Борух Горин

Мы — просветители

6 февраля, 20:10

Rusbase спросил у предпринимателей, которые ведут «еврейский» бизнес в Москве, чувствуют ли они себя особенными, на каких клиентов ориентируются и сложно ли заставить людей идти на эксперименты.

Борух Горин, основатель и главный редактор издательства «Книжники»:

Наша философия – делать что-то, что меняет людей. Мы — просветители. Это термин, конечно, не из бизнес-словаря, но для нас конечный продукт — изменение состояния умов. А в процессе это должно быть коммерчески оправдано.

Сейчас мы издаем около 10 книг в месяц, но издательский план у нас 115-120 книг в год.

В этом году мы отмечаем 25-летие журнала «Лехаим». И на самом деле для нас очень сложно отделить, когда закончился «Лехаим» и началась история издательства «Книжники». Думаю, 2007 год, когда мы стали назваться издательским домом «Книжники», можно считать некой чертой. Тогда же мы стали выпускать намного больше книг.

Как появилась эта идея для бизнеса? Пожалуй, удачное стечение обстоятельств, причем очень разных.

Во-первых, для того, чтобы начать издавать те книги, которые мы начали издавать в 2007 году, нужно было, чтобы появилось достаточно людей, которые эти книги могут готовить. Во-вторых, достаточно читателей: мы издаем книги «для продвинутого пользователя».

Также в 2007 году американский фонд «Авихай», который с теми же идеями, как у нас, подходил к вопросу издания книг, предложил работать вместе — по сути, нам предложили быть изготовителями книг по программе фонда. Эта программа чудесным образом накладывалась и на наши планы.

В «ноль» мы вышли около года назад. Но об этом сложно судить. Оборотные средства — это не совсем коммерческие средства, а возвратные деньги с продажи книг, которые изначально издавались на спонсорские деньги, при условии, что возврат денег с них идет на издание новых книг. Такая схема делает издательство плодотворным, но нельзя назвать его коммерческим.

В издательском деле трудно с определением прибыли: почти вся академическая структура существует не на коммерческих условиях.

Например, в США существуют издательства академической литературы — они не коммерческие, но при этом прибыльные. Это значит, что создаются какие-то трасты, фонды, работающие в этом направлении. Гарвардский университет, скажем, инвестирует в разные проекты, и в его уставе прописано, какая часть прибыли идет на книги.

В России все не так, потому что фондов поддержки издательского дела как таковых нет. Как правило, у издательств есть прибыльные позиции, которые покрывают нужные, но не приносящие прибыль — академические — издания.

Большинство наших сотрудников я не знаю лично

Когда мы только начинали, все сотрудники сидели в одном офисе. Сейчас издательские коллективы работают у себя дома, и постепенно грань между аутсорсингом и штатной работой стирается. Большинство изготовителей нашей литературы, которые трудятся в Израиле, США, Петербурге или в Одессе, я никогда в жизни не видел, хотя они работают в штате очень давно.

Это сотни людей. Например, над Талмудом у нас работает около 40 человек, но я знаю только одного из них.

Наш обычный клиент — начитанный молодой человек или среднего возраста интеллектуал

Я считаю нашим главным достижением налаженную систему маркетинга и продаж. Полки наших книг есть в 92 городах России.

Мы вошли в общую книготорговую сеть и потеряли возможность определять, кто нас больше читает. Можем только говорить, что около 70% наших книг продается через общие торговые сети, а 30% идет через еврейские магазины и центры. Только в этих 30% мы можем быть уверены — что это более или менее еврейская публика.

Наш обычный клиент — это либо начитанный молодой человек, либо среднего возраста интеллектуал, все еще читающий бумажные книги. Это человек, которому не приходится постоянно думать о хлебе насущном — у него есть время подумать и о слове. Таких покупателей я вижу на книжных ярмарках.

Мы ошибались, думая, что религиозная книга пользуется успехом только у религиозных людей. Ничего подобного. Нашими бестселлерами стали самые мудреные религиозные книги, продающиеся через общие торговые сети.

Последние три года, с 2014 по 2016, что для нас удивительно, самой продаваемой книгой была «Анна Франк. Убежище. Дневник в письмах». В 2012-2013 годах (тогда мы еще не издавали дневник Анны Франк) лидировала Тора и сборник «Еврейское остроумие». Сейчас Тора на втором месте, но по общим продажам за все годы она лидирует.

Закрытый «джентльменский клуб» издателей

Кроме издательского дела, у нас существуют и параллельные проекты, которые мы хотим развивать. Например, хотим создать некий закрытый литературный клуб по примеру джентльменских клубов. Мы планируем, что он станет не просто местом для досуга, а собранием людей, которые планируют издательскую деятельность, определяют тренды и занимаются литературной критикой. Этот проект должен вывести книгоиздание на новую ступень.

RUSBASE

Поделиться
Отправить

Выбор редакции