Трансляция

Washington Post: Как ультраправые стараются заполучить маловероятного союзника — евреев

Энтони Файола 9 декабря 2016
Поделиться

4 декабря стало известно, что Норберт Хофер, лидер австрийской ультраправой Партии свободы, проиграл на выборах президента своему сопернику Александру Ван дер Беллену. Накануне «Вашингтон пост» опубликовала материал, содержащий анализ отношений Партии свободы в частности и праворадикальных партий вообще с Израилем и еврейским сообществом. Предлагаем вниманию читателей этот обзор.

В ноябре в Вене, в шикарном Гранд‑отеле, прошло удивительное мероприятие под названием «Новая конференция по антисемитизму», приуроченное к годовщине Хрустальной ночи (9–10 ноября 1938 года), когда нацисты разгромили тысячи еврейских предприятий и сотни синагог в десятках городов Германии и Австрии. Специальным гостем конференции был израильский суперразведчик, выследивший нацистского преступника Адольфа Эйхмана. Но более всего в этой конференции впечатляет ее спонсор: Австрийская партия свободы, праворадикальное националистическое движение, которое было основано в том числе бывшими нацистами, борется против иммиграции и вот‑вот получит президентское кресло.

«Это одна из самых произраильских партий в Европе», — настаивает Михаэль Клейнер, участник конференции и бывший депутат кнессета.

Воодушевленные победой Дональда Трампа на выборах в США, крайне правые оппозиционные силы по обе стороны Атлантического океана пытаются пробиться в политический мейнстрим. При этом многие из них стараются избавиться от старейшего и самого опасного своего клейма — обвинения в антисемитизме.

В США ближайший советник Трампа Стивен Бэннон отбивается от подобных обвинений, а ультраконсервативные еврейские деятели бросаются на его защиту. Используя как площадку Breitbart News — сайт, возглавляемый Бэнноном и известный как «платформа для альтернативных правых», движения белых шовинистов, часто выражающих антисемитские взгляды, — эти деятели называют его «почетным евреем» и человеком «без единой антисемитской косточки в теле».

Во Франции, Нидерландах и Швеции правые националисты срочно отказываются от антисемитизма, давно пустившего корни в их рядах. Критики говорят, что ультраправые партии в Венгрии и Греции остаются рассадниками антисемитизма. Но все же, в то время как европейские левые требуют бойкотировать Израиль из‑за его отношения к палестинцам, многие популисты‑националисты громогласно заявляют о своей полной поддержке Израиля.

Нигде этот ребрендинг не был столь эффективен, как в Австрии. Кандидат от Партии свободы Норберт Хофер будет бороться с левоцентристским кандидатом на перевыборах президента, назначенных после успешного иска крайне правых в Конституционный суд о пересмотре результатов майских выборов, которые Хофер проиграл, правда с незначительным отставанием. К выборам 4 декабря Хофер и его соперник подходят ноздря в ноздрю. Хотя должность австрийского президента традиционно носит, скорее, представительский характер, она подразумевает и некоторые нечетко оговоренные полномочия, которые Хофер поклялся расширить. В случае победы Партии свободы Хофер стал бы первым ультраправым главой государства в Западной Европе со времен нацистской Германии. Его президентство означало бы также огромный шаг вперед для Партии свободы, основанной в 1950‑х и поначалу возглавляемой бывшим офицером СС. Сегодня ее лидер — Хайнц‑Кристиан Штрахе, возглавивший партию в 2005‑м, после раскола и выхода из партии ее предыдущего лидера Йорга Хайдера, известного своим плохо скрытым преклонением перед Адольфом Гитлером. Штрахе метит в канцлеры и собирается бороться за роль главы государства на выборах, которые могут состояться уже в следующем году.

Сторонники Норберта Хофера, кандидата в президенты от праворадикальной Австрийской партии свободы, держат маски с его портретом на сентябрьском митинге в Вене

Руководство партии не только утверждает, что очистило партийные ряды от антисемитов, но и заявляет, что имеет общую цель с Израилем и еврейским народом: контролировать распространение ислама. Партия свободы заявляет о своем намерении защищать местную «иудео‑христианскую» культуру путем прекращения исламской иммиграции и установления контроля за австрийскими мечетями. Эта задача, по их словам, тем более насущна теперь, когда в Европу прибыл почти миллион беженцев с Ближнего Востока.

«Ислам не является частью Австрии», — заявил Хофер на конференции по антисемитизму, сидя рядом со знаменитым израильским охотником за нацистами Рафаэлем Эйтаном. «А к 2050 году 50% детей в возрасте до 12 лет в Австрии будут мусульманами. <…> Необходимо противостоять той политике, которая позволяет изменять облик Австрии и всей Европы».

В своей кампании по завоеванию расположения евреев и израильтян Хофер зашел далеко — аж на Храмовую гору, куда совершил паломничество в 2014 году во время своего визита в Израиль. А Штрахе в апреле этого года возложил венок к мемориалу жертвам Холокоста в «Яд ва‑Шем».

Израильское правительство по‑прежнему настороженно относится к Партии свободы с ее ультраправыми корнями и потому не устраивало официального приема ее представителям. Однако Давид Лазар, советник Хофера, еврей, заявил, что в апреле состоялись неофициальные встречи Штрахе с некоторыми израильскими министрами; называть имена он отказался.

