзефович с документальным романом о якутском восстании 1922 года «Зимняя дорога» (см. интервью с прозаиком: «Леонид Юзефович: “В точности есть своя поэзия”»). На втором месте — Евгений Водолазкин с романом «Авиатор», на третьем — полудокументальная «Лестница Якова» Людмилы Улицкой (см. рецензию на роман Александра Чанцева). Обозреватели не преминули отметить, что все три лауреата ранее уже получали «Большую книгу»: «других писателей у нас для вас нет», — как бы сообщают читателю члены премиального жюри. Будем надеяться, что следующий премиальный цикл все же вынесет на поверхность какие‑то новые имена.

Поделиться

Анна Франк и другие

Познакомившись с книгой Франсин Проуз, мы понимаем: то, что мы считали пройденным материалом, в действительности сложнее, чем казалось; то, что мы, по выражению Синтии Озик в эссе «Кому принадлежит Анна Франк?», принимали за знание, «варясь в соку собственной наивности», оказывается набором мнений и убеждений, часто навязанных нам.

От Раши до Блюмкина

На ярмарке немало говорили о кризисе книгоиздания в России: тиражи падают, количество наименований сокращается, ассортимент все беднее. В ярмарочной программе год от года все меньше книжных мероприятий и все больше мастер‑классов по макраме и плетению из бересты. И все же хорошие книги купить еще можно, и с ММКВЯ, как и обещал герой Стругацких, никто не уйдет обиженным.

Свеча в памяти

«Моему папе звание ”деклассированный” полагалось за то, что из‑под жилетки у него были видны цицес, и, главным образом, за то, что у него была бакалейная лавочка, из которой доносились запахи селедки вперемежку с керосином. Находилась она в подвале, таком холодном, что иногда даже летом возле прилавка приходилось ставить чугунок с раскаленными углями».