Алексей Мокроусов 8 февраля 2016
Поделиться

[parts style=”clear:both;text-align:center” captions=”true” type=”seealso”]
[phead]Персонажи мультфильма «38 попугаев». Художник‑постановщик. Леонид Шварцман. Киностудия «Союзмультфильм»[/phead]
[part]

«НЕреальные герои»

Москва, ВДНХ, Павильон № 2,

до 28 февраля

ВДНХ меняет профиль — здесь все больше выставок, посвященных таким популярным темам, как советская мода и история авиации, монументальное искусство соцреализма и кино. Это серьезные проекты музейного уровня, с по‑настоящему редкими экспонатами, а не их фотокопиями.

Экспозиция, рассказывающая о художниках и персонажах «Союзмультфильма» (сейчас обсуждается идея создания посвященного студии постоянного музея), объединила более 700 экспонатов, большинство из которых показывают впервые, — рисунки, покадровые экспликации и выглядящие неожиданно большими декорации. Фильмы показывают прямо в залах, но звук выстроен правильно и не мешает смотреть одновременно «Ну, погоди!», мультсериалы о Винни‑Пухе, Малыше и Карлсоне, трех персонажах из Простоквашино и прочих героях, ставших частью детства миллионов.

Среди художников, о которых вспоминают в бывшем павильоне «Народное образование», — Федор Хитрук, Юрий Норштейн, Франческа Ярбусова, Эдуард Назаров, Лев Мильчин, Леонид Носырев, Борис Дежкин. Рассказывается и о многих мультфильмах Леонида (Израиля) Шварцмана. Уроженец Минска — в семье говорили на идише, — в войну он работал на танковом заводе, а в 28 лет поступил на «Союзмультфильм», где стал знаменит как художник‑постановщик цикла о Чебурашке и сериала «38 попугаев», а также как режиссер сериала про обезьянок.

Среди других выставок ВДНХ — посвященная советскому дизайну тканей «История моды: от авангарда к ГОСТу» (павильон № 59, до 28 февраля). Эпиграфом к ней стала фраза Осипа Брика из статьи 1918 года: «Фабрики, заводы, мастерские ждут, чтобы к ним пришли художники и дали им образцы новых, невиданных вещей». Круг откликнувшихся широк — от Ильи Чашника, Сони Делоне и Оскара Грюна до кинетистов, оп‑артистов и других авторов 1960‑х, включая Элия Белютина и Льва Нусберга. Есть диковинные вещи, вроде платка из серии «15‑летие Октябрьской революции», где портрет Ленина выполнен в редкой иконографии Спаса в Силах, сам вождь на престоле, в ролях апокалиптических животных — Маркс, Энгельс, Троцкий и Калинин.

Экспонаты предоставлены музеями, архивами и коллекционерами — всего около 100 эскизов, фотографий и костюмов.

[/part]
[phead]Хаим Грановский. Коллаж. Обложка издания Ильязда «лидантЮ фАрам». Париж: Сорок первый градус, 1923[/phead]
[part]

«Ильязд. XX век Ильи Зданевича»

Москва, ГМИИ им. А. С. Пушкина

до 14 февраля

Выставка, подготовленная по материалам частных и музейных собраний России и Франции, посвящена месту livre d’artiste в наследии поэта, романиста и издателя Ильи Зданевича, он же Ильязд (1894, Тифлис — 1975, Париж). Большую часть семи залов на Волхонке занимают «книги художника», выпущенные Ильяздом с собственными стихами и с текстами других поэтов, от Блеза Сандрара до Бориса Поплавского. Среди иллюстраторов — крупнейшие модернисты: Пикассо (он оформил девять книг), Матисс и Сюрваж. Выставлена знаменитая антология «Поэзия неведомых слов» (1949) со стихами 21 автора, создавшая такие неожиданные дуэты как Алексей Крученых — Джакометти, Велимир Хлебников — Марк Шагал, Антонен Арто — Жорж Брак, Ильязд — Фернан Леже, Тристан Тцара — Жоан Миро. Есть и стихотворение второй жены Ильязда, нигерийской принцессы Ибиронке Акинсемоин. Нацисты заключили ее в концлагерь, откуда она вернулась больной, и вскоре умерла от туберкулеза.

42 года назад книгу показывали в Эрмитаже, имеющем собственный экземпляр, каждое ее явление публике — запоминающееся событие.

Среди других экспонатов — афиши балов, организованных Союзом русских художников в Париже в 1920‑х годах, а также материалы, касающиеся сотрудничества Ильязда с домом Chanel. Показывают выполненные Зданевичем эскизы тканей, равно как и эскизы Сони Делоне.

[/part]
[phead]Владимир Дубосарский и Александр Виноградов. Мосфильм. 2014. Галерея «Триумф»[/phead]
[part]

«Рабочий и колхозница. Личное дело»

Москва, Павильон «Рабочий и колхозница»

до 28 февраля

Что бы ни говорили, но скульптура «Рабочий и колхозница», некогда водруженная на советском павильоне в Париже и позже нашедшая приют в районе ВДНХ (а ведь думали о Ленинских горах), — главный символ советской эпохи. Тут и противостояние с германским орлом, водрузившимся в 1937 году в Париже над павильоном напротив, и заставка киностудии «Мосфильм», определившая визуальную культуру нескольких поколений, и просто мощь удивительного по исполнению проекта, вобравшего в себя коммунистический миф полностью и без лакун.