Лазар, называющий Партию свободы одним из немногих друзей Израиля в Европе, изображает мусульман в Австрии как серьезную угрозу для евреев. Он ссылается на резкий рост числа антисемитских инцидентов. В 2015 году, согласно австрийскому Форуму против антисемитизма, количество подобных происшествий подскочило на 82%, достигнув 465 случаев, включая два нападения на людей. Форум не сообщает, в каком количестве случаев виноваты мусульмане, но отмечает свою озабоченность «ростом насилия, вызванного исламистскими взглядами».

Партия свободы заявляет, что одним из первых официальных визитов Хофера, если он выиграет выборы, будет визит в Израиль. А Штрахе обнародовал пылкий призыв к австрийскому правительству помочь Израилю бороться с пожарами, в возникновении которых в том числе обвиняют арабских националистов.

«Новый антисемитизм в Австрии, в Европе завезен и распространяется исламистами, — говорит Лазар. — Австрии важно сохранять иудео‑христианскую традицию. Ислам же не является ее частью».

Еврейская община в сегодняшней Австрии насчитывает немногим более 8 тыс. человек, это бледная тень довоенного еврейского населения, достигавшего 185 тыс. Спикеры Партии свободы говорят, что евреи сейчас составляют столь малую часть электората, что партия в своем филосемитском курсе не руководствуется никакой политической выгодой — только подлинным стремлением к сближению.

Однако критики обесценивают это заигрывание с евреями, видя в нем лишь показуху, призванную пустить пыль в глаза нееврейским центристам, представив партию реформированной и обновленной. Кроме того, эта стратегия служит тому, чтобы завуалировать по‑прежнему центральную для партии расистскую идею, на этот раз направленную против мусульман. Локальные кандидаты от Партии свободы развесили по всей Австрии билборды со слоганами вроде: «Любовь к родине, а не к марокканским ворам» или «Новые квартиры вместо новых мечетей».

Австрийские евреи разошлись во мнениях относительно Партии свободы. Некоторые, как, например, 28‑летний веб‑дизайнер из Вены Михаэль Канер, поддерживают партию. Хотя его семья, в особенности его мать однозначно не одобряет его решения голосовать за Хофера, Канер говорит, что он очень обеспокоен сообщениями о нападениях мусульман на евреев и «устал» от антиизраильских выступлений левых австрийских политиков.

Хофер по‑прежнему иногда прикалывает на лацкан пиджака василек — символ германского национализма, введенный в употребление нацистами. Он также посещает венский бал студенческого братства, известный своими националистическими корнями. Но Канер говорит, что его это не беспокоит.

«Они не неонацисты. Может, нам еще потребовать, чтобы они перестали носить одежду Hugo Boss, раз нацисты тоже ее носили? — говорит он. — Я знаю и других евреев, которые голосуют за Хофера, только они стесняются в этом признаться».

Однако звучат и критические еврейские голоса, которые разносят еврейскую общину Австрии за то, что она не противостоит травле мусульман, устроенной Партией свободы.

«Это нравственный вопрос для австрийских евреев», — говорил Карл Пфайфер, австрийский еврейский журналист и литератор. В детстве он бежал из Австрии во время аншлюса и вернулся после Второй мировой войны. «Партии, которая настраивает народ против меньшинства, нельзя доверять, — говорит он. — И мы должны понимать это лучше, чем кто‑либо».

Критики Партии свободы считают ее декларативные попытки подружиться с евреями очковтирательством. В 2011 году Хофер заявил одному ультраправому немецкому изданию, что ученый Конрад Лоренц, который высказывал идеи, практически неотличимые от нацистской расовой теории, — это один из его идеалов. А уже в этом году немецкая газета Bild предъявила Хоферу фотографию его помощника Рене Шиманека в молодости — на неонацистском сборище с дубинкой в руках.

Хофер признал подлинность фотографии, но сказал, что Шиманек «никогда не обвинялся и не был осужден» за это происшествие. Он также сказал, что это происходило «30 лет назад и не следует использовать против человека свидетельства такой давности».

При Штрахе Партия свободы действительно выгнала из своих рядов антисемитов, например, в прошлом году исключила одного крупного политика за то, что тот солидаризовался со статьей, обвиняющей «евреев по всему миру» в кризисе, постигшем Европу в связи с наплывом беженцев. В этом году партия проголосовала за установку памятника в деревне, где нацисты убили около 10 тыс. австрийских евреев.

При этом в 2012 году Штрахе опубликовал на своей страничке в Фейсбуке карикатуру, изображающую толстого банкира с преувеличенно длинным носом, — все осудили ее как антисемитскую. И, как говорят противники партии, антисемитизм по‑прежнему процветает в ее кулуарах. Они цитируют праворадикальные австрийские журналы вроде Die Aula, со страниц которых выступает Партия свободы. В прошлом году журнал опубликовал статью о «страданиях», причиненных освобождением нацистского концлагеря Маутхаузен австрийцам, живущим по соседству: оказывается, освобожденные узники тут же «занялись грабежом, мародерством, убийствами и изнасилованиями».

«Правые обнаружили в себе любовь к еврейству», — сказал Ариэль Музыкант, австрийский еврей и вице‑президент Всемирного еврейского конгресса. Он назвал эту инициативу к сближению «странной» и добавил: «Мы отвергаем подобные попытки».

Оригинал публикации: How the far right is trying to woo an unlikely ally — Jews

Поделиться

Тайна «Хрустальной ночи»

В ночь с 9 на 10 ноября 1938 года нацисты осуществили по всей Германии самый страшный за все годы еврейский погром, который вошел в историю нацистских злодеяний под названием «Хрустальная ночь». Ненависть нацистов к евреям выплеснулась на улицы и превратилась в волну узаконенного насилия невероятного размера.