трансляция

Associated Press: «Это американская мечта»

Дженнифер Пелц 8 марта 2017
Поделиться

В каком‑то смысле в прошлом Рахель Фрайер нет ничего удивительного для судьи гражданского суда. Она юрист по вопросам недвижимости, на добровольных началах работает в суде по семейным делам и занимается общественной деятельностью в своей общине, в частности оказывает медицинскую помощь.

И все же то, что Рахель Фрайер приступает к исполнению обязанностей судьи, явление совершенно небывалое. Утверждается, что она первая в Соединенных Штатах женщина из ультраортодоксальной хасидской общины, избранная на должность судьи.

Верная дочь своего мира с его строгими правилами в отношении гендерных ролей и женской скромности, новая судья бруклинского гражданского суда пошла в колледж, будучи уже замужней тридцатилетней женщиной, матерью троих детей, и еще трое у нее появились за время учебы. Будучи первопроходцем, который при этом не отказывается от своей традиции, Фрайер должна была объяснить свой выбор как единоверцам, так и людям из внешнего мира.

«Моя приверженность общему благу и моя приверженность моей религии и моей общине — между ними нет противоречия», — говорит она.

На церемонии приведения к присяге она поклялась соблюдать конституцию и в то же время пообещала познакомить своих новых коллег с хасидской жизнью.

«Это мечта, — сказала она собравшимся. — Это американская мечта».

Нет официальной статистики вероисповеданий американских судей, но эксперты не знают ни одного случая до Фрайер, когда бы хасидская женщина выиграла судебную должность. Даже в Израиле хасидки или другие ультраортодоксальные женщины крайне редко получают выборные должности.

Фрайер, новичок в политике, племянница бывшего судьи, победила на трехступенчатых демократических и общих выборах в том округе Бруклина, который включает сугубо хасидский район Боро‑Парк.

«Победа Фрайер на выборах — это шаг вперед для всей ультраортодоксальной общины, показывающий, что она готова признать за женщинами право на политическую карьеру», — сказал Йоси Гестетнер, давний политический активист в хасидской общине и консультант по связям с общественностью, который участвовал в организации выборной кампании Фрайер.

Хасиды и другие ультраортодоксальные общины составляют всего лишь 6% еврейского населения Америки, которое, согласно данным Исследовательского центра Пью за 2013 год, насчитывает 5,3 млн взрослых евреев.


Церемония приведения к присяге Рахель Фрайер

Хасидизм, возникший в Восточной Европе в XVIII веке, совмещает строгую приверженность еврейскому закону и эмоциональные мистические практики. Последователи хасидизма зачастую говорят на идише, носят традиционную одежду, мужчины также носят бороды и пейсы, а замужние женщины — парики, в любых публичных местах — от автобусов до школьных классов — женщины находятся отдельно от мужчин.

«Сама идея того, что ультраортодоксальная женщина может быть судьей, очень значительна», — говорит Сэмьюел Хейлман, профессор социологии в Городском университете Нью‑Йорка, изучающий ортодоксальный иудаизм. Согласно самому строгому толкованию еврейского закона, женщины не могут быть не только судьями, но даже свидетелями в раввинском суде, куда обращаются с различными исками члены ортодоксальных общин. (Фрайер отметила, что ее должность никак не связана с раввинскими судами.)

Рахель Фрайер (51 год), которую в общине зовут Рухи, после школы работала секретарем юриста. В то время среди хасидских девушек было совсем не принято идти в колледж; с тех пор это стало более распространено. Когда ее муж Давид получил степень, она решила тоже пойти учиться дальше. Окончив специальные, рассчитанные на ортодоксальных евреев курсы для женщин в частном Туро‑колледже, она поступила в Бруклинскую школу права и окончила ее в 2005 году.

Другие хасиды спрашивали, зачем она это делает, и она объясняла: «Я сохраняла полную преданность нашей вере и традиции, а этим я хотела заниматься дополнительно. Я совсем не хочу, чтобы меня когда‑нибудь сочли предателем своей общины, наоборот, я хотела работать в ней и для нее».

Такая работа временами требовала нестандартных решений.

К примеру, просьба о помощи, поступившая от мальчиков, у которых возникли проблемы в их ортодоксальных еврейских школах, побудила Фрайер найти программу, которая позволяла юношам получить диплом, эквивалентный аттестату об окончании школы.

Затем Фрайер вызвалась представлять ортодоксальных евреек, которые хотели работать в волонтерской скорой помощи, где работали исключительно мужчины, с тем чтобы оказывать помощь женщинам во время родов или в экстренных гинекологических состояниях. После того как руководство волонтерской службы отвергло эту идею, которую популярный ортодоксальный еврейский блог успел прозвать «новой радикальной феминистской повесткой», Фрайер помогла женщинам открыть свою волонтерскую службу неотложной медицинской помощи и сама в этом участвует по сей день.

Она надеется, что ее победа на судейских выборах поддерживает других женщин, говорит им: не сдавайтесь. И не отказывайтесь от своих принципов.

Оригинал публикации: Trailblazing Hasidic woman judge: ‘It’s the American dream’

Поделиться
  • Всеволод Новопашин

    Судья – член ультраотодоксальной секты – это не новость, но принадлежность к масонским организациям, к сектам, обычно не доводилось до общественности. О современных направлениях сионизма – http://www.proza.ru/2016/04/04/96

Адвокат Александр Гамбарян: «Я — за равноправие мужчин и женщин, включая дела о сексуальном насилии»

Тон задают феминистские организации. Не те, которые действительно защищают женщин и выступают за равноправие, а те, которые за то, чтобы мужчинам было плохо. Я был на телепередаче, оппоненты‑феминистки меня бойкотировали, прислав обращение: «Одна мысль о том, что женщина может возводить напраслину и лгать, — это мысль неправильная и преступная по своей сути».

Женский день — a не Восьмое марта

Йеудит, молодая, красивая и богатая вдова, тайком выходит из осажденной ассирийцами Бетулии, очаровывает вражеского полководца Олоферна настолько, что он приглашает ее разделить с ним ужин. Женщина поит своего сотрапезника вином и обезглавливает. Казалось бы, при чем тут молочное?