Идея скульптуры принадлежала архитектору Борису Иофану, автору павильона на Парижской выставке, нуждавшегося в завершении движения, которому было подчинено все здание. Для исполнения организовали закрытый конкурс с участием Шадра, Манизера и других мэтров. Победила Вера Мухина, автор, обласканный властью, но мало что осуществивший из крупных проектов. На создание «Рабочего и колхозницы» Иофана натолкнула идея античной статуи «Тираноборцы», изображающей Гармодия и Аристогитона с мечами в руках. В 514 году до н. э. они попытались убить тирана Гиппия, но в итоге погибли сами. Памятник им на Акрополе работы Крития и Несиота украли персы, скульптуры героев дошли до наших дней в виде римской копии. Повлияла на Иофана и динамика древнегреческой статуи Ники Самофракийской. Иофан хорошо знал античность, после окончания школы изящных искусств в Риме в 1916 году он восемь лет работал в Италии. Среди построек будущего автора Дворца Советов — школы, дома, виллы от Калабрии до Рима и больница в Перудже.

Выставка интересно сделана — история памятника соседствует с произведениями современного искусства, посвященными как шедевру Мухиной—Иофана, так и советским образам и стереотипам. Среди авторов — Борис Орлов, Дмитрий Пригов, арт‑группировка «ЗИП» и Александр Повзнер. Сопроводительные материалы к экспонатам можно собирать во всех залах и в итоге объединить специально выдаваемой скрепкой.

[/part]
[phead]Эфраим Мозес Лилиен. Иллюстрация к Библии. 1908. Париж. Музей искусства и истории иудаизма[/phead]
[part]

Моисей. Образы пророка

Париж, Музей искусства и истории иудаизма

до 21 февраля

Фундаментальную выставку готовили три года, она объединила эпохи от античности до наших дней. Полторы сотни картин и рисунков — от Пуссена до Гюстава Моро, от Филиппа де Шампаня до израильских художников, рукописи, книги и фрагменты кинофильмов, включая Микеланджело Антониони, — воссоздают образ важнейшего пророка трех религий, считающегося самым изображаемым пророком в истории. Показывают изображения Моисея из синагоги Дура Европос, восходящие к III веку н. э. — далеко не все древние еврейские общины соблюдали запрет на изображение людей, и открытые в Сирии во время раскопок 1930‑х годов, которыми руководил знаменитый российский историк‑эмигрант Михаил Ростовцев. И в ХХ веке образ пророка остается важнейшим в интеллектуальных дебатах, в том числе связанных с правами человека и целых народов. На выставке вспоминают о знаменитом диалоге ребе Абрахама Хешеля и Мартина Лютера Кинга («черного Моисея»), не раз обращавшегося к фигуре Моисея.

[/part]
[phead]Галия Гур‑Зеев. Плакат к выставке «Трамвай “Желание”». 2015. Коллекция автора[/phead]
[part]

Конечная остановка —«Желание»

Хоэнемс, австрия, Еврейский музей

до 14 февраля

Самый длинный трамвайный маршрут Иерусалима, номер 3, ведет из еврейских кварталов в западной части города в арабские в восточной. Австрийская выставка выстроена вокруг фотографий израильской художницы Галии Гур‑Зеев, которые она снимала на протяжении полугода, дополнив их видео. В кинопрограмме множество картин, в том числе лента самого культурного телеканала в мире, франко‑немецкого АRТЕ, — «24h Jerusalem» — в съемках в течение одного апрельского дня 2013 года участвовало сразу 79 киногрупп. Здесь немало уникальных экспонатов, напоминающих как о священных зданиях Иерусалима (в эпоху Возрождения их модели широко распространялись в Европе), так и истории. Показывают, в частности, латинский перевод книги путешествий ребе Ури бен Симона «Ихус а‑авот», вышедший три года спустя после первого венецианского издания на еврейском (1669). Благодаря многочисленным иллюстрациям эти записки не раз выпускались позднее в виде свитка или даже настенного издания.

[/part][/parts]

КОММЕНТАРИИ
Поделиться

The Guardian: История Максвелла Смарта. «В 10 лет я бежал от нацистов…»

Больше всего Смарт боялся не голода, не холода, не боли и не нацистов. «Одиночество: вот что было самое страшное». Чтобы как-то убить время, он часто мысленно рисовал лес. «Кажется, я придумал абстрактный экспрессионизм задолго до того, как он стал популярен. В моем воображении я был свободен». Смарт обращался к Б-гу с упреками: «Почему ты создал меня евреем? Для чего?» А «Б-г послал ему друга»...

Пятый пункт: «Хизбалла», изнасилование, фадиха Израиля, Лукашенко, все о синагоге

Чем «Хизбалла» угрожает Израилю? Как во Франции отреагировали на изнасилование еврейской девочки? И какие обвинения президент Беларуси предъявил евреям? Глава департамента общественных связей ФЕОР и главный редактор журнала «Лехаим» Борух Горин представляет обзор событий недели.

Раши был прав: компьютерный анализ подтвердил уникальный статус некоторых трактатов Талмуда

Сначала исследователи ввели в базу данных большой объем текста из двух Талмудов, что позволило алгоритму машинного обучения выучить обе версии арамейского языка. Затем исследователи предоставили компьютеру дополнительные неразмеченные разделы на арамейском языке из обоих Талмудов, и алгоритм смог точно определить происхождение текстов, подтвердив, что программа понимает лингвистические различия между ними. В конце концов были введены все трактаты обоих Талмудов