Актуалии

Поющий переводчик

21 марта 2017
Поделиться

Должен ли переводчик уметь петь? Странный вопрос. Я вот не умею, однако же перевожу — и читатели не жалуются. Так что до последнего времени я не только не знал на него ответа, но и сам вопрос не приходил мне в голову.

Но теперь он стоит передо мной как никогда остро. А все из‑за кандидата филологических наук, лингвиста, филолога, полиглота, переводчика Валентины Федченко.

Уже достаточно известный переводчик с идиша, она принимала участие в нескольких проектах издательства «Книжники», в том числе перевела два романа Иосифа Опатошу, «1863» и «Последний в семье», и роман Исаака Башевиса Зингера «Враги». И наконец, совсем недавно — самый знаменитый роман Башевиса «Шоша».

 

С «Врагов» Федченко вместе с «Книжниками» начала благое дело — возвращение читателям подлинного Башевиса. Роман «Враги» уже когда‑то был переведен на русский с английского — и, надо отметить, безобразно переведен, что совершенно не помешало его популярности у читателей. Вообще популярность Башевиса в России — загадочное явление. Известно, что сам нобелевский лауреат английских текстов не писал, в лучшем случае контролировал переводчиков; известно, что перевод с перевода — занятие настолько малопочтенное, что за него обычно берутся либо халтурщики, либо графоманы, а вот, поди же ты, его переводы с английского до сих пор расходятся как горячие пирожки.

Между тем дело не только в качестве перевода, дело в том, что еврейский оригинал и английская версия — это во многом два разных произведения, связанных не более чем сходной сюжетной канвой. Так, благодаря Валентине Федченко и «Книжникам» стало понятно, что в «еврейских» «Врагах» (не говоря обо всем прочем) на одного персонажа и на одну сюжетную линию больше. А финал и смысл романа — совсем иные. Между прочим, даже читающим на идише узнать, как там всё было на самом деле, нелегко. «Враги» не выходили в книжной форме на идише: издательству пришлось раздобывать копии газетных полос старого «Форвертса», а переводчику — с ними работать.

 

Следующим логичным шагом стал перевод с оригинала (и снова с газетных полос) «Шоши», первого из переведенных когда‑то на русский язык романов Башевиса. «Шоша» давно стала и в России, и в мире своего рода брендом, «главным» романом Башевиса. Теперь у нас есть шанс узнать, как же там всё было «на самом деле».

Эта захватывающая коллизия — столкновение известной английской и неизвестной еврейской версий — подтолкнула переводчика поделиться своими соображениями на этот счет с широкой аудиторией. Валентина Федченко — опытный, красноречивый лектор (с филологами это бывает), и, кроме того, как уже было сказано, она поет, и поет замечательно.

В 2000‑х годах, когда Еврейский общинный центр в Петербурге проводил гремевшие на всю Россию и полмира в придачу клезфесты, вокальный коллектив этого Общинного центра (и будущий переводчик вместе с ним) был их живейшим участником. Отсюда у Федченко глубокое знание еврейского мелоса, а прекрасный голос — от Б‑га.

И вот состоялась лекция‑концерт «Экспедиции души» — так, несколько витиевато, называется «Шоша» на идише. Вместе с Валентиной выступили прекрасная пианистка Алена Аренкова (многие помнят ее по совместным концертам с Псоем Короленко) и скрипачка Маша Грибкова. Еще одна вокалистка — это замечательная певица Мария Цейтлина. Их общий учитель, многолетний руководитель музыкальных программ Общинного центра в Петербурге, композитор Евгений Хаздан стал музыкальным руководителем этого проекта. Он аранжировал некоторые известные народные песни и, самое главное, написал музыку для выразительной в своем гротескном трагизме сцены в парикмахерской, где польский парикмахер‑антисемит объясняет своему клиенту‑еврею, как бы он всех этих «жидов» — ух!.. Резкая, злая, сложная, во вкусе Альбана Берга музыка, на которую положен текст романа, производит неизгладимое впечатление. Кажется, это начало нового большого музыкального проекта, может быть целой оперы. Как бы то ни было, Мария Цейтлина прекрасно спела и сыграла эту сложную партию.

За фортепиано Алена Аренкова, в глубине со скрипкой Мария Грибкова, переводчик и певица Валентина Федченко, певица Мария Бомаш (Цейтлина)

У сценических, музыкальных и драматических фрагментов был даже режиссер — София Дымшиц, теперь студентка театроведения, а когда‑то, еще младшей школьницей, ученица воскресной школы при Еврейском общинном центре. В общем три поколения, связанные многими годами совместной учебы, работы и веселья на улице Рубинштейна, дружно потрудились над тем, чтобы «Экспедиции души» прошли под непрекращающиеся громкие аплодисменты. После выступления в родных стенах на Рубинштейна программу показали еще два раза — в ЕСОДе и Европейском университете.

Главное забыл: в промежутках между музыкально‑драматическими паузами Валентина Федченко возвращалась к своей переводческо‑академической ипостаси и рассказывала о творчестве Башевиса, о романе, проводила компаративный анализ двух версий романа. У меня нет сомнений в том, что лучший филолог — это переводчик, потому что никто медленнее и внимательнее переводчика не читает переводимый текст. И Валентина Федченко с блеском это доказала.

Но, кроме того, она еще и поет…

Во время лекции-концерта «Эспедиции души»
Поделиться

Проба пера

Вот старый австрийский Краков, вот хедер в местечке, вот варшавская больница для проституток, вот — и это тема нескольких рассказов — революция и Гражданская война в России. Как известно, И.‑И. Зингер приехал в 1918 году в тогдашнюю мекку еврейского модернизма, в Киев, и провел во взбаламученной России три года, прежде чем смог снова вернуться в Варшаву.

Пена давно минувших дней

«Пена» — не самый известный роман Башевиса, он не «удостоился» прижизненного перевода на английский. Уж слишком этот роман далек от проблем американского читателя, слишком ностальгичен. А между тем эта книга одна из лучших у Башевиса. Именно в ней видно, как он сопрягает великое и малое.