Трансляция

Reuters: Хорватские лидеры осторожничают перед лицом ревизионизма Второй мировой войны

13 февраля 2017
Поделиться

Международная выставка, посвященная Анне Франк, побывала уже более чем в двадцати школах в разных городах Хорватии, пока в прибрежном городе Шибенике не произошел неприятный инцидент, свидетельствующий о попытках нации пересмотреть свое темное военное прошлое.

На выставке, посвященной Анне Франк, в Музее победы в Шибенике, Хорватия. 3 февраля 2017

До инцидента в Шибенике выставка о девочке, писавшей дневник в годы Холокоста и погибшей в 15 лет в немецком концлагере, была хорошо принята в школах Хорватии — страны, где во время войны пришло к власти марионеточное нацистское правительство. Поэтому куратор выставки Майя Ненадович была «ошарашена» поступком директора Технической школы в Шибенике, который распорядился убрать из экспозиции шесть стендов, посвященных хорватскому фашистскому прошлому — эпохе усташей. «Ему, собственно, не понравилось, что усташи изображались в дурном свете, — сказала Ненадович. — У меня просто не было слов!»

Историки утверждают, что усташи систематически преследовали и убивали евреев, сербов и цыган. Но директор шибеникской школы возмутился тем, что шесть стендов не были связаны с биографией Анны Франк и не упоминали убийств хорватов антифашистскими партизанами в годы войны. Тогда организаторы выставки демонтировали все стенды и перевезли экспозицию в другую школу в городе Нашице на востоке Хорватии.

Реакция хорватского консервативного правительства была сдержанной. Инцидент был замят, в чем критики правительства видят свидетельство растущей толерантности в Хорватии, самом молодом члене Евросоюза, к попыткам переписать историю военных лет.

Об опасности ревизионизма заговорили после прихода к власти в 2015 году Хорватского демократического союза (ХДС), который привел Хорватию к независимости от Югославии в ходе войны 1991–1995 годов. Сейчас ХДС победил на выборах с обещаниями возрождать слабую экономику и продвигать консервативные ценности — семейные и религиозные. Оппоненты ХДС считают, что эта победа не будет способствовать стабильности на Балканах и развитию региона и что она симптоматична для возрождения национализма по всей Европе.

«ХДС проводят двойственную политику», — сказал в интервью сербской газете «Политика» Иво Йосипович, социал‑демократический президент Хорватии в 2010–2015 годах. «Когда они выступают в Израиле или в европейских организациях, они главные антифашисты. А дома они смотрят сквозь пальцы на “усташифилию”, которая проявляется все чаще и чаще».

Многие историки говорят, что Хорватия так никогда полностью и не осудила преступления фашистского движения усташей, совершенные в 1941–1945 годах.

Многие хорваты в те же годы воевали на стороне коммунистов, возглавляемых Иосипом Броз Тито, которые в итоге победили и включили Хорватию в состав Социалистической федеративной республики Югославия, объединившей сербов, хорватов и мусульман под девизом «Братство и единство».

Пятьдесят лет спустя католическая по преимуществу Хорватия вышла из состава югославской федерации, где доминировали сербы, в ходе войны с православными хорватскими сербами, восставшими при поддержки Белграда. Как раз тогда хорватские националисты начали выставлять усташей в более благоприятном свете, называя их патриотами и предвестниками современного хорватского государства. Этот ревизионистский подход продолжился и после того, как война закончилась.

Призраки военного прошлого

Сербия тоже не чужда идеи переписать историю. В мае 2015 года белградский суд реабилитировал Драголюба Михайловича, сербского военного (полковника, военного министра югославского королевского правительства в изгнании, организатора первого югославского движения сопротивления нацистской оккупации — четников. — Примеч. перев.), почти 70 лет назад расстрелянного коммунистами по обвинению в сотрудничестве со странами Оси.

Сербские вооруженные группировки, воевавшие за Великую Сербию во время кровавого распада Югославии, вернули к жизни призрак ультранационалистов‑четников. Один из адвокатов, выступавших за реабилитацию Михайловича, был в то время помощником Томислава Николича, нынешнего националистически ориентированного президента Сербии.

В Хорватии же инцидент с выставкой, посвященной Анне Франк, не был единственным в своем роде. Ему предшествовал декабрьский скандал по поводу мемориальной доски, установленной в Ясеноваце, неподалеку от места, где находился концлагерь усташей, а сейчас расположен мемориальный центр, где зафиксированы имена более 83 тыс. жертв усташей — сербов, евреев, цыган и хорватов‑антифашистов. Мемориальная доска была установлена группой ветеранов войны 1991–1995 годов в память об 11 своих павших товарищах, и на ней начертан девиз «Za Dom — Spremni» («За Родину — готовы») — девиз усташей, который затем был подхвачен хорватскими националистами 1990‑х, боровшимися за новую независимую Хорватию. Этот лозунг и сейчас можно услышать на трибунах хорватских стадионов.

