Хроника

За гранью психоанализа

Илья Карпенко, Евгений Мовшович, Инна Шварцман 11 августа 2017
Поделиться

75 лет назад, 11-12 августа 1942 года, в Змиевской балке были расстреляны 27 тысяч жителей Ростова-на-Дону, подавляющее большинство из них евреи.  Среди убитых нацистами была и психоаналитик Сабина Шпильрейн.

Жизнь Сабины Шпильрейн оказалась сложной и полной терний. И не только жизнь, но и посмертная судьба ее научной работы – более 60 лет ее имя было предано забвению! Лишь несколько лет назад, после того как в подвале женевского дворца Вильсон, где раньше располагался Институт психологии, были найдены ее дневник и неизвестная переписка между Фрейдом, Юнгом и Шпильрейн, о ней вспомнили и заговорили. До сих пор, наверное, нет ни одной достоверной фотографии Сабины, мало документально подтвержденных сведений о ее жизни. Но первые 19 и последние 20 лет жизни этой женщины, ученой с мировым именем, связаны с Ростовом-на-Дону.

Сабина Нафтуловна (Николаевна) Шпильрейн-Шефтель родилась в 1885 году в Ростове. Ее отец Нафтула Шпильрейн был удачливым предпринимателем, поэтому семья была обеспеченной, вела светский образ жизни. Мать Ева Люблинская работала стоматологом и владела собственным трехэтажным доходным домом в центре Ростова, на улице Пушкинской. Среди предков по материнской линии в роду Шпильрейн было немало известных и уважаемых раввинов. По традиции богатых и образованных еврейских семей Сабина получила блестящее образование.

Окончив в 1904 году с золотой медалью ростовскую Екатерининскую женскую гимназию, 19-летняя Сабина должна была продолжить занятия медициной в Цюрихе. Но у девушки обнаруживается психическое расстройство, и она становится первой пациенткой молодого психоаналитика Юнга.

В результате Сабина все-таки получила медицинское образование. В возрасте 26 лет ей была присвоена степень доктора медицины за написанную вместе с Юнгом работу «О психологическом содержании одного случая шизофрении». Исследование было посвящено описанию ее собственного медицинского случая…

Научные заслуги Сабины Шпильрейн – доктора медицины, члена Венского, Швейцарского и Русского психоаналитических обществ, ученицы Зигмунда Фрейда и Карла Густава Юнга, с которыми ее связывали глубокие личные отношения, – в том, что она, задолго до Фрейда и Фромма, выявила глубинные истоки человеческой деструктивности, успешно реализовала попытку интеграции в психологии альтернативных течений научной мысли. В 1923 году в Москве, устраиваясь на работу в Государственный психоаналитический институт и заполняя анкету, кроме стандартных вопросов и более-менее стандартных ответов Сабиной сделаны две собственноручные приписки: «В психоаналитическом институте считала бы необходимым лично наблюдать детей, чтобы беседы с руководительницами не сводились к чисто теоретическим рассуждениям и “платоническим” советам заочно»; «Работаю с наслаждением, считая себя рожденной, “призванной” как бы для моей деятельности, без которой не вижу в жизни никакого смысла».

Однако если научная деятельность Сабины Шпильрейн проходила в основном в Цюрихе, Женеве, Вене, Берлине, Мюнхене, Москве, ее семейная жизнь всё-таки была связана с Ростовом. 1 июня 1912 года в ростовской синагоге состоялся обряд бракосочетания между Сабиной Шпильрейн и врачом-педиатром Файвелом Шефтелем. У них рождаются две дочери – Рената и Ева, обе удивительно одаренные музыкально. Но жизнь семьи складывается трагически.

В застенках НКВД гибнут три брата Сабины: Ян – электротехник, член-корреспондент АН СССР, Исаак – психолог, профессор, основавший и возглавивший Психотехническое общество СССР, и Эмиль – биолог, доцент, декан биологического факультета Ростовского университета. В 1937 году умирает от инфаркта муж Сабины Файвел. Скончался, не перенеся смерти близких, любимый отец. В последние десятилетия жизни Сабина Шпильрейн оказалась сломленной, жила очень бедно.

В ноябре 1941 года, во время первой оккупации Ростова-на-Дону фашистскими войсками, Сабина имела возможность эвакуироваться. Но не сделала этого. Она была уверена, что Германия – страна высокой культуры и передовых научных идей – не способна породить такое психическое уродство, как готовность истреблять себе подобных без причины и повода.

В июле 1942 года во время боев за Ростов дом, в котором жила семья Шпильрейн, сгорел. Пришлось перебраться в один из пустующих домов по соседству. Он оказался совсем рядом с одним из печально известных «Сборных пунктов для еврейского населения»… 11 августа 1942 года Сабина Шпильрейн и обе ее дочери, Рената и Ева, были расстреляны вместе со многими тысячами ростовчан в Змиевской балке.

«Посреди большого поля вырастите дуб и напишите: я тоже однажды была существом мыслящим и страдающим, меня звали Сабина Шпильрейн…»

Так изложила она свою последнюю волю в одной из дневниковых записей. Несколько лет назад по инициативе Ростовской психоаналитической ассоциации ее воля была исполнена. На территории мемориала «Змиевская балка», где захоронены тысячи евреев – жертв нацизма, посажены молодые дубки и установлена мемориальная доска. И каждый раз коллеги Сабины Шпильрейн – психоаналитики, приезжающие в Ростов на научные форумы, – приходят сюда, к месту скорби и памяти. Чтобы не доверяться причудливым извивам подсознания, а увидеть глазами и запомнить сердцем.

(Опубликовано в №163, ноябрь 2005)

Поделиться