Академия

University of Cambridge: Первые владельцы Ленинградского кодекса: T‑S 10J30.7

Роль Библии в караимской традиции была такова, что мы, несомненно, можем предположить, что эта община хотя бы отчасти несет ответственность за изготовление в X‑XI веках таких замечательных рукописей, как Ленинградский кодекс, не говоря уже о возможном участии караимов в деятельности масоретов в Тверии. Караимы представляли собой важную социальную, экономическую и политическую силу в Египте и существенную интеллектуальную силу в Земле Израиля, и это позволяло им заказывать тексты такого качества и ценности, а возможно, и требовало от них этого.

Письма о деловой жизни, достатке и заработке

Деньги, которые человек зарабатывает, не являются самоцелью. Они лишь средство для удовлетворения потребностей. Какой смысл зарабатывать деньги, а потом, не дай Б‑г, тратить их на врачей? Лучше обойтись и без такого заработка, и без трат на лечение, и быть здоровым. Главное — не заработанные деньги, а уверенность в том, что они будут потрачены с пользой и принесут радость.

The New Yorker: Невероятное родство «Бэмби» и «Превращения» Кафки

Начиная с Генриха Гейне в начале XIX столетия и вплоть до австрийского литератора Феликса Зальтена на пороге Второй мировой войны целый ряд немецко‑еврейских авторов писали истории о животных, похожих на людей. По большей части образы животных отражают судьбу европейского еврейства, не вдаваясь в особые аллегории, хотя нередко возникает большое искушение читать их как аллегории.

Почему шабат — это наше все?

В трактате «Шабат» мудрецов заботит лишь неумышленное нарушение субботы, за которое раввинистический закон налагает искупительную жертву — хатас. Таким образом выходит, будто в талмудическую эпоху намеренное нарушение субботы просто не встречалось среди евреев. Мудрецы Талмуда не могли себе представить еврейскую общину, подавляющее большинство которой попросту игнорировало бы законы шабата, как это делает, к примеру, современное американское еврейство.

Кагалы тайные и явные: еврейские общины в войне 1812 года

Евреи искренне реагировали на предложения о сотрудничестве в разведке или в тайной полиции, воспринимая эту полную опасностей деятельность как естественное выражение их приверженности России. Их выбор поддерживался антинаполеоновской агитацией лидера белорусского еврейства, основоположника движения Хабад рабби Шнеура-Залмана. Будучи раввином местечка Ляды, Алтер Ребе взял на себя задачу практической организации разведки.

Что в имени тебе моем?..

Если верующий ведет себя правильно, люди говорят: «Смотрите, какой он честный и порядочный — это потому, что Б‑г дал ему правильные заповеди». Если же, не дай Б‑г, верующий согрешил — тем самым он осквернил Имя Б‑жье в глазах окружающих. Для нас это самый страшный грех.
Вся академия

Содержание номера


Выбор редакции

События и комментарии

Бобби Фишер. Последний ход короля

Десять лет назад ушел из жизни один из самых уникальных и неординарных шахматистов в истории – Роберт Джеймс Фишер. Он родился в Чикаго 9 марта 1943 года. Отец – немец, биофизик, мать швейцарская еврейка – сестра милосердия и учительница. Регина Фишер училась в Ленинградском медицинском институте, но, не окончив, в 1941 году уехала с мужем в Америку. Помимо Бобби, у Регины была еще старшая дочь Джоан. Именно сестра научила играть в шахматы Бобби, когда ему было всего шесть лет.

Как быть антисемитом

Я, конечно, не эксперт по извинениям, но мне кажется, что если уж ты обвиняешь евреев в том, что они «буквально захватили в свои руки реальную власть», то после этого не стоит извиняться. Раньше антисемиты умели быть антисемитами. И новое поколение мракобесов лучше бы держало свои извинения при себе. Не обладая здравым смыслом, милосердием и цивилизованностью, они должны хотя бы иметь смелость придерживаться собственных убеждений.

The New Yorker: Аарон Аппельфельд и литературная истина в памяти о Холокосте

Он почти всегда писал о прошлом, часто с точки зрения ребенка‑изгнанника, которому приходится существовать среди растерянных взрослых, напуганных окружающими опасностями: все время ошибающихся, обманывающих самих себя, надломленных Холокостом. Аппельфельд писал, чтобы противостоять забвению среди народа, стремившегося придумать себя заново.
Все события и комментарии