Отвечая на жалобы по поводу установления мемориальной доски, премьер‑министр Андрей Пленкович назвал это «деликатным» вопросом и пообещал сформировать комиссию, которая бы решила, как государство должно регулировать использование символов и лозунгов тоталитарных режимов — будь то фашистских или коммунистических.

«Я хотел бы решительно отвергнуть все инсинуации касательно так называемой рефашизации хорватского народа. Ничего подобного не происходит, — заявил Пленкович. — Речь идет лишь об отдельных инцидентах, за которыми нет никакой общей тенденции».

Однако маленькая еврейская община страны была возмущена бездействием правительства и бойкотировала государственную церемонию в честь Международного дня памяти жертв Холокоста 27 января.

За два дня до того в столице Хорватии Загребе прошла дискуссия под названием «Ясеновац — миф», участники которой обсуждали число погибших в Ясеноваце и вопрос о том, действительно ли это был концентрационный лагерь.

На протяжении десятилетий сербы и хорваты спорят о том, сколько людей на самом деле было убито в Ясеноваце.

«Мы не фальсифицируем историю»

Аналитики считают, что сдержанная позиция ХДС свидетельствует об их опасениях потерять поддержку активной части своего электората.

Жарко Пуховский, профессор политической философии в Загребе, сказал, что для изменения атмосферы в Хорватии необходимо было недвусмысленно осудить преступления, совершенные коммунистами, и публично признать, что усташи также «не сделали ничего хорошего».

«Когда все это станет частью общественного сознания, когда левые тоже поймут необходимость признать преступления коммунистов, совершенные после Второй мировой войны, только тогда будет готова почва для рационального обсуждения этих проблем. Боюсь, мы пока очень далеки от этого», — сказал Пуховский. Кроме того, он назвал «трагикомичным» тот факт, что премьер‑министр увильнул от обсуждения ситуации с мемориальной доской, назвав ее «деликатной».

«Эта ситуация какая угодно, но не деликатная. У нас нет политических деятелей, способных радикально реагировать на радикальные инциденты».

Директор шибеникской школы Иосип Беламарич распорядился убрать выставочные стенды, рассказывающие о режиме усташей, о Ясеноваце и трагической судьбе еврейских детей в Хорватии в годы войны, в частности о судьбе Леи Дойч, прославленной юной актрисы из Загреба, которая погибла в 16 лет — в вагоне для скота, в котором евреев везли в Освенцим.

Подобная информация не связана с выставкой об Анне Франк и Холокосте, заявил Беламарич местному новостному порталу Sibenski List. На вопросы Reuters Беламарич отвечать отказался: «Мне больше нечего добавить, я ведь никого не выгонял из школы».

Пресс‑секретарь хорватского правительства сказала, что Пленкович уже выступал на тему предполагаемого ревизионизма и что «в настоящий момент к этому нечего добавить».

Выставка, подготовленная Музеем Анны Франк в Амстердаме, объездила уже более сорока стран по всему миру. В каждой стране в экспозицию добавлялись новые стенды, посвященные истории Холокоста в этой стране или случаям нарушения прав человека в более недавнем прошлом.

Тот факт, что до Шибеника выставка побывала в 23 хорватских школах без всяких происшествий, свидетельствует о готовности преподавателей и учащихся критически отнестись к режиму усташей, который в хорватских учебниках освещается недостаточно.

Шесть стендов, о которых шла речь, были впоследствии выставлены в недавно открывшемся антифашистском музее Шибеника, а некоторые другие экспонаты выставки были изображены на городских билбордах; эту акцию профинансировала газета Nacional в знак протеста против поступка директора школы.

Центр Симона Визенталя, занимающийся защитой прав человека и исследованием Холокоста, потребовал от властей увольнения Беламарича. Представители центра заявили, что в противном случае будет понятно, что «ностальгия по эпохе усташей вполне легитимна в школьной системе современной Хорватии».

В ответ хорватский министр образования Паво Барисич посоветовал обеим сторонам прийти к консенсусу и сохранить «суть» выставки.

«Мы уверены, что учащимся будет полезно ознакомиться с экспозицией, из которой следует изъять все конфликтные сегменты», — заявил он государственному новостному агентству HINA.

Куратор выставки хорватка Ненадович сказала, что она «пришла в ужас» от заявления министра.

«В наших стендах нет совершенно ничего спорного. Мы не фальсифицируем историю и не отрицаем ее».

Оригинал публикации: Croatian leaders tread softly in face of World War Two revisionism

Поделиться