Борух Горин

Несколько слов о любви

7 августа, 12:51

Мы любим тех, кто любит нас. Это любовь? Вспомним, что заповедь любви к ближнему не предусматривает никаких условий. И похоже, проверяется она на примере как раз того ближнего, который не дает поводов для любви.

Бобби Фишер. Возможно, самый великий шахматист в истории. Он, будучи евреем, маниакально евреев ненавидел. «Маниакально» в медицинском смысле слова.

Это не мешало ему довольно близко общаться с некоторыми евреями. Одним из них был Самуэль Решевский, которого Бобби внес в список «десяти величайших шахматистов ХХ века».

Самуэль был религиозным евреем. Он вырос в Краун‑Хайтс и с детства поддерживал связь с Любавичскими Ребе — шестым, а затем седьмым.

1984 год. Фишер уже известен своей животной юдофобией не меньше, чем своим гением шахматиста. Отрицание Холокоста, углубленное изучение «Протоколов сионских мудрецов». Решевский получает очередное письмо от Ребе. На этот раз — о Бобби Фишере.

«Следующие строки могут удивить Вас, но я считаю своим долгом обратить Ваше внимание вот на что. Вы, несомненно, знаете историю Бобби Фишера, о котором ничего не слышно уже долгое время.

К сожалению, похоже, он не получил подобающего еврейского образования, что, скорее всего, и является причиной его отчуждения от еврейского образа жизни и от еврейского народа. Но он еврей, и ему обязательно нужно помочь. Я пишу Вам об этом, поскольку Вы, думаю, знаете о нем больше других и сможете найти пути возвращения его к еврейству, будь то Вашими личными усилиями или по‑другому».

Решевский поехал к Фишеру. Сумасшедший затворник согласился с ним встретиться. Разговор не получился, и больше они не встречались.

Но они попытались. Ребе и Решевский.

Поделиться
Отправить

Выбор редакции